Завтра исполняется десять лет с того момента, как в России официально началась деятельность института уполномоченного по правам человека.
Впервые институт омбудсменства зародился в 1809 году в Швеции, сегодня он действует более чем в 100 странах мира. Его представителей в разных странах называют по-разному: в Испании – защитник народа, в Великобритании – парламентский комиссар по делам администрации, во Франции – посредник, в Польше – представитель по правам граждан. Алексей Селюков – Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае

Но суть деятельности остается одинаковой – контролировать баланс между законодательной, исполнительной и судебной ветвями государственной власти, следить за соблюдением законности в деятельности государственных органов, должностных лиц, принимать участие в процессе совершенствования законодательства, выработки стандартов административной и правоприменительной практики, содействовать распространению правовых знаний, повышению правовой культуры населения и государственных служащих.

Ставропольский край не был пионером во введении у себя института уполномоченного по правам человека. К моменту появления первого ставропольского омбудсмена у него уже были коллеги более чем в двух десятках российских регионов. О необходимости создания института уполномоченного на Ставрополье начали всерьез говорить еще во второй половине 1990-х годов, и решающим фактором в этом вопросе стало принятие краевого Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае». А 25 июля 2002 года Государственной Думой края на эту должность единогласно был избран Алексей Селюков, который после переизбрания на второй срок в 2006 году до сего дня остается главным ревнителем соблюдения прав и свобод своих земляков. Сегодня он рассказывает о том, чего удалось добиться за эти годы в сфере его деятельности.

– Начинать какое-то новое дело всегда трудно, но, с другой стороны, очень интересно. Понимаешь: что посеешь, то и пожнешь, и работа в будущем, и судьба самого института во многом зависит от первых шагов. Строить, точнее – выстраивать работу, приходилось с нуля. Нужно было определиться с порядком приема граждан, рассмотрением обращений, их учетом. Набрать команду единомышленников-профессионалов, наладить взаимодействие с органами государственной власти и муниципалитетами, правоохранительными структурами. Продумать, как осуществлять еще одну, не менее важную функцию – правовое просвещение. А главное – объяснить людям, что за новая структура появилась в крае и для чего она нужна.

– И люди пошли...

– Да, количество обращений росло с каждым месяцем, по мере того как люди узнавали, что у них появился новый путь защиты своих прав и свобод – через уполномоченного. Мы сразу определились: если не в состоянии помочь человеку сами, в пределах компетенции уполномоченного, то обязательно нужно указать четкий алгоритм действий: куда и как гражданину обратиться за помощью, чтобы решить свой вопрос. Ведь в силу своего статуса задача уполномоченного не подменять компетентные органы, а выступать беспристрастным посредником в споре гражданина и должностного лица. И либо убедить неправого изменить свою позицию, либо найти приемлемый для обеих сторон компромисс.

– Понимание и общий язык с властными структурами нашли сразу?

– Нет, молниеносного взаимопонимания не случилось: чиновники по-разному отнеслись к новой структуре. Кто-то видел в уполномоченном и его аппарате некий новый контролирующий и надзирающий орган, кто-то не воспринял всерьез, некоторые пытались отказать в помощи и всяческом сотрудничестве. К сожалению, и до сих пор наше посредничество не всегда встречает понимание со стороны чиновников: нередки случаи, когда аргументированные ссылки на законы и обращения они отклоняют совершенно безмотивно. Чем вынуждают начинать долгие споры и тяжбы. К счастью, на сегодняшний день авторитет уполномоченного в крае велик, и просто так отмахнуться от нас осмеливается далеко не каждый «вершитель судеб». У нас подписан договор о сотрудничестве и взаимодействии в области соблюдения прав и свобод человека, в частности, с руководством краевой прокуратуры и краевого суда. И правозащитная деятельность представителями власти уже не рассматривается только как предмет интереса части «неуравновешенной общественности».

За последние годы в РФ принят ряд законов, усиливающих гарантии соблюдения прав и свобод человека и гражданина, ратифицированы основополагающие международные соглашения в области прав человека. И вместе с тем сегодня рано говорить о состоявшейся трансформации нашей страны в государство, основанное на верховенстве закона и обеспечивающее гражданам соблюдение их прав и свобод. Социально-экономическое положение страны до сих пор характеризуется низким жизненным уровнем большинства населения, по-прежнему происходят нарушения гражданских, политических, социальных и экономических прав. Неуважение к закону, пренебрежительное отношение к правам и законным интересам граждан отрицательно сказываются на нравственном состоянии общества в целом, порождают недоверие россиян к власти. И наш институт является как бы лакмусовой бумажкой, показывающей, насколько полно соблюдаются права и свободы человека — чем больше жалоб, тем, увы, хуже состояние соблюдения прав и свобод гражданина.

– И каково оно в нашем крае?

– Судите сами: за пять лет в аппарат уполномоченного поступило около пятнадцати тысяч обращений. Половина из них удовлетворена. И этот показатель весьма и весьма высок – ведь, как говорит статистика, количество жалоб и обращений, поступающих в чиновные структуры, удовлетворяется лишь на пять процентов. И дело тут не в том, что мы такие умные и активные, а они пассивные и бездушные. Причин много. Одним из факторов является то, что жалобы в федеральные структуры, как правило, касаются самых значимых нужд и интересов населения, либо затрагивают самые острые и болезненные вопросы, по которым сложно достичь компромисса. К тому же в отличие от чиновников мы не являемся очередной казенной бюрократической структурой, которая зависит от кого бы то ни было и была бы обременена обязанностью «гнать» показатели, строчить отчеты и т. д. И важнейший итог деятельности института ставропольского уполномоченного – доверие людей. Этот «капитал» и есть главное средство омбудсмена в борьбе за права человека.

Юлия ФИЛЬ