Все регионы России сегодня в один голос заявляют о перепроизводстве зерна, о необходимости что-то делать с излишками. В стране, с учетом переходящих запасов прошлых лет, хранится около 100 млн. тонн. На внешний рынок надежды мало. Не научились мы еще экспортировать. Остается внутренний. Но ситуация на нем пока мало радует.

Возрождение в рассрочку

По оценке Министерства сельского хозяйства РФ, на продовольственные нужды – хлеб, макаронные изделия – россиянам надо 15-17 млн. тонн зерна, примерно шестую часть собранного урожая. То есть огромные "излишки" можно пустить на корм скоту. Однако животноводство пребывает в глубоком кризисе. Подтверждение тому – пустующие фермы, кошары, зияющие разбитыми окнами, разобранными крышами. Согласитесь, непростительная роскошь, в то время как продовольственный рынок страны почти на 40 процентов формируется за счет импорта.

Производство мяса, молока, яиц начинается с формирования элитного стада. Много сегодня говорится о лизинге – приобретении животных в рассрочку. Но пока, к сожалению, эта схема не в состоянии "совершить революцию", удовлетворить запросы всех желающих – в силу своей финансовой слабости. В нынешнем году из бюджета края на эти цели выделено 15 млн. рублей. С учетом возвратных средств будет немногим более 20 млн. Этого, по мнению заместителя министра сельского хозяйства СК Николая Дорохина, недостаточно, чтобы кардинально поправить положение дел в отрасли. Скажем, один хороший бык шароле сегодня обходится по цене средней иномарки.

Самостоятельно приобрести племенных животных могут лишь единицы, причем сильных, хозяйств. Правда, появился и другой способ решения этой проблемы, подсказанный коллегами – животноводами из Московской, Ленинградской, Ярославской, Нижегородской и других областей. Из-за пожаров и сильной засухи летом и осенью нынче они испытывают серьезный голод в кормах и готовы поставить отличный племенной материал в обмен на сено и фураж, которых на Ставрополье в избытке. Есть и определенная договоренность между региональными министерствами сельского хозяйства о содействии этому процессу.

В прошлом году по такой схеме сработали, в частности, новоалександровцы, которые из Ярославской области привезли молочный скот. Благодарненцы взаимодействовали с московскими коллегами. Казалось бы, условия для подобного сотрудничества в этом году для края еще более привлекательные. Зерна и сена в достатке. Но ставропольские животноводы почему-то не спешат действовать по этой схеме, предпочитая выжидать в надежде, что цена на зерно поднимется.

Тверже буренки валюты нет

А вот инвесторы, сделавшие в свое время ставку на зерновое производство и не получившие скорой прибыли, ждать заветного повышения цен не стали. Хотя и своего не упустили, потребовав от руководителей хозяйств расплатиться скотиной. В ряде сельхозпредприятий Петровского, Шпаковского и других районов подобным образом "испарились" целые молочнотоварные фермы. К тому же десятки людей лишились работы. Вот и думайте теперь, гадайте: что же на селе является козырной картой – зерно или буренка, которая выручит и в неурожайный год.

Приходящие в край инвесторы все активнее занимают пустующие ниши в сельскохозяйственном секторе, нередко используя их в дальнейшем по своему усмотрению. И здесь ставропольским сельхозпроизводителям тоже надо быть немного порасторопней, уверены в минсельхозе края.

– Дальнейшее развитие мясного скотоводства будет осуществляться по двум направлениям, – говорит Н. Дорохин. – Во-первых, путем расширения существующих и создания новых хозяйств в традиционных зонах разведения мясного скота (Апанасенковский, Нефтекумский, Туркменский, Левокумский, Ипатовский районы), располагающих достаточным количеством площадей как естественных, так и улучшенных пастбищ. Во-вторых, освоение новых пастбищ в Кочубеевском, Андроповском, Грачевском, Александровском районах, входящих в так называемую Прикалаусскую зону и занимающихся в основном разведением молочных животных. Жесткие условия востока и северо-востока предполагают разведение выносливого, приспособленного скота калмыцкой породы. В центральных и южных районах мы рекомендуем более интенсивные породы, такие, как герефордская, лимузинская, симментальская, и их помеси.

Уже сегодня с хозяйствами Правобережной зоны Кочубеевского района решается вопрос о приобретении по лизингу казахской белоголовой, других мясных пород. Нижегородская область готова поставить Ставрополью целое стадо герефордов – более 200 голов.

