Основатель первого в России музея игрушки Николай Дмитриевич Бартрам говорил, что игрушка – это зеркало жизни. Действительно, детские игры, игрушки отражают социальные, морально-этические и многие другие представления и устремления общества. Игрушки Лели Праве

Большинство коллекций возникает как плод чьей-нибудь личной инициативы. Собрание игрушек в Ставропольском краеведческом музее имени Г. Прозрителева и Г. Праве пока невелико – 250 единиц. В основном коллекция содержит вещи, которые принесли из дому сотрудники музея. Чуть ли не первым это сделал его директор Николай Охонько, передав музею игрушки своих детей. Одну из них, маленькое, но не отличимое на вид от настоящего пианино принесла дочь директора Ульяна. Это оказалась даже не ее собственная вещь, а подарок, доставшийся ей от ребенка предшествующего поколения.

Может быть, рассказывая нам об этом, старшие научные сотрудники Алла Акопьян и Галина Балахонова по ассоциации вспомнили очень похожую историю, и таким образом мы оказались первыми (внимание, эксклюзив!), кому показали детские игрушки, принадлежащие, как думают в музее, дочери другого его руководителя и основателя – Георгия Праве. Во всяком случае, на подставке одной из них выжжено по дереву «Леля Праве» (у Георгия Константиновича была дочь Ольга). Игрушки – так называемые «богородицкие», вырезанные из дерева фигурки людей и животных. В начале прошлого века такие продавались на главной в Ставрополе площади во время ярмарок. Не показывали их до сих пор посетителям в силу особой, памятной ценности.

Есть и другие раритеты. В 1998 году Мария Вячеславовна Сивова, жительница Ставрополя 1903 года рождения, передала в дар музею десятка два игрушек. Они были куплены ею в разные годы, но ни один ребенок ими не играл, и музей получил их новыми, в нераспечатанных коробках. Мария Вячеславовна рассказала свою историю, трагическую и трогательную. В 1941 году она проводила на фронт из Ставрополя единственного сына. С войны он не вернулся, но мать в его смерть не поверила. Долгие годы она ждала его, лелеяла надежду, что сын вернется, женится, родятся дети. Наверное, чтобы скрасить одиночество и поддержать в себе эту веру, стала покупать для будущих внуков игрушки. Их она и передала в дар музею, когда жизнь ее уже приближалась к вековому рубежу. Наверное, Мария Сивова очень хотела иметь внучку, потому что большинство купленных ею вещей – это куклы, игрушечные мебель и посуда. Сейчас они выставлены в одной из экспозиций музея, и можно увидеть, чем игрушки 50-60-х годов отличаются от нынешних. Просятся слова: наличием души. Глиняная головка большой куклы расписана вручную, у нее есть свое, особое выражение. Огромные глаза, как настоящие. Мебель – точная копия той, которая стояла в домах. Игрушечные животные также выполнены «натюрель», только что уменьшены во много раз.

Сегодняшние игрушки с этими даже не хочется сравнивать. Унифицированные, сделанные на потоке, обычная штамповка… Но, может быть, так думают взрослые, которые покупают их своим детям. А детям они нравятся.

Отдельную часть коллекции музея составляют елочные игрушки. Собирали их тоже с миру по нитке. И, ей-богу, ватные, белоснежные Деды Морозы смотрятся куда роднее заполонивших магазины перед Новым годом Санта-Клаусов. Интересно, что по игрушкам, елочным в том числе, можно определить историческую эпоху их изготовления. Так, в 60-е годы были модны гирлянды с космической символикой. На цветном проводке висели пластмассовые ракеты, космонавты, спутники-колобки. А новогодние елки всех советских детей венчала пятиконечная красная звезда, без нее и елка была не елка.

Я подарила музею новогоднюю игрушку из собственного дома – снеговика. Купили его в 1991 году. Кто помнит, купить что-либо в ту пору в наших магазинах было сложно. В «Детском мире» стояла большая очередь. Снеговичок оказался пластмассовый, в пупырышек и почему-то зеленого цвета… Алла Акопьян высказала предположение, что, по случаю тогдашнего кромешного дефицита, какую пластмассу нашли – из такой и сделали. Тоже знак эпохи.

Отдавать родную вещь было жалко, но я утешилась мыслью, что там она дольше сохранится. Работники музея со мной согласились. Они обращаются к нашим читателям с просьбой передать в их коллекцию игрушки из домашних собраний. В них тоже хранится время.

Лариса ПРАЙСМАН