Принятые Госдумой края законы о поддержке инвестиций дадут экономический эффект не сразу. Но обязательно дадут, считает зампредседателя Госдумы края, руководитель рабочей группы по подготовке инвестиционных законопроектов Константин Храмов.

– Константин Константинович, не так давно, когда мы говорили с вами о подготовке закона о господдержке инвестиционной деятельности в крае, вы не стали оценивать его возможный экономический эффект, сославшись на то, что еще неизвестно, насколько либеральным он получится. Теперь закон принят. Что вы можете сказать о его сути и эффекте, который он принесет?

– Действительно, я переживал по поводу позиции правительства в отношении закона: предоставление льгот, как правило, вызывает у чиновников реакцию отторжения – это деньги, которые, по сути, теряет бюджет. И я очень рад, что именно правительство, все его структуры согласованно подошли к принятию закона. Большую работу провел думский комитет по бюджету, собственности и инвестициям, самый серьезный вклад в формирование базы закона внес экспертно-консультативный совет при ГДСК. Сегодня мы можем гордиться тем, что в крае создана неплохая законодательная база для поддержки инвестиционной деятельности.

Итак, какие формы господдержки мы заложили. Это предоставление налоговых льгот, выделение субсидий за счет средств бюджета Ставропольского края, предоставление бюджетных и налоговых кредитов. Предусмотрены льготные ставки по аренде краевого имущества для тех инвесторов, которые реализуют привлекательные для нас проекты. Им могут быть предоставлены также государственные гарантии.

Что касается субсидирования кредитов, по этому направлению мы работаем уже третий год. Три четверти банковской ставки по кредитам погашаем за счет средств бюджета края. И в 2003 году закладываем на покрытие процентных ставок около 120 миллионов рублей. Другие положения принятого закона будут вступать в силу по мере поступления денег в бюджет. В дальнейшем мы планируем заложить часть средств на предоставление инвестиций за счет средств бюджета – как это мы делаем сейчас по аграрному сектору. И чем больше будет денег, тем полнее мы реализуем закон. Уже сегодня мы можем говорить о финансировании таких направлений, о которых раньше не могло быть и речи.

Сейчас во втором чтении принят закон об иностранных инвестициях, в первом чтении – закон об инвестиционном налоговом кредите. Теперь основная задача правительства и депутатов – сделать все возможное, чтобы они начали приносить все большую пользу экономике края. Я полагаю, что в полной мере экономический эффект от этих законов проявится через 3-5 лет, когда мы почувствуем, что начала работать законодательная система в целом. Но практическую пользу предприятиям мы принесли уже сейчас. Субсидированными кредитами воспользовалось многие предприятия, и их число постоянно растет. Причем эта финансовая помощь далеко не безвозмездна и возвращается в бюджет с приростом. Предприятие с помощью государства развивается, увеличивает объемы производства, получает больше прибыли, а значит и платит больше налогов.

До избрания депутатом ГД СК прошлого созыва я десять лет занимался бизнесом и, исходя из своего опыта, могу сказать, что разработанные законы реальны и жизненны.

Мы ставим задачу – деньги инвесторов должны работать. Поэтому постарались, чтобы в этих законах не было ненужных ограничений и перестраховок, которые бы превратили их в бездействующие.

– Краевые власти в последнее время ставят вопрос о том, как воспрепятствовать уводу предприятий, налоговых потоков из края. Действительно, что толку говорить об инвестициях, когда мы теряем даже то, что есть. Можно ли в принципе противостоять этому процессу?

– Это проблема не только нашего края. Желание платить меньше налогов естественно для бизнеса. Сегодняшнее российское законодательство таково, что, например, налог на прибыль можно не платить на месте производства, если создать торговый дом для реализации продукции, допустим, в Москве. Здесь надо менять федеральный закон. Налог на прибыль надо собирать полностью в федеральный бюджет и распределять по субъектам Российской Федерации, и тогда не будет разницы, в каком месте он платится. Что касается контроля за политикой предприятий, то здесь тоже есть возможность для руководства края – заложить в бюджете деньги на приобретение акций ключевых для края предприятий и входить таким образом в управление. Другой схемы не существует.

