Как известно, в нашем крае, особенно в старейших его населенных пунктах, насчитывается достаточно большое количество памятников истории и культуры, взятых под государственную охрану. Но немало есть и таких объектов, которые в эту категорию почему-то еще не вошли, но имеют явную историческую ценность.

Судьбой подобных объектов сейчас активно занимаются члены краевой организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Об этом рассказывает председатель регионального отделения ВООПИиК Игорь Воронин.

– Игорь Юрьевич, много ли таких в крае сегодня объектов, которые требуют особого к себе внимания, и как строится ваша работа по их выявлению?

– Мы хотим обследовать сначала архитектурные объекты, которые пока не стоят на государственном учете. Постановка на учет – дело непростое, требует участия специалистов, затрат времени, да и сама по себе процедура сложная. Чтобы поставить какой-то памятник на учет, одного желания мало. Нужно изучить его историю, собрать документы, скажем так, доказательства того, что это здание может быть признано памятником. Большая работа ведется членами нашей организации: собирают информацию, подготавливают запросы по каждому конкретному объекту, которые затем будут представлены в краевое управление по охране памятников культурного наследия. Начать мы решили со Ставрополя.

– Объем работы большой предстоит?

– Счет идет на сотни… По краю много потрясающих памятников, находящихся в плачевном состоянии. Большинство из них в 90-е годы были переданы в аренду, с тех пор, как правило, за их судьбой никто толком не следил. Некоторые даже собирались снести. На слуху немало скандальных фактов. То в районе Нижнего рынка снесли бывшую гостиницу «Варшава», от которой осталась одна стена. То в Центральном парке уничтожен фонтан, обещана его реконструкция, однако до сих пор все там в каком-то странном состоянии пребывает, притом что и весь парк по сути своей тоже памятник, и на этой территории ничего просто так не должно появляться или исчезать.

– Тут, скорее всего, проявились интересы определенного бизнеса, имеющего там своего клиента, – парк хорошее место для заработка.

– Не хотелось бы комментировать тему ставропольских парков, слишком она больная. Я вырос в этом городе и помню, что такое Центральный парк – красота необыкновенная и место умиротворения. Сегодня это по большому счету один сплошной «ларек» с канареечными убогими дорожками… Всем этим нынешним батутам здесь не место. Да, они нужны, но для этого должен быть, например, отдельный Луна-парк. Вон огромный район Юго-Западный – сколько простора и возможностей, там уже вырос целый город вблизи Владимирской площади, прекрасное место для Луна-парка. Парк Победы задумывался как мемориальное место, при его основании ветераны войны сажали аллею, эти саженцы мы школьниками ходили поливать, а где сейчас эти елочки – ни следа не осталось. Военная техника стоит в печальнейшем виде – это, в общем-то, уже антипатриотизм… Нам, конечно, не под силу поставить парк Победы на особую сохранность, это скорее могли бы сделать депутаты городской Думы. В которой, кстати, много порядочных, неуспокоенных людей, понимающих эту задачу и способных ее решить. Надеюсь, со временем решат. Ну а мы на своем скромном участке, как общественная организация, постараемся решать свои задачи.

© Фото: из архива газеты «СП»

– Если вы начали со Ставрополя, то уже многое взяли себе на заметку?

– В городе, к сожалению, немало исторических зданий, уже признанных памятниками культурного наследия, тем не менее, пребывающих в печальном состоянии. А ведь изначально это были прекрасные здания, построенные талантливыми архитекторами, со вкусом и оригинальной отделкой. Да, время неумолимо разрушает все… У государства не хватает средств на их восстановление и содержание. И частные собственники не всегда располагают такими деньгами… Потому что даже процедура подготовки технической документации на реставрацию – очень затратная вещь. Получается, с одной стороны, наше законодательство очень хорошо защищает старину, а с другой – все это требует огромных вложений. Но есть и поразительные, радующие моменты. Например, появление общественного движения «Том Сойер», в которое вошли обычные молодые ребята. Они по своей инициативе берут объекты, сами очищают ветхие фасады, причем абсолютно бесплатно работают, конечно, в меру своего понимания, порой немножко их «гламурят». Главное – им хочется видеть город более пристойным. Это показатель того, что молодежь хочет жить в красивом городе, сохранив чудесную старину… Мы тоже этого хотим, хотим поставить на учет все эти строения, чтобы их не снесли, не уничтожили.

