© Фото из семейного архива Г.Е. Басулина.

Этот гость редакции пришел в «Ставрополку» буквально по зову своего сердца. Именно так объяснил желание поделиться с нами своими воспоминаниями и переживаниями Геннадий Евгеньевич Басулин, военный пенсионер, бывший политработник, часть службы отдавший работе корреспондентом журнала «Советское военное обозрение». В руках у него несколько листков, исписанных ровным мелким почерком. Свой труд он назвал «эссе» – жанр, предполагающий, как известно, изложение автором некоторых впечатлений в свободной форме. Но краткость выбранного жанра побудила к продолжению разговора в более глубоком, подробном формате. А начало эссе положено вполне конкретным отправным моментом – встрече в одной из школ города Москвы с ветеранами Великой Отечественной войны. Это было время, когда ветераны были еще достаточно молоды, полны сил, поэтому мой собеседник сразу назвал их бойцами. Какое точное и справедливое слово! Солдаты той войны до глубоких седин сохраняли в себе именно качества бойцов.

– Они тогда еще были такими энергичными, поэтому я их назвал бойцами, – вспоминает Геннадий Евгеньевич с улыбкой эту давнюю журналистскую встречу. – Особенно я был счастлив лично познакомиться с легендарным генералом Иваном Лакеевым, чью собственноручную подпись храню в бесценном документе нашей семьи – в наградном листе моему отцу. Подпись героя Испании, Халхин-Гола, участника советско-финской войны – уже тогда это был настоящий раритет… При встрече генерал сразу вспомнил моего отца – бесстрашного истребителя, отличившегося с первых дней на фронте.

… Это было страшное, кровавое лето Сталинграда. В самое пекло огненного неба войны ворвался старший лейтенант Евгений Басулин, в одном бою сбивший шесть вражеских самолетов! В руках его сына еще один бесценный подлинник – бережно сохраненная, потемневшая за несколько десятилетий вырезка из газеты «Правда» с репортажем об этом подвиге. А вот еще одна реликвия – групповой снимок героев, получивших Золотую Звезду Героя Советского Союза из рук председателя Президиума Верховного Совета СССР М. Калинина. На военной фотографии герою-летчику всего 25. Молодое, но уже очень мужественное лицо, открытый светлый взгляд…

– Отец родом из Пензы, родился в 1917 году, в поселке Вазерки. Там сегодня есть улица его имени и памятник, а при входе в местную школу встречает его портрет, – рассказывает Г. Басулин. – Семья их была из лесников. Мой дед Дмитрий Семёнович сразу перешел на сторону революции, был выдвинут на партийную работу в Пензу, поэтому отец вырос уже в городе, поступил в механический техникум, ныне колледж, носящий его имя. Перед зданием колледжа тоже установлен памятник отцу. Земляки чтят подвиг Евгения Басулина.

Просто и четко Геннадий Евгеньевич описывает судьбу отца. А ведь это – судьба настоящего Героя Своего Времени! Она и типична, и уникальна, как сама эпоха, рождавшая стольких героев… Студентом техникума Евгений Басулин занимался в авиаклубе ДОСААФ, там приобщился к самолетам, можно сказать, влюбился в них, поэтому, когда призвали в армию, сразу поступил в летную школу в Оренбурге, который тогда именовался Чкаловом. В период учебы познакомился с девушкой Машей Ягодиной, поженились, в 1939-м родился их первенец Геннадий. Как рассказывала сыну впоследствии мама, на выпуске молодому лейтенанту поставили условие попадания в элитный авиаполк – развестись с женой, поскольку она дочь «врага народа» (вот она, одна из примет эпохи). А ведь про другого деда – Якова Никифоровича Ягодина можно целый роман написать, тоже, впрочем, поразительно детально отражающий эпоху. Бывший прапорщик царской армии, герой Первой мировой, вставший на сторону революции, дослужившийся до полковника ВЧК, в годы ежовщины попал под репрессии.

Конечно, Евгений отказался от развода. В общем, не попал он в элиту… Направили летчиком-инструктором в полк, стоявший в Сталинграде, вскоре забрали в Горький к знаменитому авиаконструктору Лавочкину испытывать новые модели военных самолетов. Понятно, что в испытатели брали самых лучших. А тут война. Вся молодежь рвалась на фронт (и это тоже примета эпохи!). Но Лавочкин не отпускал Басулина, ставшего опытным испытателем. После целой серии рапортов упрямый летчик наконец добился своего и попал в самое пекло Сталинградской битвы. А потом была еще Курская и много других этапов боевого пути.