– И воспрепятствовать смене собственника тоже нельзя?

– Есть такое выражение: собственность всегда стремится найти своего последнего собственника. Продавать и покупать акции можно всем без ограничений, но, конечно, в рамках законодательства, строго регламентирующего отношения на рынке ценных бумаг. При этом сегодня уже практически все поняли, что для большинства людей вопрос о собственнике не имеет значения. Рядовому работнику в принципе все равно, кто хозяин завода. Его больше интересует размер зарплаты, объем работы и социальные гарантии.

– Но властям не все равно, в чей бюджет платятся налоги...

– Вот поэтому и существуют договоренности о социальной ответственности бизнеса за то, что он зарабатывает деньги на данной территории. Реализовывать такие договоренности власти не просто могут, но и обязаны!

– В этой связи не могу спросить вот о чем. Ваше имя не так давно оказалось в центре скандальной истории, связанной с переделом собственности в Невинномысске. От руководства "Арнеста", например, прямо прозвучало, что ваши действия наносят ущерб инвестиционному климату, имиджу предприятия, в том числе в глазах иностранных инвесторов. Получается, одной рукой вы за инвестиции, другой – подрываете основу для них?

– Происходит банальное и грубое перекладывание с больной головы на здоровую. В этой истории меня просто демонизировали, предъявили невероятное количество нелепых обвинений, смешных с точки зрения специалистов. Из меня сознательно попытались сделать врага не только предприятия, но и города, который выбирал меня депутатом, и потому считаю своим долгом расставить некоторые акценты.

Руководство "Арнеста", намекая на чьи-то враждебные происки в отношении завода, затеяло кампанию в прессе о выводе налогов, о якобы существующих замыслах нанести ущерб предприятию и, в конечном итоге, городской и краевой казне. После того, как появились "разоблачительные" публикации, краевая Дума сделала запрос в управление Министерства РФ по налогам и сборам по Ставропольскому краю. И вот какую информацию мы получили.

Если в 2001 году на 1 октября поступление налогов от АО "Арнест" составило 102463 тысячи рублей, то на эту же дату нынешнего года – 56492 тысячи. То есть почти в два раза меньше! И это при том, что завод развивается, ситуация на рынке самая благоприятная! Так что же случилось, куда же делись деньги? Может быть, поднимая шум в прессе, ища "внешнего врага", руководство АО просто-напросто пытается отвлечь внимание от происходящего на самом заводе?

В самом деле, почему у руководства крупного предприятия, владеющего контрольным пакетом акций, вызывает панический страх то, что кто-то купил один процент акций? Даже неспециалисту понятно, что одного процента недостаточно ни для того, чтобы принимать значительное участие в управлении предприятием, ни уж тем более для того, чтобы, даже если предположить наличие коварных замыслов, завладеть заводом или сменить собственника. Для любой компании продажа своих акций, их высокая котировка – это положительный факт, подтверждение доверия к нему, стабильности и рентабельности производства. Рост стоимости ценных бумаг – это в конечном итоге приток инвестиций в производство, это скажет любой экономист. Так чего же испугались на "Арнесте"? Может быть, того, что кто-то со стороны, получив доступ к предприятию, посмотрит, как обстоят дела на самом деле, увидит, как проходила приватизация завода, как формировался контрольный пакет акций?

Анализируя процесс покупки акций на "Арнесте" и "Невинномысском Азоте", можно сказать вот о чем. На "Азоте" трудовым коллективом было создано некоммерческое партнерство, и от имени этого юридического лица покупались акции. В конечном итоге собственниками становились сами работники предприятия – члены партнерства. А что в случае с "Арнестом"? В 1998 году его руководители продали свои акции по 25 долларов за штуку Европейскому банку реконструкции и развития. А работники предприятия вынуждены были в последующем продать свои акции по цене 3-4 доллара за штуку, в результате эти акции оказались в руках у руководства предприятия. Только первые лица скупили акций на десятки миллионов рублей. Все это происходило на глазах у всего города и правоохранительных органов!

