святитель Митрофан Воронежский

Это самое странное сооружение в селе Бурлацком да и, пожалуй, во всем крае. На первый взгляд, в нем сосуществуют вещи, абсолютно несовместимые друг с другом – как по своему назначению, так и по человеческому восприятию. Если ходить по двору и смотреть вокруг, то в глаза будут бросаться какие-то детали от тракторов, снующие под ногами куры и сложенные под стенкой строительные леса. На гараже можно увидеть две спутниковые антенны. А вот если запрокинуть голову, взору предстанут установленные высоко на здании православные кресты.

Это Бурлацкая церковь Святителя Митрофана Воронежского. Около нее меня уже поджидал отец Ириней (Лукьянов) в мирских одеждах. Название церкви не случайно, так как основателями села были выходцы из Воронежской губернии. У входа в храм незамысловатые росписи, свидетельствующие о благих деяниях Митрофана Воронежского во времена Петра I. Сразу же записываю его духовное наставление: «Употреби труд, храни мерность – богат будешь». Потом после многочасового общения с отцом Иринеем я убедился, насколько точно его мирские и богоугодные деяния соответствуют наказу Святителя. Да и само слово «богатство» для 40-летнего батюшки наполнено совершенно иным смыслом, коим мы привычно воспринимаем его.

Когда-то в селе Бурлацком была своя церковь, но после войны ее разрушили, и сейчас на ее месте стоят жилые дома. В начале 90-х сельчане стали добиваться, чтобы в село прислали батюшку, хотя для несения церковной службы не было ни одного приспособленного помещения. И тем не менее отец Ириней с матушкой Светланой решились на переезд из краевого центра, где они мыкались по частным квартирам. Забегая вперед скажу, что и в настоящее время у супругов нет своего жилья, вместе с детьми они живут в небольшой саманной хатке при церкви, вкладывая деньги в совершенно иные благие начинания. Но об этом немного позже.

С юмором отец Ириней рассказывал, как в Ставрополе не раз бегал по инстанциям, пробивал проекты, копал траншеи, строил пристройки к снимаемому жилью, и как только работа завершалась, хозяева предлагали его освободить. Но он ни о чем не жалеет: полученный строительный опыт очень пригодился во время возведения церкви.

Камышовая церковь

Первую службу в Бурлацком отец Ириней провел в небольшой комнатке, выделенной в квартире одной из верующих старушек. Потом понял, что негоже такому большому селу быть без церкви, и, значит, надо приступать к строительству. И начало будущему храму положили… камышовые маты, из которых священник собственноручно соорудил небольшое помещение, смахивающее на сарай, обмазал его глиной и четыре года в таких труднейших условиях нес церковную службу, исполнял религиозные обряды. Несмотря на непритязательный внешний вид церкви, сюда приезжал ныне покойный владыка Гедеон, чтобы отметить и поддержать добрые дела отца Иринея.

– Нынешнюю церковь строили всем миром, – рассказывает отец Ириней. – В качестве основного материала использовали камень из местного карьера, но когда вывели стены на уровень окон, я понял, что старый фундамент огромной нагрузки не выдержит. И целый год мы укрепляли основание. Сейчас много внимания уделяем иконостасу. Он полностью выполнен из резного дерева, и теперь приступаем к его позолоте.

Когда батюшка назвал, какую сумму необходимо заплатить за полностью выполненную работу, глаза у меня округлились. Такие расходы в обыкновенной сельской церкви? На свечках да требах за сто лет такой суммы не набрать, но, оказывается, у отца Иринея есть мирской источник доходов для церкви, о котором хорошо знает каждый житель Бурлацкого.

За счет этого источника рядом с возведенной каменной церковью построена светлая крестильня, с огромными окнами, содержится церковный штат, ведутся занятия в воскресной школе и делается еще много других полезных дел. Но главное, практически полностью завершено строительство долгожданной церкви, рядом с которой до сих пор стоит камышовое сооружение, ставшее символом возрождения православной веры в селе Бурлацком.

«Не пить, не материться!»

– В какой-то момент я понял, что у церкви должен быть надежный источник дохода, – делится своими мыслями отец Ириней. – И им должна стать земля. Я обратился за помощью к главе районной администрации, где нашел полное понимание. Подчеркиваю, не мне, а церкви было выделено из районного фонда перераспределения 300 гектаров земли, расположенной почти за 40 километров от села. И, получив благословение владыки, мы занялись земледелием.

