Земля

Даже сорняк не растет...

– Посмотрите, что стало со степью, – говорит один из авторов обращения в газету Абубакар Хабибулаев, извлекая из-под слоя земли арбузной делянки остатки полиэтиленовой пленки. – Мы ведь десятилетиями пасли здесь скот, а теперь отогнать сюда животных все равно, что отправить на верную погибель. Да здесь теперь даже сорняк не растет!

Он развернул передо мной карту, на которой отмечены распаханные участки целины – некоторые размером в сотни гектаров, другие – не больше десяти-пятнадцати. Все они расположены вдоль Кумо-Манычского канала, от которого водными артериями отходят многочисленные канавы, уродливо изрезавшие степь. Мы объехали бывшие бахчи: повсюду остатки вросшего в землю целлофана, которым по весне укрывали ранние всходы.

– Год-два арбузники задерживаются на одном месте, а потом распахивают новый участок, – продолжает Абубакар. – Такая уж эта привередливая культура...

Его беспокойство, как и большинства фермеров-животноводов, вполне объяснимо: им сегодня негде пасти скот. И дело не только в остатках целлофана, который животным «не по зубам», бывшие чабаны СПК «Величаевский» оказались в довольно странной ситуации. Об этом они и рассказали в письме: «В ноябре 2002 года пастбища, на которых содержалось поголовье нашего развалившегося хозяйства, были переданы на три года в аренду соседнему хозяйству СПК «Овцевод». Когда срок закончился, мы, образовав к тому времени свои фермерские хозяйства, подали заявки главе администрации Величаевского сельсовета В. Шикову на заключение договоров аренды – он пообещал решить вопрос положительно, но буквально спустя два дня после разговора передал землю все тому же СПК «Овцевод» сроком на 49 лет. Так мы и оказались в совершенно бесправном положении...».

Необходимо отметить, что речь идет о земельном участке из фонда перераспределения района общей площадью более 21 тысячи гектаров. Здесь по-прежнему расположены кошары и семьями живут бывшие чабаны – на животноводческих точках обанкротившегося СПК «Величаевский» зарегистрированы 23 фермерских хозяйства, по сути дела не имеющих ни клочка земли для своей деятельности.

Авторы письма, посчитав, что их просто «кинули», обратились в арбитражный суд, где на протяжении полутора лет проходило рассмотрение исков и жалоб глав КФХ А. Хабибулаева, М. Мосоева, А. Шихшабекова к администрации Величаевского сельсовета. В итоге решением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа право СПК «Овцевод» на арендуемые пастбища было признано пре-имущественным. Мол, в данной ситуации важно сохранить целостность земельного участка – «Овцеводу» он необходим для дальнейшего развития отрасли, ведь сельхозкооператив давно имеет статус племрепродуктора по разведению КРС и вполне резонно расширяет пастбища.

С июля 2006 года право распоряжаться этим участком перешло к администрации Левокумского муниципального района, которая заключила дополнительное соглашение к уже существующему договору аренды с СПК «Овцевод».

Своя арифметика

А фермеры продолжают стучаться в самые различные инстанции, доказывая, что земля хозяйством используется не по назначению, на ней производятся распашки, а им теперь негде содержать скот. Директор хозяйства А. Мирошниченко, вступив в законные права, по словам жалобщиков, сразу же поставил перед ними «драконовские» условия – перейти на работу в «Овцевод» и заниматься привычным делом или оплатить использование пастбищ за все предыдущие годы (по словам одного из авторов письма, эта сумма доходит до 50 тысяч рублей), а затем заключить договоры субаренды.

Трое фермеров, по словам директора СПК «Овцевод», приняли эти условия: работая сейчас в хозяйстве, они получили право содержать и собственный скот, да к тому же им «простили» долги. Еще трое оплатили использование пастбищ на основании представленных хозяйством расчетов, и уже в ближайшее время с ними будут заключены договоры субаренды. Но большинство отказались наотрез:

– На каком основании мы оказались должниками хозяйства? – продолжает горячо возмущаться Абубакар Хабибулаев. – С фермерами ранее не было заключено ни одного договора. Да и за аренду земли СПК «Овцевод» платил копейки, а с нас требуют десятки тысяч. Разве это по-человечески?

