На Нефтекумье земельные споры особенно жарки. Это объяснимо. Других источников дохода в селах и аулах практически нет. Поэтому пай становится спасательным кругом в условиях полутеневой экономики, являющейся еще одним характерным местным признаком.

В ноябре 2013 года во дворе Нефтекумской районной администрации прогремел взрыв. В своем автомобиле погиб председатель ООО СПК «Восток» Султан Аджиахметов. Подозреваемый в совершении преступления арестован, идет следствие. С уходом руководителя фактически исчезло с экономической карты района и ставшее банкротом СПК. Земли хозяйства, расположенные на территории двух сельсоветов – Тукуй-Мектебского и Кара-Тюбинского, тем не менее не простаивают.

Не выделенные изначально в физическом смысле, то есть территориально, паи начинают обретать конкретных, «привязанных к местности» собственников и арендаторов. Однако вопрос, где получить свой земельный надел, как выяснилось, далеко не праздный. И даже там, где на общем собрании пайщиков изначально определяли территорию, где давать землю тем, кто в числе первых решил выйти из массива общедолевой собственности, далеко не во всех случаях дела обстоят гладко. Членам рабочей группы межведомственной комиссии по социально-экономическому развитию восточных районов края многие конфликты, возникшие на этой почве, приходится гасить в режиме ручного управления.

Вот один из таких примеров. В Кара-Тюбе из числа владельцев паев сформировалась инициативная группа, движимая идеей создать на своей земле народное предприятие. Идея хорошая, тем более что «народники» сделали ставку на животноводческую отрасль, а не пожелали пойти по проторенной дорожке зернопроизводства. Явный перекос в сторону растениеводства не идет на пользу аграрному сектору востока, где традиционно занимались овцеводством, молочным животноводством. Иждивенческое отношение к земле – побольше распахать, вырастить урожай и выгоднее продать, а после нас хоть потоп, – уже нанесло урон природному потенциалу региона. Распахать пастбище легко, а вот на восстановление его требуется не менее полустолетия. Орошаемая пашня народного предприятия, которая в складчину составила 320 га, планируется для выращивания кормовых культур, 270 га пастбищ – по прямому назначению. Выдел попал в зону арендаторских интересов фермера Заурбека Шерпеева. В начале прошлого года в силу сложившихся финансовых трудностей «Восток» передал земли в субаренду КФХ «Шерпеев З.Ш.». А на декабрь пришлось время окончания срока договоров об аренде с пайщиками. Это обстоятельство, видимо, отчасти и стало стимулирующим началом для создания нового предприятия. Не без посредничества «восточной» рабочей группы (этому было посвящено специальное совещание) договориться сумели. З. Шерпеев дал согласие на выдел. Осталось убрать урожай. После этого народное предприятие может приступить к работе. А сегодня решаются организационные вопросы.

Поначалу в ауле Тукуй-Мектеб ничто не предвещало проблем. На общем собрании пайщиков определили место на карте, где могут брать землю те, кто решил выделиться. Однако инициативную группу во главе с бывшим руководителем сельсовета аула Тукуй-Мектеб М. Эльгайтаровым и его зятем Р. Ярыковым не устроило это решение. Закон предусматривает два пути выхода из коллективно-долевой собственности: или принятие решения на общем собрании, или публикация в местной газете о желании выделить свой надел и утверждение межевого плана. Члены инициативной группы выбрали второй путь, не обремененный большой публичностью. И спешно начали оформление межевых дел. Часть площади, на которую они претендуют, собственно, уже прошла через процедуру регистрации. Подлило масла в огонь, кстати, и своего рода соглашательство со стороны пострадавшей стороны (аульчане лишились традиционных мест выпаса личного скота близ поселения). Р. Ярыков взял на себя оформление выдела людям земельных паев, а за свои услуги, видимо, по договоренности с ними, забирает пастбища. 270 га уже поставлено им на кадастровый учет. Как шутят работники кадастра, кто раньше встал, того и тапки. На уровне же человеческого фактора страсти кипят, тем не менее, нешуточные. В разгар конфликта обстреляли машину Р. Ярыкова. К счастью, в автомобиле никого не было. Можно только предположить, что далеко не все аульчане в восторге от оперативности и предприимчивости инициативной группы. А может быть, причина стрельбы иная. Это, безусловно, дело следствия.

Представители самой инициативной группы «стрелы мечут» в сторону действующего главы сельсовета, который в этом конфликте занял позицию большинства селян. Как бы и по должности обязан это сделать.

