С начала ноября научные сотрудники Государственного астрономического института имени Штернберга (ГАИШ) Московского государственного университета начали вести тестовые наблюдения Вселенной через 100-дюймовый телескоп – главный оптический прибор Кавказской горной обсерватории (КГО).

Купол главного оптического телескопа Кавказской горной обсерватории (КГО) на горе Шатжатмаз в окрестностях Кисловодска

Купол главного оптического телескопа Кавказской горной обсерватории (КГО) на горе Шатжатмаз в окрестностях Кисловодска

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Кавказская горная обсерватория (КГО) на горе Шатжатмаз в окрестностях Кисловодска. Сотрудники ГАИШ МГУ начали вести тестовые наблюдения Вселенной через главный телескоп КГО

Кавказская горная обсерватория (КГО) на горе Шатжатмаз в окрестностях Кисловодска. Сотрудники ГАИШ МГУ начали вести тестовые наблюдения Вселенной через главный телескоп КГО

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Производственные, учебные и научные корпуса Кавказской горной обсерватории. Внизу, на плато Шатжатмаз расположились Горная станция Главной (Пулковской) обсерватории АН РАН, станция института Физики атмосферы, метеостанция и другие научные учреждения

Производственные, учебные и научные корпуса Кавказской горной обсерватории. Внизу, на плато Шатжатмаз расположились Горная станция Главной (Пулковской) обсерватории АН РАН, станция института Физики атмосферы, метеостанция и другие научные учреждения

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Начальник Кавказской горной обсерватории Петр Кортунов

Начальник Кавказской горной обсерватории Петр Кортунов

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Начальник КГО Петр Кортунов и автор статьи вспоминают, что было на этом месте семь лет назад

Начальник КГО Петр Кортунов и автор статьи вспоминают, что было на этом месте семь лет назад

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

От этого телескопа до вершины горы Шатжатмаз по прямой около сотни метров. Гора пологая, на окружающем рельефе малоприметная, однако ее вершина возвышается над уровнем моря на 2127 метров.

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны, когда в качестве трофея Советскому Союзу достался немецкий коронограф (телескоп, предназначенный для наблюдения за короной Солнца), стали искать место, где можно было бы с наибольшей отдачей использовать уникальный научный прибор. Были организованы даже специальные научные экспедиции. В результате пришли к выводу: по прозрачности воздуха и количеству ясных дней на Северном Кавказе лучшего места, чем плато Шатжатмаз, расположенное всего в 23 километрах от Кисловодска, не сыскать. Вскоре здесь была построена горная станция Главной астрономической (Пулковской) обсерватории Академии наук СССР.

Помимо трофейного коронографа здесь установили множество других астрономических приборов, в том числе мощные отечественные радиотелескопы. С тех пор вот уже 65 лет с плато Шатжатмаз непрерывно поступают данные о состоянии Солнца, а также о некоторых астероидах, кометах и других небесных объектах и явлениях.

Обжитое пулковскими астрономами плато Шатжатмаз решили использовать в научных целях и многие другие организации. По соседству с горной станцией вскоре появились метеостанция комитета по гидрометеорологии СССР, объекты сейсмостанции, управления геодезии и картографии, Института астрономии Академии наук, горная станция Института физики атмосферы РАН. Ну и, конечно же, оборонно-космические учреждения. Словом, ни дать ни взять многопрофильный высокогорный научный центр. Правда, сейчас он производит грустное впечатление – большинству зданий и сооружений уже перевалило за 50 лет.

Чуть позже в Карачаево-Черкесии, в поселке Буково (Нижний Архыз), построили Специальную астрофизическую обсерваторию, где установили на ту пору самый большой в мире 6-метровый оптический телескоп. На какое-то время российская экспериментальная астрономия вновь вышла на передовые позиции. Но это время, увы, давно миновало.

Современные телескопы – чрезвычайно сложные и весьма дорогостоящие приборы. Наиболее эффективно их можно использовать высоко в горах и на широтах, близких к экватору. После распада Советского Союза самые новые, совершенные обсерватории, построенные на средства всего СССР, остались в Таджикистане, Узбекистане, на Украине…

Тем временем страны – участники «Южной Европейской обсерватории» (в которую Россия, увы, соответствующий взнос не смогла внести) – построили на севере Чили четыре 8-метровых телескопа. А американцы на Гавайях воздвигли 30-метровый.

