Проблемы хутора Липовчанского, что в Шпаковском районе, в течение нескольких последних лет не раз поднимались на страницах нашей газеты. Речь шла и о транспортных неурядицах. В частности, о том, что хуторяне не имели нормального автобусного сообщения не то что с краевым центром – даже с близлежащей станицей Темнолесской (сейчас часть этих вопросов уже решена). Но главное, что беспокоило жителей хутора раньше и, увы, беспокоит поныне, побуждая их обращаться за помощью в различные инстанции, – это отсутствие централизованной системы водоснабжения.

Хутору, где, кстати сказать, 89 дворов и где проживают более 180 человек, похоже, не грозит судьба некоторых других населенных пунктов Ставрополья, оказавшихся сейчас фактически брошенными. Жизнь в Липовчанском не замерла – теплится. Так тем более, казалось бы, надо думать о его перспективе.

Нет, без питьевой воды здесь никто не остается. Ее по заявкам жителей подвозит сюда на своем тракторе с бочкой один частник. Но почему нельзя построить водопровод? Ведь всего в нескольких километрах отсюда – в станице Новоекатериновской Кочубеевского района – есть родники, которые раньше «поили» несколько объектов, а сейчас – только один. Избыток воды сбрасывается в лес. Почему не направить эту бесхозную воду автономным водоводом, фактически самотеком в Липовчанский? Тем более что хуторяне, на горьком жизненном опыте убедившись в том, что под лежачий камень вода не течет ни в прямом, ни в переносном смысле, добились-таки того, что в прошлом году целевым назначением предусматривались для этого объекта 300 тысяч рублей (из краевого бюджета за счет дополнительных доходов).

Наши читатели, возможно, помнят письмо возмущенных жителей хутора, опубликованное в «Ставропольской правде» 12 февраля сего года под названием «А мы по-прежнему без воды». В нем как раз и поднимались эти и другие вопросы, касающиеся различных аспектов водоснабжения. Звучала и критика в адрес местной и районной администраций, которые, по мнению авторов письма, бездействуют, сорвали тем самым освоение целевых денег.

И какова же реакция на эту публикацию у местной власти? И была ли она вообще? Да, была. Но несколько иная, чем следовало ожидать. Официального ответа, правда, мы так и не дождались, но в телефонных звонках в редакцию звучали претензии по поводу того, что ряд моментов в этом письме является небесспорным, основные факты искажены, критика, мол, необоснованна.

Вот на этой встрече, в которой участвовали глава администрации станицы Темнолесской С. Герасименко и директор муниципального унитарного предприятия «Родник» В. Степаненко, и предстояло сообща выяснить, чего же «неправильного» было в письме.

– Я в корне не согласен уже даже с самим заголовком, – говорит Сергей Максимович. – Как это «А мы по-прежнему без воды»? Уже на второй день после оплаты бочка у вас.

– Мы же имеем в виду другую воду – не из бочки, а водопроводную, – резонно возражают оратору из толпы. – А ее как раз у нас нет, и когда будет – неизвестно.

– Вот, смотрите, у меня целая папка различных документов – запросы, ответы, переписка с краевыми ведомствами. И все по вашему вопросу – водоснабжение Липовчанского. Мы никогда не уходили от этих проблем!

Председателя уличного комитета Степана Петровича Осипенко, однако, не возьмешь голыми руками. Он тоже вооружен массой официальных бумаг.

– Вам не следует «привязываться» к нашим 300 тысячам рублей. Это мы их выбили, а вы их даже не освоили.

– Если быть точным, то реально было выделено не 300, а 100 тысяч рублей, которые поступили на счет заказчика – Шпаковской райгосадминистрации. Но если уж вы такие деятельные, – горячится глава, – так берите эти деньги и сами занимайтесь строительством.

– Нет уж, будьте любезны, – вступает в разговор одна из хуторянок. – Мы именно вас выбирали председателем сельсовета, вот и отрабатывайте наше доверие.

