Роман Савичев

Роман Савичев

Безусловно, в наибольшей степени качество этих изменений могут оценить опытные юристы, специализирующиеся на хозяйственном правосудии. И сегодня мы беседуем с одним из них – руководителем известного на Ставрополье юридического агентства «СРВ» Романом САВИЧЕВЫМ, за плечами которого к тому же работа в законодательном органе власти – в краевой Думе. 

– Роман Валерьевич, понятно, что честный и эффективный суд для России и ее регионов, будь он арбитражным или судом общей юрисдикции, это одно из основных условий динамичного развития предпринимательства и притока инвестиций, в том числе и зарубежных. Благодаря своей практике вы хорошо владеете ситуацией в этой сфере. На ваш взгляд, насколько Арбитражный суд края сейчас выполняет возложенные на него задачи и способствует его социально-экономическому укреплению?

– Юридическое агентство, которое я возглавляю, работает уже почти четырнадцать лет. То есть у нас была реальная возможность наблюдать процесс развития современного арбитражного судопроизводства, а также то, как в российских реалиях «приживались» цивилизованные формы разрешения экономических споров, неизбежно возникающих при рыночных отношениях.

Надо сказать, что процесс этот был сложным, но динамичным. И Ставрополье здесь не исключение. Девяностые проверяли на прочность всех и требовали от каждого быстрой реакции. Вспомните реалии того периода: стартовала масштабная приватизация государственного имущества, формировались рыночные «правила игры», появлялись новые формы собственности… Все это происходило на фоне нешуточных конфликтов и столкновений интересов. Именно поэтому число обращений в «новорожденные» арбитражи даже в первые годы росло лавинообразно. К примеру, в 1995 году в Арбитражном суде Ставропольского края было рассмотрено 3,4 тысячи дел, а к 2002 году количество таковых превысило 12 тысяч! И это, кстати, не предел: некоторые годы позже отличились еще более солидными показателями.

Однако хочу отметить, что споры, как правило, разрешались своевременно и с хорошим качеством выносимых судебных актов. Кстати, арбитраж нашего региона и поныне, как говорится, держит планку: процент «брака» минимален из года в год. Так, за 2011-й среди всех рассмотренных дел вышестоящими инстанциями было отменено всего 2,8 процента вердиктов, годом ранее – 3,2 процента. Не это ли бесспорное подтверждение качественной работы арбитража Ставрополья?!

– Почему точкой отсчета его деятельности является июнь 1992 года?

– Четвертого июня 1992 года вышло постановление Верховного Совета Российской Федерации об избрании Ставропольского краевого арбитражного суда, а чуть позже – девятого июня, после того как в его структуре были образованы коллегии, – он начал фактическую работу. В первом составе суда трудилось чуть больше двадцати судей. К слову, некоторые из них – Елена Валентиновна Жарина, Анна Алексеевна Андреева, Любовь Владимировна Антошук, Людмила Николаевна Волошина, Елена Николаевна Гинтовт, Ольга Николаевна Довнар и Надежда Васильевна Гладских – и поныне не изменили место работы и пользуются среди коллег уважением и бесспорным авторитетом как опытные профессионалы, стоявшие у истоков современного хозяйственного правосудия.

Первым председателем Арбитражного суда края стал Александр Васильевич Шершнев, с июля 1987 года работавший главным государственным арбитром на Ставрополье. Без преувеличения, это юрист высшего пилотажа. В результате его работы ставропольский арбитраж с самого начала своего существования не был, как в некоторых других регионах, декоративным элементом правового поля. Он стал по-настоящему действующим звеном, главной целью которого всегда оставалась защита интересов граждан и добросовестного бизнеса.

Понимаю, что соответствовать такому профессионалу, как А. Шершнев, непросто. Но Александру Ивановичу Кичко, возглавившему Арбитражный суд края в 2006 году, удается поддерживать непререкаемый авторитет суда – здесь по-прежнему квалифицированно разрешаются споры.

Сейчас в Арбитраже края работают сорок четыре судьи. Тем не менее они перегружены. И я порой искренне удивляюсь, как им удается справляться с громадными объемами работы. Экономика региона развивается, что, конечно же, находит отражение в судебной плоскости. Так, анализ статистических данных о работе суда за прошлый год показывает, что средняя нагрузка на судью составила почти 32 дела в месяц. Это значительно превышает нормативы

– Вы можете рассказать, какие категории дел ныне превалируют? Как я понимаю, именно «ассортимент» споров в каком-то смысле является зеркалом экономической ситуации в регионе и в стране в целом. Очевидно, что в девяностых споры в основном разгорались в процессе урегулирования разногласий по заключаемым договорам, были также распространены иски о взыскании задолженностей и установлении права собственности. А что актуально для предпринимательского сообщества сейчас?

– Вы правильно отметили, на протяжении многих лет в арбитражном судопроизводстве преобладают споры о взыскании денежных средств по неисполненным обязательствам в рамках самых разных договоров. Как бы то ни было, но далеко не всегда отечественный бизнес является порядочным и ответственным. Да и российское законодательство в некоторых сферах дает немало поводов для столкновений интересов и всевозможных конфликтов, в том числе с участием органов власти. Кстати, в последнее время чаще всего претензии адресуются налоговым и таможенным органам, которые отнюдь не преследуют цель «кошмарить» бизнес. К сожалению, пока дают о себе знать многочисленные пробелы и противоречия в нормативных актах.

Но далеко не всегда поводом для споров становятся деньги. В арбитражный суд идут отстаивать права собственности на объекты недвижимости. Причем если раньше в основном боролись за строения и земли, то, по всей видимости, теперь настала очередь всевозможных сооружений (к примеру, гидротехнических и мелиоративных), до которых ранее никому не было дела, и природных объектов – таких как пруды, озера, дороги и лесополосы. Здесь на руку бизнесу играет то, что многие из этих объектов по сути являются ничейными и права собственности на них до сих пор не разграничены между федералами, краем и муниципалитетами.

Вместе с тем отмечу, что быстро набирают обороты споры по защите интеллектуальных прав. Применительно к бизнесу я говорю прежде всего о торговых знаках, фирменных наименованиях и других подобных атрибутах. Все чаще отмечается их незаконное использование. А кроме того, компании становятся смелее и затевают долгие разбирательства о том, кому из них принадлежит право регистрации, например, давно известного товарного бренда.

– Не могу оставить в стороне такой нюанс, как масштабная информатизация арбитражной системы. По вашему мнению, это облегчит работу судей, юристов и сторон – участников конфликтов?

– Безусловно. Современные технологии выводят работу арбитражной судебной системы на качественно иной уровень, позволяют ускорить документооборот и сделать арбитражное судопроизводство по-настоящему доступным. К примеру, сейчас уже налажен сервис подачи процессуальных документов в электронном виде, и он довольно востребован.

Более того, как говорится в публичных заявлениях председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова, впереди нас ждет создание электронного архива всех решений суда, публикация на сайтах судов исковых заявлений, отзывов на иски, аудиопротоколов судебных заседаний и журналов обращений к судье, размещение видеотрансляций судебных заседаний. Согласитесь, это высшая степень открытости. 

Арбитраж держит высокую планку / Газета «Ставропольская правда» / 8 июня 2012 г.