Старость нужно уважать – этот постулат все мы твердо помним с младых ногтей. Но уважать можно по-разному…

Ольга Семеновна Гугнивская ни минуты не сидит без дела.

Ольга Семеновна Гугнивская ни минуты не сидит без дела.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

 Директор учреждения П. Сагателян (справа) умеет найти подход к каждому опекаемому.

Директор учреждения П. Сагателян (справа) умеет найти подход к каждому опекаемому.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

 Ухоженный сад скоро даст плоды.

Ухоженный сад скоро даст плоды.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Повара дома-интерната умеют угодить вкусам всех подопечных.

Повара дома-интерната умеют угодить вкусам всех подопечных.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Персонал дома окружает стариков теплом и заботой.

Персонал дома окружает стариков теплом и заботой.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Одно дело поздороваться первым или уступить место, скажем, в автобусе и совсем другое – помнить, что, использовав в свое время ресурсы этих людей, государство не имеет права отмахнуться от них, когда они достигли нетрудоспособного возраста. Необходимо создать достойные условия жизни для встречающих старость в своем доме и для тех, кто волею судьбы оказался в социальном учреждении.

О неоплатном долге перед старшим поколением власти Ставропольского края помнят. И хотя финансовый кризис заставил государство оптимизировать бюджетные расходы, ужесточая спрос на экономическую эффективность оказываемых социальных услуг, в отношении старшего поколения все обещания выполняются неукоснительно. В крае сложилась четкая, скоординированная и гибкая система социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, способная оперативно решать вопросы предоставления доступных и качественных социальных услуг на основе индивидуальной оценки. По данным краевого министерства труда и социальной защиты населения, сегодня система социального обслуживания Ставрополья насчитывает 75 государственных учреждений, 24 из которых – дома-интернаты для престарелых и инвалидов.

Первые ассоциации при упоминании о таком учреждении, как дом престарелых, – это одиночество, заброшенность, немощь и, конечно же, печальная старость. Кажется, что пожилой человек отважится пойти туда на постоянное место жительства только от безысходности. Или сбежит от тиранящих его детей. После посещения Преградненского дома-интерната для престарелых и инвалидов, что в Красногвардейском районе, и общения с тамошними подопечными назвать его домом скорби не повернется язык. Здесь дедушки и бабушки создают произведения рукотворного искусства, занимаются художественной самодеятельностью, ведут активный образ жизни и даже находят свои вторые половинки.

«Твое тепло, мое тепло – вот и не холодно»

Эти слова из песни Геннадия Заволокина для жителей дома-интерната глубоко символичны. Учреждение было создано в 1979 году как межколхозный Преградненский дом престарелых. А в 1993 году было передано в государственную собственность. И все эти годы здесь оказывают разностороннюю социально-бытовую и медицинскую помощь пожилым и людям с ограниченными возможностями, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию. Никому не пожелаешь стать постоянным жителем дома престарелых. Но что поделать, если своего родного дома по каким-то причинам нет? Как нет и близких, любящих людей, готовых заботиться о старом человеке.

Приехав в дом-интернат, ожидала увидеть его обитателей удрученными, а на меня смотрели достаточно энергичные для своего возраста люди: как раз во время нашего визита в холле шли ожесточенные «бои» настольных игр, заразившие азартом не только играющих, но и многочисленных «болельщиков».

– Судьбы у всех наших тридцати девяти подопечных разные, – говорит директор учреждения Погос Сагателян, вот уже восемь лет его возглавляющий, – некоторых сюда привезли родственники, кто-то сам не захотел стать обузой домочадцам, а для кого-то это последняя возможность не зайти за черту, из-за которой выбраться практически невозможно. Для них это не унижение, не богадельня, а выход из сложной жизненной ситуации, в силу которой они сами приняли решение жить в социальном учреждении, оставив за порогом часть прошлой, другой своей жизни. Но каждый, кто попадает в наш дом, словно оттаивает и начинает новую жизнь. А мы делаем все возможное, чтобы люди не чувствовали себя одинокими, помогаем им вернуть веру в свои силы, почувствовать себя востребованными и нужными обществу.

Да и стардомом назвать это место язык не поворачивается. Настолько здесь уютно и как-то все по-домашнему – интернат небольшой, здесь все живут одной дружной семьей. В комнатах, небольших, но комфортабельных, чистых и опрятных, живут по четыре человека.

– Мы стараемся расселять людей с учетом психологической совместимости, – поясняет Погос Сагателян, – если возникают конфликты, переселяем. Но порой бывает так трудно им угодить, сами понимаете, возраст, капризы. Без доброго сердца, заботливых рук в нашем деле не обойтись. И к каждому нашему жильцу мы относимся с особой теплотой и любовью. Мы ведь не просто обеспечиваем хороший уход, следим за их здоровьем, но и помогаем найти родственников, восстанавливаем утраченные документы, помогаем оформить инвалидность, пенсию, стараемся выполнять любые их пожелания.

На этаже – холл с телевизором и мягкой мебелью, кругом стерильная чистота и цветы. На стенах – фотоколлажи из портретов постояльцев: в молодости, зрелом возрасте и преклонных годах. Здесь же – вход в уютную столовую, повара которой стараются еду приготовить так, чтобы все проживающие остались довольны – вкусы-то и предпочтения у всех разные. Питание четырехразовое, разнообразное: ни в фруктах, ни в овощах, ни в мясе и рыбе недостатка нет.