1944-й год. Внезапный налет противника на наш аэродром, командир попросил: «Женька, выручай!». И Женька вступил в драку с превосходящими силами фашистов. Его самолет подбили, машина загорелась, он был ранен, но нашел в себе силы открыть люк и буквально вывалился из горящего самолета, а тут еще и парашют загорелся. Спасло то, что дело было зимой, упал в овраг на снежный склон, это смягчило удар. Сколько лежал без сознания, не помнил. А в полку приказ: искать героя… Тем временем местные жители его нашли, вытащили, отвезли в сельсовет, сообщили в часть. Оказалось – перебит позвоночник, отправили в Москву в специальный госпиталь, полгода провел на лечении, откуда медкомиссия на фронт уже не пустила. Но от летной работы не отстранили: поезжайте в Армавирское летное училище заместителем командира полка по летной подготовке. Войне еще нужны были новые кадры истребителей…

После войны семья вернулась в родную Пензу, отца взяли на партийную работу, слава героя и любовь народная шла за ним буквально по пятам, но вот пожить долго в мирное время не довелось. Сказалось тяжелое ранение. В 1957-м отец умер, а ведь ему еще и сорока лет не было… Мать осталась одна с двумя пацанами на руках, к тому времени уже родился второй сын – Володя. Сколько героев той войны уже после Победы умерли совсем молодыми! Скорбная примета эпохи, скажете? Наверное, да. Но и высокая цена Победы.

– На журналистском пути много мне встречалось героев, – продолжает свой рассказ Геннадий Евгеньевич. – Конечно, одна из незабываемых встреч – с генералом Лакеевым. Помню, как о нем поведала сослуживица: «Ох и боевой был! На мотоцикле гонял отчаянно по московским проспектам, а все девчонки предвоенной столицы только ахали от восторга и кричали – это же Лака!.. Такое у него было прозвище».

Об этом есть строки в эссе, которое принес сын героя в редакцию: «Еще бы ими не восхищаться, это же были такие прекрасные герои, и такие они тогда были молодые, красивые! А красавец Лака, еще не генерал, был одним из первых Героев Советского Союза, награду эту в СССР учредили в 1934 году. А уже в 1936-м весь мир узнает, как сражается с режимом генерала Франко республиканская Испания. На помощь диктатору Франко ринулась фашистская Германия… Своих воинов посылает на защиту Испании СССР. Там и определилась судьба этого легендарного человека – Лаки…». В жизни он вовсе не был богатырского сложения, вспоминает Г. Басулин. Но богатырского духа – точно! И всегда с огромной любовью говорил о своих отважных асах.

© Фото из семейного архива Г.Е. Басулина.

Там же, в Москве, познакомился Геннадий Басулин с боевым товарищем отца, тоже Героем Советского Союза Леонидом Дмитриевичем Голячковым, который много рассказывал о службе, о том, как вместе летали на боевые задания. Немало ярких эпизодов припомнил. Например, однажды в воздушном бою Евгений попросил Леонида прикрыть его самолет, потому что задумал пойти на новый смелый вираж, и поддержка друга помогла ему сбить еще один вражеский самолет. А сколько таких эпизодов было у них за время службы… Это нам сегодня все представляется некими картинками из фильмов «про войну», а они там жили и сражались, эти молодые герои. Спустя много лет, когда Евгения Басулина давно не было в живых, боевой друг называл его не иначе как асом. А другой сослуживец, тоже героический летчик, прославившийся в небе Югославии, Юрий Перегудов вспоминал, как однажды Басулин в тяжелом бою просто спас ему жизнь. Просто спас жизнь… Так вот из воспоминаний ветеранов вставала перед глазами Геннадия Евгеньевича картина жизни отцовского полка, а по сути – картина жизни страны. В нее вписаны теперь строки многих мемуаров и военачальников, и простых бойцов, а помогал им в этом журналист «Советского военного обозрения» Геннадий Басулин. Ему довелось в этой работе лично общаться с ветеранами, входившими в созданный при Министерстве обороны СССР Совет маршалов.