Когда стало очевидно, что в наблюдательной наземной астрономии наша страна весьма существенно отстает от экономически развитых государств мира, Правительство России приняло решение срочно построить собственную современную обсерваторию непосредственно для научных наблюдений и для того, чтобы в Государственном астрономическом институте Московского государственного университета на мировом уровне готовить молодых отечественных астрономов.

Место выбрали «намоленное» – гору Шатжатмаз. Тем не менее решили подстраховаться – установили астроклиматический пост и три года изучали, насколько атмосфера в этом месте подходит для серьезных исследований.

Руководить наблюдениями поручили бывшему выпускнику ГАИШ инженеру Петру Кортунову. Уроженец Кисловодска, Петр Васильевич больше 30 лет занимался геофизикой на Севере и в Мировом океане, но связей с родным институтом не терял. Поэтому с кандидатурой будущего начальника Кавказской горной обсерватории определились быстро. Вот только принимать-то Петру Васильевичу поначалу было нечего.

– Когда я приехал в мае 2007 года, здесь были только забиты колышки. В том числе и в центре будущего главного оптического телескопа, – с усмешкой вспоминает Петр Кортунов.

В том же году на том же самом месте довелось побывать и мне. От ворот горной станции Пулковской обсерватории на гору тянулась лишь тракторная колея. Когда с коллегами поднялся на вершину Шатжатмаза, то увидел там лишь два скромных строительных вагончика да вышку с какими-то вертушками на вершине. Они по сей день стоят на том же самом месте.

Но, главное, уже в конце 2006 года Правительство России выделило 14,2 миллиона евро на проектирование, изготовление и установку 100-дюймового (самого практичного) оптического телескопа. Определили и подрядчиков – весьма солидные французскую, немецкую, итальянскую и китайскую фирмы. Все шло как по маслу, но в 2008-м грянул мировой финансовый кризис. Возникли проблемы и у подрядчиков. По взаимной договоренности сроки изготовления телескопа несколько продлили, однако работы продолжались.

И перед начальником обсерватории в полный рост и со всей неотвратимостью встал вопрос: как драгоценное зеркало поднять на гору и где его установить?

Несмотря на извечные финансовые трудности, в 2011 году Правительство России выделило 551 миллион рублей на строительно-монтажные работы. Провели конкурс, определили подрядчиков. И работа закипела: вместо былой грунтовой колеи на вершину горы сейчас ведет широкая асфальтированная дорога. На веками безлюдном косогоре выросли современнейшие – из стекла и бетона – производственные, учебные и научные помещения. А на самом верху – одиннадцатиметровый серебристый купол.

Вплоть до нынешнего ноября проходил ответственнейший этап – шефмонтаж. Под присмотром специалистов фирм-изготовителей наши инженеры и монтажники собирали, проверяли, притирали буквально каждую деталь, каждый узел.

И вот финишная прямая: начались тестовые наблюдения сквозь зеркало главного телескопа обсерватории. Буквально по крупицам научные сотрудники ГАИШ опробуют оптическую систему, чтобы добиться идеального разрешения и четкости изображения.

Наверняка у многих возник вопрос: а стоила ли овчинка выделки? Зачем надо было тратить на обсерваторию столько сил и средств?

Два года назад, когда в Кисловодск приезжал директор ГАИШ, один из авторитетнейших астрономов мира Анатолий Черепащук, я задал ему этот вопрос. Анатолий Михайлович твердо ответил, что стоит, если человечество хочет познать Вселенную. В конце минувшего столетия были открыты темная материя и темная энергия. Выяснилось, что обычное (барионное) вещество, из которого состоим мы с вами и все, что нас окружает, составляет всего 4 процента от общей энергетической массы Вселенной. Природа остальных 96 процентов Вселенной до сих пор неизвестна. Уяснить ее – величайшая задача современной науки.

Так вот, директор ГАИШ заверил, что уже готовится эксперимент по определению природы темной энергии, в котором определенная часть оптических наблюдений будет возложена на телескопы Кавказской горной обсерватории – первой обсерватории, построенной в Российской Федерации за последние 30 лет.

Николай БЛИЗНЮК