Эксперты рабочей группы по востоку пришли к выводу, что нарушения в оформлении земельных наделов имеются с обеих сторон. Более того, есть претензии и к качеству работы службы Росреестра и кадастра. Похоже, продолжение спора будет происходить в суде. Но самый оптимальный путь – научиться договариваться. «Приходится выступать в роли дипломатов и переговорщиков, – отмечает министр по социально-экономическому развитию восточных районов края Александр Коробейников. – Кому-то надо этим заниматься. Иначе, учитывая другие трудности восточных территорий, мы можем получить здесь большие проблемы. На основе конфликтов экономического характера легко разжечь огонь политических страстей».

Жарким был июль 2013 года и в ауле Махмуд-Мектеб, когда погиб в результате покушения руководитель ООО «Махмуд-Мектебское». Что послужило причиной – дележ земли, непредсказуемость разросшегося на востоке теневого сектора экономики, – пока неизвестно. Абсолютно точно то, что споры на меже здесь давно доходят до взаимных публичных оскорблений. Главные претензии Раисы Лойко, представляющей по доверенности интересы группы пайщиков, адресованы к нынешнему руководителю «Махмуд-Мектебского» Зенадину Шандиеву. Земельные интересы переплелились здесь весьма причудливо, так что даже непонятно, кто больше виноват... Или прав? Может, кадастровый инженер, подготовивший межевые дела с наложением участков друг на друга? Или сама Раиса Яковлевна, которая не поторопилась заняться оформлением выдела земли пайщиков? Спор идет за землю вокруг кошары, где выращивает овцепоголовье фермер Таканов, который первым поставил свой участок на кадастровый учет и зарегистрировал. Что теперь делать с совпавшим на плане участком земли? Лойко настаивает на своем и стучит во все «высокие» двери в надежде, что помогут. Ни договариваться, ни идти в суд она не хочет. Конфликт напоминает тлеющий костер, который разгорается от каждого порыва ветра.

Следует признать, что без ясности в земельных отношениях экономику востока из тени не вывести, не навести здесь порядок, не выстроить качественную социальную сферу, не удержать молодежь, не обеспечить занятость населения. Поэтому понятно, что на совещании в Нефтекумске по инициативе министра по востоку говорили не только о частностях. Впрочем, министр бывает в регионе часто и жалобы местных жителей без внимания не оставляет, как и в этот раз.

Главы сельских советов ссылаются на то, что не владеют информацией, где чья земля, кто обрабатывает ее, кто получает доход. Иного мнения руководитель районного управления по сельскому хозяйству и охране окружающей среды М. Джуманьязов: не могут не знать, а если так говорят, это лукавство чистой воды.

Перед местной властью поставлена однозначная задача – иметь земельную карту, из которой будет понятно, кому какой надел принадлежит. А пока главы поселений только пожимают плечами, когда им задают, казалось бы, простые вопросы, трудно надеяться на приход крупного инвестора. Прозрачность – одно из важнейших условий для инвестиционной привлекательности региона.

«Наведение порядка в земельных вопросах – это прежде всего дело Росреестра и службы кадастра, – отмечает А. Коробейников. – Но без помощи местной власти никак не обойтись. Думаю, начавшаяся в этом году кадастровая переоценка земель приведет к большей ясности в этой сфере. По крайней мере, министерство по востоку приложит для этого все усилия. Другим важнейшим направлением должна стать экономическая интеграция. Все меньше остается крупных хозяйств, способных взять на себя ответственность за жизнь в регионе в качестве градообразующих предприятий. Стремление вый-ти из общедолевой собственности со своим паем ведет к все большему дроблению и одновременно ослаблению экономики, налоговой базы, социальной сферы. Что необходимо сделать в этой ситуации? Безусловно, надо создавать систему заготовки и сбыта закупленной у фермеров продукции, интегрировать мелкие хозяйства, что позволит им крепче встать на ноги. Если такая система кооперации заработает, прозрачнее станет налоговая база, сократится «тень» в экономике, учет ресурсов и потенциальных возможностей станет более эффективным. Чтобы это сделать, нужно иметь разумную целевую программу, которая будет учитывать весь спектр проблем востока и предложит пути их решения. Когда такая программа заработает, отпадет нужда так часто прибегать к ручному управлению. Хозяйственный комплекс должен работать как самодостаточная система».

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

В режиме ручного управления / Газета «Ставропольская правда» / 25 апреля 2015 г.