– Они на пенсии писали статьи, а я им помогал. Честно скажу, это была непростая работа, требовавшая особого такта, осмысления огромного объема информации. Встречался с ними, беседовал, вносил корректировки в тексты. А еще много уделял внимания актуальной тогда «афганской» теме, редактировал поступавшие в журнал материалы и сам писал о воинах-афганцах… Конечно, я в дальнейшем много писал и об отце, считал это своим долгом. После увольнения из армии чувствовал, что обязан что-то сделать для отца. Нет, я понимал, что ему славы хватит, памятники ему стоят, увековечен в Музее боевой славы на Поклонной горе в Москве. Пензенские журналисты много о нем писали. Но мне самому хотелось написать о нем для нынешних поколений.

Сотрудничеству в журнале предшествовал большой путь военной службы Геннадия Басулина. Еще со школьной скамьи хотел стать офицером, поступил в военное зенитно-прожекторное училище в Казани, но его расформировали (послевоенный период требовал новых подходов к армии), а набор распределили по нескольким другим училищам. Басулину выпало ехать в Ставропольское военное радиотехническое училище, на базе которого вскоре основали летное. Так город Ставрополь стал по-настоящему родным и любимым по сей день. Потом побросала судьба молодого лейтенанта вместе с юной женой-ставропольчанкой по всему Союзу от Туркмении до Азербайджана. В Ставрополь они вернулись, когда его назначили сначала замполитом командира подразделения Ставропольского филиала Армавирского летного училища, затем - в политотдел летного полка близ Ставрополя. Были годы преподавания в Ставропольском военном училище летчиков-штурманов, затем – таком же в Барнауле. А поскольку политработник Басулин и по роду службы, и по собственному внутреннему расположению нередко, как выразился Геннадий Евгеньевич, «пописывал статейки» в армейские газеты, его творчество заметили и забрали в Москву в «Советское военное обозрение», в военно-политический отдел. За несколько лет службы в столице помотался по командировкам по всей стране. Из военной журналистики ушел уставший донельзя. Столичная суета утомляет: утром – нырк в метро, оттуда в редакцию, вечером опять – нырк в метро… Когда демобилизовался, наконец удалось пройтись пешком по Москве, ходил в театры, видел «живьем» легендарных стариков Самойлова, Ильинского…

А с началом перестройки решил вернуться поближе к сыну Дмитрию в Ставрополь, к тому же здесь тоже в статусе пенсионеров осело много бывших сослуживцев. Да и поселиться выпало совсем рядом с тем местом, где когда-то располагалось их военное училище. Теперь Геннадий Евгеньевич частенько прогуливается по улицам, связанным с воспоминаниями молодости, в праздничные даты встречается здесь с однокашниками. У сына с невесткой и внучкой Олей семейный бизнес. И хотя живут они своей семьей, с отцом и дедом постоянно на связи. Конечно, благодаря ему хорошо знают героическую историю семьи… В своем эссе Г. Басулин влюбленно-поэтически описывает Ставрополь:

«Город на высоте… Каждый житель в нем помнит свое родство – близкое ли, дальнее ли, семейное или историческое, каждый – словно с крыльями высокой одухотворенности за спиной…

Вот и я залетел сюда. Иду по улице имени летчика-истребителя Анатолия Серова, героя Испании и Советского Союза, его называли любимцем Сталина. И вспоминаю женщину, ставшую знаменитой под его фамилией – прекрасную советскую киноактрису Валентину Серову. Она моментально влюбилась в героя, только любовь их была совсем короткой (легендарный «испанец» погиб в 1939-м на летных испытаниях). Это ей, Валентине Серовой, корреспондент газеты «Красная звезда» Константин Симонов посвятит стихотворение «Жди меня», которое бойцы в окопах Великой Отечественной в минуты затишья читали шепотом, думая о своих: «Жди меня, и я вернусь, только очень жди!».

Вот так ставропольская улица имени героя навевает трепетные воспоминания об истории не только людей – истории страны. В пеших путешествиях по Ставрополю Г. Басулин нашел здание бывшей школы, в которой учился еще один герой – Валентин Хомяков, гвардии полковник, летчик-истребитель, участник испанской и Великой Отечественной войн. Геннадий Евгеньевич не просто писал когда-то о героях, он и сегодня много думает о них, людях своей эпохи. Читаем дальше строки его эссе:

«Удивительно, но в городе, расположенном среди бескрайних степей Северного Кавказа, в городе, вознесенном «на семи ветрах» к небесам, жили и живут люди, как говорится, с морской душой! А вот и улица имени моряка-подводника, ставропольца Ивана Бурмистрова, первым из советских моряков награжденного званием Героя Советского Союза. Он из той же плеяды героев сражений с фашизмом прошлого столетия.

