История о том, как мы с Батькой в уходящем году до международного скандала добеседовались.
Автор Василий БАЛДИЦЫН рядом с бобром – символом города Бобруйска.

Автор Василий БАЛДИЦЫН рядом с бобром – символом города Бобруйска.

А. Лукашенко отвечает

А. Лукашенко отвечает

© Фото: из архива газеты «СП»

Нелегкие журналистские тропы не раз приводили автора этих строк в круги президентского общения. Президентов Греции знавал двух, впрочем, как и Кипра, с болгарским беседовали после встречи с царем, опять же болгарским, Симеоном Сакскоббурготтски, а цейлонскому (Республика Шри-Ланка) даже кружку «Ставропольской правды» подарил. О России не говорю: чай пили со всеми тремя, включая будущего. С первым и последним президентом СССР, уже бывшим, пили водку.

А вот с белорусским Батькой, хоть он и самый ближний, и к общению открыт, как-то до минувшей осени пересечься не случилось, хотя представители «Ставрополки» в союзную республику ездили по приглашению тамошнего МИДа постоянно, и наша газета даже награждена дипломом за укрепление дружбы между братскими народами.

В этот раз позвали главных редакторов. Финалом познавательно-рабочей поездки должна была стать встреча с Александром Лукашенко, личностью легендарной и потому для нас весьма интересной. Одно дело знать с чужих слов, зачастую предвзятых, другое – пообщаться с человеком воочию, почувствовать, так сказать, на вкус.

О самой поездке говорить не буду, благо, описаний аналогичных вояжей в «СП» опубликовано достаточно. Чистая, доброжелательная страна, фасады домов сияют, тучные коровы на фермах, а к фермам проложен асфальт, заводы – советские флагманы, со скрежетом осваивающие рынок, и «несоветские», где пиво варят как в Ставрополе или Ипатово, а стекло «дуют» как в Новоалександровске или Минводах. Всяких «санта-барбар» практически не видно, а с олигархами и вовсе туго: ни одного «Майбаха» с джипом сопровождения так и не засекли. Страна хлебосольная – оно и понятно: кто ж батькиным гостям откажет.

В конце концов добрались до Минска, до знаменитого здания Национальной библиотеки в виде сияющего ночами многогранника, где и должно было состояться общение с нами президента. Уселись за круглым столом, отхлебнули чаю, вошел Батька. И сразу начал недобро высказываться в адрес российского руководства: мол, ценовая политика в сфере поставок энергоносителей дискриминационная, подорожание газа привело едва ли не к кризису белорусской экономики, деньги, которые могли бы идти на социальные программы, оседают теперь в карманах хозяев нефтегазовых российских компаний, и все такое прочее.

Тут я не удержался и спросил Александра Григорьевича, почему, мол, на его взгляд, на Ставрополье, где собирают рекордные урожаи и нет энергетической дискриминации, сил и средств не хватает построить Ледовый дворец, а в Бобруйске, можно сказать, райцентре, мы видели готовый к запуску аналогичный объект, и это при всех названных финансовых ужасах, порожденных якобы российской стороной?

Президент ответил шутейно: пусть, мол, мой друг Черногор сам встанет на коньки, тогда все и в Ставрополе построится. И только я собрался заявить, что наш губернатор на коньках стоит не хуже некоторых, как Батька внезапно переключился на другую тему: «Если вы были в Бобруйске, вы видели, в каком состоянии город. Страшно было зайти, свинушник был. Это в основном еврейский был город, вы знаете, как евреи относятся к месту, где они живут. Посмотрите в Израиле, я вот был… Я ни в коем случае не хочу их обидеть, но они не очень заботятся, чтобы подстрижена трава была, как в Москве, у россиян, белорусов». И продолжил, что мы, мол, город вычистили, теперь, если хотят, пусть возвращаются. Кто мы? – ошарашенно спросил я. Мы – белорусы, – ответил Батька. А возвращаться, понятно, было предложено жителям Бобруйска, осевшим в Израиле.

Все бы ничего, но в зале присутствовало несколько телекамер, шла трансляция. И реакция последовала незамедлительно.

Посла Белоруссии в Израиле Игоря Лещеню вызвали в тамошний МИД, где заявили: «Кроме президента Ирана, никто так не говорит».

Соответственно посол Израиля в Белоруссии Зеев Бен-Арье и первый секретарь посольства Игаль Койфман были отозваны из Минска для консультаций. Зашумели еврейские организации во многих странах.

В общем, скандал получился мирового масштаба.

В Израиль послали «с разъяснительной миссией» моего коллегу, главного редактора «Советской Белоруссии» Павла Якубовича, но, несмотря на все усилия посольства, того на сколь-нибудь серьезном уровне в Иерусалиме не приняли.

А я призадумался: какие же вопросы можно задавать президентам, чтоб избежать риска столь масштабных последствий?

Василий БАЛДИЦЫН