Занимательная арифметика

Как показывает жизнь, в условиях перепроизводства зерна в выгоде остаются хозяйства, где есть животноводство. Один пример. Возьмем Благодарненский район. В этом году здесь произвели 242 тыс. тонн зерна, 90 процентов из которого – продовольственное, остальное – 24,2 тыс. тонн – фуражное. Вместе с тем потребности в нем у хозяйств района – 10 тыс. В лучшем случае остальное будет продано, естественно, по сниженным ценам, так как этого добра нынче у всех хватает.

А вот расклад в разрезе продукции животноводства. Для того, чтобы вырастить одну свинью весом в 110-115 кг, потребуется 1110-1115 кг фуражного корма. С учетом цены на свинину (по 25 руб. за кг в живом весе) за хрюшку можно выручить 3825 рублей. Вот теперь и считайте: зерно в чистом виде было бы продано по 1200 рублей за тонну, а в новой "роли" его стоимость увеличивается в 2,9 раза.

В том, что фураж, прокрученный через свиноводство, может приносить двойные дивиденды, убедились в племколхозе "Россия" Новоалександровского, племрепродукторе "Артезианское" Новоселицкого, АО им. Кирова Труновского, СПК "Дружба" Советского, племколхоза им. Чапаева Кочубеевского, СПК "Путь Ленина" Изобильненского районов.

Еще большую прибыль приносит зерно, используемое в птицеводстве. Тут прогрессия выходит вообще геометрическая. По словам специалистов, одна тысяча тонн зерна идет на производство 333 тонн птичьего мяса. Сегодня бройлер продается по 27 руб. за килограмм в живом весе. Легко подсчитать, что одна тысяча тонн фуража принесет выручку около 9 млн. рублей. Это значит, что птицеводческое предприятие возьмет с зернопродукции в семь раз больше, чем от ее реализации обычным путем.

Конечно, всерьез заниматься последней отраслью могут только фабрики, где есть необходимое оборудование, племпоголовье и т. д. И тем не менее большинство предприятий загружены в лучшем случае на 50 процентов. Производственный потенциал их далеко не исчерпан.

Другое выгодное вложение – овцеводство. Особенно мясного направления. Спрос на молодую баранину растет. Сегодня килограмм такого диетического мяса стоит свыше 60 рублей. То есть цена на него сегодня больше, чем на шерсть. Хотя затраты на килограмм руна почти в три раза выше, чем на получение килограмма привеса.

На базе колхоза им. Ворошилова Труновского района, колхоза-племзавода им. Чапаева Кочубеевского района, КФХ "Русь" Андроповского района идет работа по созданию нового типа скороспелых овец мясного направления. Успешно занимаются производством мясной баранины и в СПК "Гигант" Благодарненского района. Как заметил председатель А. Ворожко, ягнята способны давать до 400 г привеса в сутки. При идеальных условиях кормления и содержания за четыре месяца получается скороспелый баранчик в 48 кг – готовый к продаже. А это почти полторы тысячи рублей.

Впрочем, всю эту занимательную арифметику знает руководитель любого хозяйства. Другое дело, как реализовать ее на практике. Не спорим, одним желанием отрасль не поднять. Камень на шее – зарубежные конкуренты. Мягкая таможенная политика государства стала мачехой для российского производителя. Куда ни глянь – в продаже импорт.

Найти рынок сбыта продукции, безусловно, задача не из легких. Тем более в условиях, когда отечественные мясокомбинаты отвернулись от родных поставщиков, отдав предпочтение более дешевому импортному сырью, в основном фаршам и продукции глубокой заморозки с низкими питательными свойствами. И зачастую можно услышать: а где мы найдем покупателя нашего мяса? Задача сложная, но решаемая. АОЗТ "Племрепродуктор "Артезианское" Новоселицкого района с уровнем рентабельности 176% (одним из самых высоких в крае и на Юге России) отправляет свинину в Москву, на Урал, в другие регионы России. Колхоз "Русь" Советского района недавно стал поставлять мясных животных даже на внешний рынок, заключив договор с одной из иорданских фирм. И примеров здесь можно привести много.

В то же время многие руководители сельхозпредприятий активно ищут покупателей зерна, в том числе и фуражного. А потом тысячи тонн мяса из Европы, Китая и Америки кораблями и эшелонами устремляются на российский рынок. Что же получается? Отечественный сельхозпроизводитель продает зерно по низким ценам, а за границей на наших дешевых кормах выращивают мясо (ту же свинину, курятину и говядину) и привозят к нам. Но уже по мировым ценам. Вот и думайте теперь, кому выгодно перепроизводство зерна в России.

Татьяна СЛИПЧЕНКО

Зерновой дефолт спасет животноводство / Газета «Ставропольская правда» / 25 декабря 2002 г.