О том, что и на земле дела у батюшки идут так же успешно, как и в церкви, я убедился, когда мы пришли на хозяйственный двор. Размаху отца Иринея может позавидовать любой фермер. Это почти маленький колхоз. За счет выручки от продажи зерна бурлацкая церковь имеет свои сеялки, культиваторы, грузовые тележки, комбайны, тракторы. Недавно приход купил КамАЗ, а владыка Феофан подарил колесный трактор. В настоящее время завершается строительство зернохранилища. Кстати, о зерне. В последние четыре года его получают по 30 центнеров с гектара, что дает возможность закупать технику, рассчитываться с кредитами. Отсюда же деньги и на иконостас, и на другие церковные нужды.

Выручка от урожая позволила церкви выкупить расположенную по соседству базу бывшего сельпо. В общем, планов у отца Иринея громадье. При всем том, что он успевает нести службу в двух сельских приходах.

На одной из тележек замечаю прибитый к борту небольшой крестик.

– Для чего? – интересуюсь у батюшки. – Наверное, чтобы не воровали?

– Ну, с этим у меня строго, – поясняет отец Ириней. – В нашем коллективе работают всего 10 человек. Это трактористы, рабочие. Каждому платим по две с половиной тысячи рублей ежемесячной зарплаты плюс 10 тонн зерна в год. Для села очень даже неплохо. Разгильдяев, как это было в прежние времена, не держу. Терпеть не могу пьяниц. Замечу – сразу уволю. А найти постоянную работу в селе довольно сложно. К тому же мы платим зарплату без перебоев, день в день. Для этого содержим свою бухгалтерию.

– Ну а вдруг рабочему упадет на ногу тяжелая запчасть, он же не только черта вспомнит? – шутя, пытаюсь узнать мнение батюшки.

– Это его личное дело, – спокойно отвечает отец Ириней. – Но чтобы материться в моем присутствии да еще на территории церкви, не приведи Господь.

Стоящие рядом рабочие улыбаются. Кому, как не им, знать характер отца Иринея. Сказал: не пить – значит, крепись. Хочешь поматериться, геть за церковную территорию. Оно как-то и непривычно для сельского жителя, но работа дороже.

Колхоз при церкви?

Благие дела отца Иринея, стабильность работы его небольшого коллектива пришлись по душе многим жителям Бурлацкого. И к батюшке потянулись за советом, «поразуметь», «погутарить». А смысл всех разговоров сводился к одному – к предложению взять в церковное пользование их земельне паи.

– Меня доверие сельчан подкупило, – за чашкой чая, приготовленного матушкой Светланой, рассказывает отец Ириней. – Мы уже, как говорится, выросли из коротких штанишек, и для гарантированного получения высоких урожаев необходимо вводить севооборот. А для этого надо расширять посевные площади. – Далее батюшка переходит на агрономическую терминологию, и мне становится понятным желание жителей села вступить в церковный колхоз. За таким батюшкой-агрономом не пропадешь.

Более трех часов длилось собрание владельцев земельных паев. В итоге многие согласились передать их отцу Иринею, и к его 300 гектарам пашни в нынешнем году добавились еще 900. А это уже солидное хозяйство, за которым нужен глаз да глаз, и потому у отца Иринея появилось желание выучить своего старшего сына Николая еще и агрономической науке. Подчеркну, ни техника, ни земля лично отцу Иринею не принадлежат. Это все в распоряжении церкви Святителя Митрофана Воронежского, чьи слова «употреби труд…» стали жизненным правилом бурлацкого батюшки.

Что гарантирует отец Ириней своим «колхозникам»? Это ежегодно выделение на земельный пай 2,5 тонны зерна, 10 литров подсолнечного масла и двух мешков муки. Такого себе не могут позволить даже крепкие сельхозпредприятия, но отец Ириней уверен, что с Божьей помощью будет выполнять свои обязательства перед сельчанами, доверившими ему свои паи. Нынешней осенью церковь впервые посеяла 300 гектаров озимой пшеницы. А это уже гарантия будущего урожая.

Однако сколько ни говори о гектарах и центнерах, прежде всего отец Ириней – духовный наставник. Он очень располагает к себе людей, и не случайно к нему едут и из других районов – получить благословение, исповедаться, обвенчаться. И никому нет отказа. Двери в бурлацкую церковь всегда открыты.

Сергей РЫБАЛЬЧЕНКО