Они были первыми, но не последними. Новое время пришло. Летопись героических сражений продолжается. Мы видим новых героев. Мы знаем их имена…».

И мне, конечно, захотелось узнать у Геннадия Евгеньевича, так трепетно относящегося к поколению своего отца, что он думает о нынешнем поколении. Отличается ли оно от того, военного, представители которого – это правда! – поголовно рвались на фронт. Мой собеседник задумывается на минуту:

– То поколение уникально. Потому что Родина была на переломе. После революции возник СССР, которому, если помните, нынче исполнилось 100 лет. Шли такие грандиозные события, и не случайно на стороне революции были люди, прошедшие Первую мировую войну. Они воспитали своих детей уже совсем другими – целое поколение выросло под обаянием этой идеологии, личности самого Сталина и его соратников. Когда началась вой-на, это поколение пошло на фронт, их и призывать не нужно было. А сейчас? Молодежь, конечно, разная. К счастью, многие с пониманием отнеслись к нынешним событиям. СВО показала, что с молодежью нашей не все так плохо, как думали: просто мы, старики, любим побрюзжать, все нам не так! Но я стараюсь быть объективным. Ведь и мое поколение тоже было разным… Вижу, что молодежь идет служить, много добровольцев, на Донбассе воюют достойные. На новых героев я смотрю с восхищением. Неспроста родились у меня строки:

В моей трепещущей душе

Сияют имена героев,

И будет вечно помнить их

Мир благодарственно спасенный...

– Стихов я никогда не писал, – тут же поясняет Геннадий Евгеньевич. – Это уже под впечатлением подвигов нового времени… Мы верим в Победу. Мы вместе с нашими героями. Что сказать, спецоперация – дело нелегкое, противостояние с Западом тяжелое. Они не хотят мириться с тем, чтобы Россия была великой державой. Но со временем все устроится. И герои еще нужны. Трудное сегодня время для молодежи…

Ну а когда было легко? Трудно было Евгению Басулину, Ивану Лакееву, Анатолию Серову, Ивану Бурмистрову… Потом нелегко было расти после страшной войны и поколению Геннадия Басулина, когда страна поднималась из руин и не просто поднималась – рвалась в космос! И сейчас молодежи непросто.

– Судьба у России такая, – размышляет вслух мой собеседник. – А потому что это великая держава, с великой культурой, с великими ресурсами. Неспроста почти два века назад император Александр lll сказал, что у нас всего два союзника – армия и флот. Россию «там» всегда не любили. И сегодня отвернулись от всего нашего. И все же в итальянском театре Ла Скала эта самая Урсула слушает «Бориса Годунова» на русском языке!..

Так беседа о «героях былых времен» вышла на наше время. Геннадий Евгеньевич признается, что постоянно следит, как там наши ребята воюют. И хотя поставлена на карту судьба России, он уверен: победа будет.

© Фото из семейного архива Г.Е. Басулина.

– А сегодня идешь по улице – машины бегают, детишки играют, в магазинах всего полно, но России все-таки нужно поджаться, собрать силы в кулак. Экономика уже переходит на новый лад. И правильно, чтобы не закупать, к примеру, шлемы и бронежилеты у «дяди». И уже видно, как народ собирается воедино, вот уже и бабушки носки вяжут солдатам, как когда-то. Военно-промышленный комплекс усиливается.

Геннадий Евгеньевич не сомневается: из очередного испытания Россия выйдет еще чище, еще благороднее. Его уверенность не просто слова, за ней жизненный опыт. И широчайшие познания, источник которых – и собственная судьба, и большая личная библиотека с полными собраниями сочинений Пушкина, Лермонтова, Гёте и Шиллера на немецком языке, которые Геннадий Евгеньевич читает без словаря! Выросший близ Лермонтовских мест в Пензенской области, с гордостью признается, что объездил их от Тархан до Пятигорска. Заветные Домик поэта, место дуэли, грот Дианы… Любимые авторы – Лермонтов и блестящий стилист Иван Бунин.

Слушая сына героя, который давно уже намного старше своего рано ушедшего отца, понимаешь: да, у каждой эпохи свои герои, только Родина у всех одна. И союзники у нее все те же – армия и флот. А сила наша – в неистребимой вере в великую судьбу Отчизны.

Наталья БЫКОВА

От героев былых времён… / Газета «Ставропольская правда» / 20 января 2023 г.