И именно поэтому мне кажется, что вся поднятая шумиха имеет целью скрыть подобные факты. В том числе и тот, что большое количество акционеров – как работающих, так уже и неработающих на предприятии, заявили о намерении возвратить свои акции, которых они лишились, а точнее – которых их лишили. По сути, их принудительно заставили в убыток себе самим распорядиться своей собственностью! Они обратились (и, видимо, это не последние обращения) ко мне и к депутатам Госдумы России. Подготовлены депутатские запросы в адрес правоохранительных органов, в Генеральную прокуратуру – от имени депутатов Госдумы. Я рад, что на сложившуюся ситуацию обратил внимание губернатор края А. Черногоров. А недавно и краевая Дума приняла решение обратиться по этому вопросу в правоохранительные органы. Как только компетентные органы разберутся, информация об истинном положении дел на заводе станет общим достоянием.

– Значит, ваших интересов в судьбе "Арнеста" нет?

– Я заинтересован в том, чтобы в невинномысском городском и в ставропольском краевом бюджетах было больше денег. Ведь недополученные краевым бюджетом почти 50 миллионов – это недоплаченные зарплаты медработникам, работникам образования, культуры и социальной сферы!

– И все же в своем открытом письме, опубликованном в том числе и в нашей газете, руководство ОАО "Арнест" говорит о политическом шантаже, попытке давления на предприятие в коммерческих целях. Действительно, в краевой Думе много предпринимателей. Вы считаете нормальным, что депутаты занимаются бизнесом и в то же время причастны к рычагам краевой политики? Не есть ли это почва для коррупции, на которую намекает руководство завода?

– Коррупцией является использование своего служебного положения для получения незаконных доходов и привилегий. Скажите, что есть такого в полномочиях краевого депутата, за что можно заплатить? Это во-первых. А во-вторых, Дума – орган коллегиальный, и любое решение принимается 25 депутатами, а у каждого из них – свое видение и своя позиция...

– А как насчет лоббирования групповых или частных интересов?

– Лоббирование будет всегда. В некоторых странах этот механизм закреплен законодательно. Так что тут все совершенно естественно. Я, например, всегда буду лоббировать интересы Невинномысска, поскольку я там живу, там живет моя семья, этот город меня избирал, и я несу перед ним ответственность. Но, как бы я ни лоббировал интересы Невинномысска, в краевой Думе, повторюсь, – 25 депутатов. И каждый заинтересован в своих округах не меньше моего, каждый тянет "одеяло" в свою сторону. И каждый в этом абсолютно прав! Так что не такой уж это страшный "зверь" – лоббирование.

– В последнее время в крае говорят о новом поколении политиков-бизнесменов, реализующих во власти технологии и приемы, привнесенные из бизнеса. Речь идет, например, о ситуации со сменой руководства в Ставрополе. В этой группе политиков называют и ваше имя. Говорят, у этих людей большие деньги, большие амбиции. Как вы оцениваете ситуацию в крае? Действительно ли пришло время новых людей, новой политики?

– По поводу ситуации в Ставрополе скажу сразу – здесь нет особых сенсаций, все укладывается в законные рамки. Я не стал бы разделять, кто откуда пришел. Наступает новое время, появляются новые люди. Это нормально. Понятно, что старой команде это всегда не нравится. И это тоже естественно. Завтра придет новое поколение, которое сменит уже нас. Драматизировать не надо. Конфликт отцов и детей существует везде, в том числе и во власти, тем более что сейчас совершенно другая процедура ее формирования. Чувствуешь в себе силы – иди на выборы! Только помни, что избиратели с каждыми выборами становятся опытнее и требуют от своего избранника все большей ответственности. Сегодня нельзя просто пообещать – значение имеют только реальные дела. Поэтому и приходят во власть те, кто способен работать, кто подтвердил свои знания и способности на деле. Люди им больше верят. И, если вернуться к основной теме нашего разговора – принятым инвестиционным законам, то, наверное, это лучшее подтверждение того, как депутаты-производственники стараются оправдать доверие своих избирателей.

Елена РЫБАЛКО

Константин Храмов: Депутат – всегда лоббист, и в этом нет ничего плохого / Газета «Ставропольская правда» / 15 декабря 2002 г.