«Русский ваххабит» террорист Виктор Двораковский

«Русский ваххабит» террорист Виктор Двораковский

Ставропольский краевой суд

Ставропольский краевой суд

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Интересно, а кто-нибудь задумывался над причинами, толкнувшими двух молодых людей, обучавшихся к тому же в казачьем лицее, примкнуть к деятельности религиозных экстремистов?

Начиная с взрывов в 2010 году в Ставрополе и Пятигорске и заканчивая недавними апрельскими событиями в Нефтекумском районе и Минеральных Водах, наш край неоднократно упоминался в СМИ в контексте террористической активности. Свою страницу в «кровавую летопись» вписали и участники религиозно-экстремистской группы из поселка Иноземцево В. Двораковский и В. Скирко, более известные в среде приверженцев радикального ислама как Абдуллах и Сабур.

Как же возникла подпольная религиозная ячейка из числа вовлеченных в радикальный ислам неофитов – представителей местной славянской молодежи?

Примерно с начала 2009 года, рассчитывая на дешевую рекламу своей деятельности, Двораковский и Скирко решили проповедовать собственные идеологические взгляды, в т. ч. и в вопросах «вооруженного джихада». Не имея даже начального религиозного образования, каждый из них позиционировал себя как «гуру» в области ислама, забыв при этом хоть в малой степени согласовать действия с мнением мусульманских теологов и духовенством. Не последнюю роль в их становлении как «сектантов от ислама» сыграл Интернет, где для интеллектуально недалеких пользователей в доступной форме излагаются «готовые рецепты» религиозных истин, штампуемых обреченными на гибель террористами.

Примечательно, что все без исключения участники «иноземцевской группы» – выходцы из неполных либо неблагополучных семей, не раз попадали в поле зрения органов внутренних дел в связи с пристрастием к наркотикам. Каждый из них не пользовался уважением и авторитетом среди сверстников, находился в конфликте с окружающими. По этой же причине, например, Двораковский неоднократно пытался дезертировать из воинской части в период службы в Воздушно-десантных войсках.

Именно на этих изгоев обратили внимание регулярно посещавшие регион Кавминвод выходцы из ряда Северо-Кавказских республик с уголовным прошлым. С легкой руки новоявленных «наставников» под видом обращения в ислам в экстремистскую деятельность вовлекли сначала Скирко, подобравшего и проводившего в 2009-2010 годах идеологическую обработку остальных участников созданной им группы.

Любопытно, что естественное для людей стремление создать семью и воспитывать потомство трансформировалось у «проповедников» в банальное сводничество – подбором кандидаток в супруги ведали специально уполномоченные участники группы. Женам запрещались любые отклонения от установленных норм поведения, круг их общения строго ограничивался в пределах «женского крыла», девушек изначально не баловали вниманием. Собственную лень, неспособность обеспечить нормальные условия жизни и несостоятельность как главы семьи участники группы оправдывали псевдорелигиозными идеалами, выставляя себя «мучениками за веру».

На «заигравшихся» фанатиков не действовали ни уговоры родственников, ни меры, предпринятые правоохранительными органами. Не отрезвили и превентивные меры, когда в 2010 году в канун майских праздников Двораковский, Скирко и ряд последователей были задержаны в административном порядке в связи с тем, что в их квартирах обнаружилась значительная партия экстремистских материалов.

Вместо того чтобы одуматься, сразу после освобождения Двораковский, Скирко и их общий приятель из КБР К. Лабазанов выехали в Ингушетию, дабы вступить в одну из бандгрупп. Однако их своевременно задержали сотрудники местного РОВД и возвратили родителям. Понимая, что, находясь вместе, они привлекают к себе внимание, решили разделиться: Скирко отправился к своим «духовным наставникам» в Дагестан, где полгода совершенствовал познания в области экстремистской идеологии и получал инструкции по ведению пропаганды радикализма и сплочения созданной им группы. Двораковский с Лабазановым затаились и стали увлеченно изучать размещенные в Интернете способы изготовления взрывчатки.

Нужно сказать, что всех троих сторонились в мечетях из-за бескомпромиссных заявлений, расходящихся с канонами ислама. Прихожане отмечали, что любые попытки привлечь «новообращенных» к совместному труду, будь то подготовка к празднику или уборка территории мечети, наталкивались на различные отговорки. Зато в идеологических баталиях им не было равных – верующих изумляла постоянная готовность «иноземцевских проповедников» оспорить тот или иной постулат, в особенности касающийся основ веротерпимости и уважения к ближним.

Конечно, закономерный финал всей этой эпопеи не заставил себя ждать: в марте 2011 года в квартире родственников «исламской супруги» Двораковского самопроизвольно взорвалась часть приготовленной им адской смеси, чудом никто не пострадал. Сам же горе-террорист трусливо сбежал и около полугода подобно крысе прятался на свалках окрестных дачных участков, бросив на произвол судьбы свою семью.

В марте 2011-го в Минеральных Водах за незаконную перевозку наркотиков был задержан Скирко, а в июле того же года силовикам удалось обезвредить Двораковского, оказавшего вооруженное сопротивление. Уже в СИЗО обитатели учреждения окрестили его «одноруким бандитом» – террорист при взрыве собственного «изобретения» лишился кисти руки (см. «СП» от 19.07.2011 г. – «Бомбист под арестом»). Похожая участь постигла и других участников группы – в 2011 году за незаконное хранение боеприпасов и пропаганду экстремистской идеологии осуждены незадачливые идейные вдохновители неофитов – житель Георгиевска В. Петросян и пятигорчанин П. Имамалиев. В феврале нынешнего года в Нальчике при попытке незаконной перевозки самодельного взрывного устройства задержан Лабазанов.

Экстремисты, планировавшие серию вооруженных нападений на правоохранителей, к счастью, обезврежены.

Однако нужно отметить, что действующие нормы права, касающиеся преступлений террористической и экстремистской направленности, не позволяют в полной мере эффективно и, что самое главное, своевременно пресекать подобную деятельность, в том числе и на стадии подготовки. Наверняка надо ужесточить наказание и за пропаганду, а также распространение экстремистской идеологии. Ведь именно мотивация играет ключевую роль в формировании личности преступников. Иначе своеобразный «иноземцевский феномен» возникнет снова и уже в каком-нибудь другом городе или селе. 

Игорь ИЛЬИНОВ

Бесславный конец «проповедников» / Газета «Ставропольская правда» / 26 мая 2012 г.