Забота и уход

Конечно, пребывание в доме-интернате не бесплатное – на свое содержание жильцы отдают 75 процентов пенсии. Но, произведя нехитрые арифметические подсчеты, понимаешь, что тех денег, которые платят жильцы центра, им бы не хватило даже на самое необходимое, живи они в своем доме. А здесь им обеспечены не только крыша над головой, но и питание, мед-обслуживание, одежда, обувь и культурный досуг,

– Дома я, дочка, так хорошо не питалась, – доверительно сообщает одна из проживающих, Ольга Семеновна Гугнинская. – Так получилось, что на склоне лет я осталась одна: жили мы с мужем в Грозном, а потом, во время чеченской кампании, пришлось стать беженцами… Переехали в Ставропольский край, в Левокумский район, а потом супруг умер, и я осталась одна-одинешенька. Ни воды некому принести, ни помочь по хозяйству. А здесь я девятый год и жизнью довольна: никто не попрекает куском хлеба, наоборот, нянечки и медсестры стараются во всем угодить, медицинское обслуживание хорошее, как и отношения с соседками по комнате.

– Сотрудники все здесь очень хорошие, – добавляет Леонид Семенович Калугин. – Смотрят за нами, как родные. Все ведь думают, что с выходом на пенсию жизнь заканчивается. А нам здесь очень хорошо. Я вот петь люблю, хожу в кружок по пению, а еще я бессменный конферансье нашего дома. Ездим с концертами в другие дома-интернаты, участвуем в конкурсах. И не только участвуем, но и занимаем призовые места.

– Мы прикладываем максимум усилий, чтобы людям, которые здесь живут, было комфортно, – говорит Погос Исаакович. – У нас весь медперсонал – высокопрофессиональный, а медицинская помощь оказывается круглосуточно, есть кабинет физиотерапии. В своей работе медики используют современные приборы, которые позволяют своевременно диагностировать и лечить различные заболевания.

Потому-то, видимо, большинство жильцов дома по-прежнему молоды душой, что персонал дома-интерната не жалеет сил, чтобы вовлечь пенсионеров в подготовку различных мероприятий, занять их досуг общественно полезным трудом, разнообразить их общение. Дружно отмечают здесь и личные праздники: дни рождения и юбилеи. А как же без этого? Правда, не все проживающие помнят, когда наступает этот день. Но ничего, персонал дома-интерната напомнит: и цветы подарят, и торт к праздничному столу купят, и слова хорошие скажут. Ну а уж если родня пожалует, то для стариков и вовсе праздник.

– Очень наши дедушки-бабушки радуются, когда родственники к ним приезжают, дети, внуки, – вздыхает Погос Сагателян. – Жаль, что зачастую родня навещает стариков только в дни пенсии и «вытягивает» из них последние копейки. Но наши бабушки-дедушки с радостью расстаются с последним, лишь бы увидеть любимые лица. А огорчения? Они часто бывают из-за болезней. Еще старики не любят расспросов о родных. Некоторые стесняются, что живут здесь, хотя близкие живы и могли бы ухаживать за ними.

Город-сад

А вот сами старики не утратили потребности за кем-то ухаживать, о ком-то заботиться. Да и без работы они сидеть непривычны. Шьют, вяжут, а кто покрепче – находит себе занятие, так скажем, на свежем воздухе, помогая персоналу интерната содержать территорию в порядке. А здесь есть куда приложить труд и умение: ухоженные клумбы с неимоверным количеством роз, тюльпанов, пионов, фиалок радуют глаз. Около корпуса, прямо напротив входа, раскинулась клубничная поляна с цветущими кустиками – урожай поспеет, вот и будут старикам собственные компот да варенье. Неподалеку на участке, некогда бывшем просто пустырем, весело зеленеет молодой фруктовый сад. Повсюду добротные беседки с лавочками и столами, чтобы старики в теплое время года как можно больше времени проводили на свежем воздухе. И нигде – ни брошенного окурка, ни бумажки, чистота и порядок прямо европейские.

Когда директор интерната повел нас на «ознакомительную экскурсию» на хоздвор, где обитают куры, индюшки и кролики, то первая, кого мы там встретили, была Ольга Семеновна Гугнивская – лучшая помощница Погоса Исааковича во всех «животноводческих» вопросах: и птице корм задать умеет, и квочку на яйца посадить, и маленьких крольчат-пуховичков выпестовать. И на хоздворе, как и повсюду, чувствуется хозяйская рука: луг для птицы – травинка к травинке, подсобные помещения и птичники-крольчатники вычищены и побелены, инструменты аккуратно рассортированы.

– Все это – заслуга нашего директора, – рассказывает Ольга Семеновна. – До его назначения наш интернат был так себе, приют да и только: кругом пустырь, бурьяном поросший, вместо забора штакетник косой. Какие цветники, какой сад с беседками и фонтанами – ничего и в помине не было. Я уж не говорю об удобствах: вода у нас в колонке во дворе была, а теперь и туалет, и умывальник, и душевая – все прямо в корпусе. Не стардом, а прямо барская усадьба. Директор и сам трудился, и персонал ему помогал, и его друзья-знакомые, ну и мы, старики, на них глядя, тоже в стороне не оставались, приохотились на грядках копаться. Ведь работа на земле – самое лучшее занятие.

*****

…Возможно, скоро в дом престарелых приедут новые жильцы. Они вольются в большую семью и станут ее частью. Наверное, всем хочется жить в своем доме, в окружении родных людей. Но если такого дома нет? Интернат – гораздо лучше, чем глухое одиночество. Здесь не дадут пропасть, помогут, согреют и поддержат.

Юлия ФИЛЬ

Важней всего – хозяин в доме / Газета «Ставропольская правда» / 21 мая 2011 г.