– О чем тут говорить? – удивился при встрече директор СПК «Овцевод» Алексей Мирошниченко. – История эта ведь уже семь лет тянется, какие только комиссии не побывали в хозяйстве за это время. Фактически сегодня мы – собственники земли и вправе диктовать свои условия бывшим чабанам – в чужой монастырь со своим уставом ведь не ходят... А еще нужно учитывать, что, несмотря на все судебные тяжбы, мы исправно вносили арендную плату, в то время как сами чабаны до сих пор пользуются землей совершенно бесплатно, наши расходы за это время составили более миллиона рублей. Вот мы и поделили эту сумму между ними!

В общем, директор СПК «Овцевод» не намерен прощать долги бывшим чабанам, считая, что их выплата с учетом поголовья, выращенного за эти годы (18 тысяч голов овец и более 2 тысяч крупного рогатого скота) – вполне справедлива.

Словом, у каждой из двух сторон этого, туго затянувшегося конфликта своя арифметика.

Что-то не сходится

Сколько за эти годы поступило от фермеров жалоб в самые различные инстанции – не сосчитать. Все они, в основном, о нецелевом использовании земли «Овцеводом». Сколько жалоб – столько по существу и ответов. А. Хабибулаев все письма скрупулезно подшивает в папку. Судя по этой внушительной летописи, на место тех самых распашек с проверками выезжало немало различных специалистов. Так, согласно акту территориального (межрайонного) отдела № 6 Управления Роснедвижимости по Ставропольскому краю распашки в течение 2005-2008 годов в целом произведены на площади более 600 гектаров. Директору СПК «Овцевод» выдано предписание об устранении нарушений земельного законодательства – оно содержит целый комплекс агротехнических мероприятий, рассчитанных на длительный срок. Но к работам, которые должны завершиться к октябрю нынешнего года, пока не приступали. Директор СПК «Овцевод» Н. Мирошниченко в свою очередь уточняет – с октября 2005 по март 2008 года, пока шли судебные разбирательства, хозяйству участок не принадлежал и к распашкам оно отношения не имеет. По его словам выходит, что в это время только арендодатель (т. е. местная власть) имел все основания распоряжаться землей.

Районная комиссия по вопросам нецелевого использования сельскохозяйственных угодий потрудилась активно, неоднократно составляя акты в отношении самозахватчиков, но штраф, например, за распашку 93 гектаров составляет всего две тысячи рублей, а прибыль от реализации арбузов, выращенных на этих площадях, мягко говоря, значительно покрывает такие траты. Но до сих пор никого так и не обязали привести в порядок безжалостно использованные участки!

На первый взгляд, жалобы чабанов кажутся справедливыми – вот она под ногами, испорченная земля, захламленная полиэтиленом, который, как известно, в природе разлагается сотни лет. Но чем глубже вникаешь в ситуацию, тем больше появляется нестыковок. Вот, например, в своих объяснительных бывшие чабаны все как один утверждали, что распашки проводились под покровом ночи, и они не знают, кто этим занимался. Сомнительно: ведь рядом обустраивались оросительные каналы, колодцы для запаса воды, в которые теперь нередко попадает скотина... В конце концов, в поле, по соседству, месяцами жили во временно обустроенных балаганах люди, выращивающие арбузы.

А. Хабибулаев при встрече горячо возмущался:

– Землю распахали до самой двери моего дома!

Получается, работали здесь левокумские... привидения. По какой причине на протяжении длительного времени чабаны проявляли полное равнодушие к соседствующим овощеводам, можно только догадываться. Хотя фермеры высказывают в адрес директора СПК «Овцевод» те же нарекания: мол, ездил мимо и не видел, что происходит вокруг? В общем, что-то во всей этой истории явно не срастается – и руководитель хозяйства, отстоявший свои права на длительную аренду земли, и фермеры, желающие ее получить для собственных нужд, почему-то заняли одинаково выгодную для себя позицию – ничего не видели, ничего не знаем...

Специалисты минсельхоза края, побывав в районе, тоже подключились к решению затянувшегося конфликта. Чабаны при содействии посредников просили заключить с ними договор субаренды хотя бы на десять лет. Но руководитель СПК «Овцевод» отказался наотрез, мотивируя тем, что вправе составлять соглашение только на срок своих полномочий, то есть на три года. Он опять-таки выдвинул главное условие – выплата долга. В общем, до сих пор стороны так ни о чем и не договорились: фермерский скот «тучными» стадами по-прежнему бесплатно пасется на землях хозяйства, которое продолжает исправно платить налоги за ее аренду.

Интересно, а какая сторона больше другой думает о восстановлении пастбищ...

Татьяна ВАРДАНЯН

Левокумские привидения / Газета «Ставропольская правда» / 25 июля 2009 г.