Краевое управление федеральной службы исполнения наказаний заканчивает перепись контингента, содержащегося в колониях и следственных изоляторах Ставрополья. Суд

Масштабное мероприятие проводилось во всех исправительных учреждениях страны, но не поголовно, а по разработанной научно-исследовательским институтом ФСИН методике. Специальные анкеты были заполнены на всех без исключения несовершеннолетних, каждого десятого мужчину и каждую вторую женщину.

Это уже восьмая по счету перепись в истории пенитенциарных систем Советского Союза и России, начиная с 1926 года. Нужна она, как утверждают ученые, для принятия квалифицированных политических, законодательных и управленческих решений. А в свете намеченной реформы уголовно-исполнительной системы страны ( «СП» писала об этом в материале «Отказ от наследия ГУЛАГа», 13.10.09) нужно знать, сколько колоний нового типа необходимо обустроить или перестроить в тюрьмы, как предполагается в нашем крае.

– Сегодня в системе краевого УФСИН находятся 10 колоний и два СИЗО, – сказал «СП» начальник отдела воспитательной работы с осужденными УФСИН России по СК подполковник внутренней службы Олег Степаненко. – В них содержатся более 17 тысяч человек. А переписано – 2269. Собственно, именно сама перепись во всех исправительных учреждениях России была проведена в течение недели и завершилась еще 18 ноября. Но до конца месяца у контролеров имеется возможность проверить правильность заполнения переписных листов, внести собранную информацию в электронную базу данных и потом уже отправить документы в Тверь, в НИИ информационных и производственных технологий ФСИН России.

Из института прислали (в том числе и в край) две формы анкет или, точнее, переписных листов. Одна – для осужденных, отбывающих наказание в колониях, а другая – для содержащихся в СИЗО и тех, в отношении кого приговор не вступил в законную силу. Первая анкета представляет собой небольшую брошюрку из восьми страниц, на которых напечатано около 80 вопросов. Причем лишь на четыре из них отвечали сами сидельцы, а все остальные заполнялись «счетчиками» (их функции выполняли в основном специалисты воспитательных служб) в соответствии с данными из личных дел осужденных.

Что же интересует научных работников? Например, «вид режима учреждения, где назначено отбывание наказания», «место содержания на день переписи (допустим, штрафной изолятор)». А вот «персональные» вопросы такого характера: «отношение к религии», «оказывалась ли ранее помощь в бытовом и трудовом устройстве после освобождения из исправительного учреждения?» (это, понятно, для тех, кто не в первый раз за решеткой), «имеет ли жилье, куда может вернуться после освобождения?», «ожидает ли столкнуться с трудностями при трудоустройстве после окончания срока?» и т. д.

Вопросов типа «применялось ли насилие (сколько раз и с какими последствиями) со стороны сотрудников следственного изолятора или колоний-тюрем?» в анкетах не было. Равно как и таких: «Почему не выполняете законные требования администрации ИУ по соблюдению режима содержания?». Вероятно, ученые мужи поинтересуются этим в следующий раз, когда будет проводиться «поголовная» перепись. Пока же это занятие слишком дорогое.

Для содержащихся в СИЗО брошюрка в два раза тоньше и вопросов, естественно, меньше. Основные – медицинской направленности: «болеет ли туберкулезом?», «где был ВИЧ инфицирован?», «состоит ли на учете как потребитель наркотиков и когда их употреблял в последний раз?». Не забыли спросить человека, ожидающего своей участи в следственном изоляторе, о том, сколько времени знакомился с уголовным делом, о месте содержания под стражей (в маломестной или общей камере, карцере, больнице) и сколько раз проводились следственные действия во время содержания под стражей. Кстати, последнее очень важно, ведь в России нередки случаи, когда люди по полгода или больше находятся в СИЗО, а их просто «забывают» даже вызвать на допрос. Зачем, спрашивается, тогда сидят?

В учреждениях краевого УФСИН перепись прошла, как нас заверили в управлении, без всяких проблем и инцидентов. Ровно через год информация, полученная из всех исправительных учреждений страны, будет изучена и проанализирована, а по итоговым материалам НИИ ФСИН России планирует выпустить специальное издание. Кроме того, в ноябре-декабре 2010 года институтом намечено провести международную научно-практическую конференцию и обсудить идеи, которые, несомненно, должны появиться к тому времени.

Игорь ИЛЬИНОВ