– А меня выбирал не один ваш хутор, а вся территория сельсовета! И значительная часть ее тоже остается без водопровода. В самой Темнолесской таких дворов около 700… Да, ваше требование справедливо. И я готов сказать и говорю вам большое спасибо за то, что вы со своей стороны подключаетесь к этому вопросу. Но, согласитесь, нецелесообразно закапывать в землю несколько миллионов рублей ради водопровода к одному лишь Липовчанскому. Мы должны думать и о Темнолесской…

Не знаю, кому как, а мне разговор на этой «беспротокольной» встрече понравился. Тут была и горячая словесная перепалка, в ходе которой до предела обнажается суть взаимных претензий и каждый считает только себя правым; был и откровенный «базар», когда все говорят, перебивая друг друга, и не слышат собеседника; были, естественно, прямые вопросы и обстоятельные ответы… В общем, нормальный живой разговор людей, которым давно следовало бы встретиться и побеседовать. Ведь если не вдаваться в частности, не цепляться к отдельным фразам, а говорить по существу, то тут действительно кое-что прояснилось.

Оказывается, от того варианта водообеспечения, о котором шла речь в письме хуторян и который вначале имелся в виду также и самой администрацией, теперь, судя по всему, придется отказаться. Почему? Во-первых, вода в Новоекатериновской просто так не сбрасывается в лес. Ее утечка происходит из-за того, что водопровод здесь просто-напросто прогнил. А во-вторых, Кочубеевский райводоканал, исходя из дебита, может дать отсюда воды в объеме не 240 кубометров в сутки, чтобы можно было ею обеспечить и Липовчанский, и Темнолесскую, а всего 70 кубов.

– В конце концов можно было бы согласиться и на один лишь хутор, – говорит В. Степаненко. – Но у кочубеевцев есть непременное условие: если Липовчанский придется подключать к системе водоснабжения станицы Новоекатериновской, то мы должны отремонтировать им один километр 200-миллиметровой трубы. А это большие деньги. К тому же это территория другого района. Значит, неизбежны расходы и на арендную плату.

Но самое главное, почему пришлось отказаться от этого варианта и сконцентрироваться на другом, – на территории Шпаковского района, рядом с Темнолесской, есть четыре источника. С помощью мониторинга природных ресурсов уже определен их общий дебит – 450 кубометров воды в сутки. Наряду с действующим станичным водопроводом теперь можно будет, по словам С. Герасименко, решить проблему водоснабжения кардинальным образом, в интересах всего населения – и хутора, и станицы.

Исследованиями подтверждается не только достаточное количество воды в этих источниках, но и ее качество. Как раз на проведение данного мониторинга и было израсходовано 25 тысяч рублей из тех самых вышеупомянутых, реальных ста тысяч. Если правильно спроектировать, то вода, возможно, пойдет и «в гору» – так что ее, не исключено, даже не придется на хутор подкачивать.

Стоимость объекта? Пока нет техусловий и проектно-сметной документации, об этом трудно судить. Но даже если этот вариант по затратам окажется не дешевле «новоекатериновского», все равно он и эффективней, и перспективней, поскольку вода будет подаваться и липовчанцам, и темнолесцам.

Все это, конечно, обнадеживает. Тем более что, возможно, заказчиком этого объекта, как говорилось на встрече, будет выступать министерство жилищно-коммунального хозяйства, строительства и архитектуры края. А это значит, что уровень решения вопросов будет гораздо выше. Да если еще водопровод окажется в утвержденном перечне строек и объектов, финансируемых из краевого бюджета! По крайней мере, кроме оставшихся 275 тысяч рублей в текущем году, как было заявлено на встрече с населением, ожидается еще около 600 тысяч рублей из профицита бюджета.

В принципе хуторяне не возражают против нового, несколько неожиданного для них варианта водоснабжения. Лишь бы вода была! Но и особой радости не испытывают по поводу открывающихся перспектив. И понятно, почему. Сколько лет уже идут разговоры о водопроводе, сколько обнадеживающих ответов пришло из официальных источников, сколько высокопоставленных чиновников занималось этим злободневным вопросом, а дело, по большому счету, практически стоит. Вдруг и на этот раз оно застопорится?

Ведь когда реально может появиться тут не привозная, а водопроводная вода? Даже если все нормально сложится, то минимум через два года. Конечно, можно потерпеть. Но у меня не выходят из головы слова старушки, сидевшей на лавочке:

– Да мы за это время и умрем тут!

Виктор ВОВК