Далее обязательно встанет вопрос их реставрации. Возьмите бывший дом купца Алафузова на проспекте Октябрьской Революции, рядом с бывшим кинотеатром «Орленок». Двухэтажное здание в свое время считалось одним из самых красивых особняков. До недавних пор весь второй этаж был занят жилыми квартирами, затем признан аварийным, город людей расселил, а дом стоит наполовину эксплуатируемым, на первом этаже находятся парикмахерская и кафе. Чтобы его привести в божеский вид, нужно много денег. Это способен сделать только меценат.

– В Ставрополе с меценатами напряженно… Наверное, придется вашему обществу еще и поискать таких.

– Сейчас члены организации ведут архивную работу, собирают сведения об объектах, мы сверяем свои списки с данными управления памятников, смотрим, что было упущено. Консультируемся с архивистами, музейщиками, краеведами. А потом от решения, принятого управлением, будет зависеть дальнейшая судьба объекта. Может быть, это будет какая-то специальная программа для выявленных объектов. Хочу заметить, что управление много делает в этом направлении, проводит паспортизацию объектов, установление границ каждого объекта, составление охранных обязательств. Это серьезная работа профессионалов, на основе которой потом владельцам или арендаторам исторических зданий придется эти охранные обязательства исполнять, вкладывая свои деньги. В наше время в столичных городах применяется практика передачи таких зданий за символическую плату в длительную аренду на 49 лет с жестко прописанными условиями реставрации. То есть у владельца появляется стимул. Например, в Питере такие дома превращают в гостиницы, а теперь еще хотят бывшие доходные дома опять сделать доходными домами! Мне кажется, этот опыт применим и на Кавминводах. Хотя там и так немало делается по восстановлению культурного наследия.

– Пока что столица края в этом смысле проигрывает городам КМВ.

– Вынужден согласиться! Действительно, исторический центр города надо активнее избавлять от «болячек». Кое-где предприниматели начинают наводить порядок, и делают это хорошо, стильно. Но и общественность должна быть активнее. Посмотрите, в Пятигорске сколько было «войн» из-за исторического Некрополя… И ситуация значительно улучшилась, его основательно почистили, видно, что руки приложены, люди работают. Все достаточно симпатично, недаром там каждый день можно увидеть огромное количество людей.

– Для туристов пятигорский Некрополь – очень привлекательный объект.

– Конечно, ведь там покоятся удивительные люди, построившие эти города, заложившие основы курортного региона. И надо их больше популяризировать. Туристический потенциал у Ставрополья огромен, он отчасти реализовывался и в советское время, и сейчас видно, что власть серьезно этим озаботилась. Кавминводы просто расцвели: преобразился парк «Цветник», великолепно отреставрированы терренкуры, приводятся в порядок здания санаториев. А сколько у нас повсюду зданий с интересной историей! Например, в Кисловодке есть гостиница, в которой когда-то останавливался Антон Рубинштейн. Но никто уже не знает, что музыкант ежегодно здесь останавливался, специально для него в номере стоял рояль, и он открывал окна и репетировал, а внизу толпа слушала, как он играет… Таких замечательных историй у каждого старинного особняка немало. И при хозяйском отношении они могли бы войти в новые экскурсионные маршруты. При этом большую роль мог бы сыграть обсуждавшийся несколько лет назад проект использования опыта исторического поселения. В некоторых городах России берутся территории старой застройки и целиком включаются в границы под названием исторического поселения.

© Фото: Л. ОГАНЕСИ

– Это означает их неприкосновенность?

– Нет! Тогда туда никакой инвестор не зайдет. Речь о том, что на таких территориях выделяются участки земли, где строить разрешено, но строить согласно архитектурным канонам данной территории! Между прочим, в Российской империи существовал даже специальный справочник, определявший, в какой губернии сколько и каких типов зданий должно строиться, с прописанными элементами декора. Архитектор на основе этого «конструктора» создавал здания в нужной стилистике, что делается и сегодня, и новое не выбивается из общего, хотя и является вполне современным. В Ставрополе, например, реально территорию Крепостной горы объявить историческим поселением, что открывает совершенно новые возможности. Этот проект пока не доработан, а жаль. Наши города этого достойны.

– А тем временем с чудесных особняков потихоньку исчезают неповторимые детали… До слез обидно смотреть.

– Да, известный наш «Дом с привидениями» на улице Комсомольской словно специально поставили на разваливание. А у него такая фантастическая история, настоящий детектив! Плюс былое звание одного из красивейших зданий в империи того времени. Этакий сказочный мавританский дворец на Кавказе. Сейчас многие окунулись в историю, хотят понять, кто мы есть и откуда. Но большинство не подозревают о том, что история у нас буквально под ногами. Достаточно вспомнить археологический памятник Грушевое городище, с которым связана еще одна нереализованная идея – музей под открытым небом. Там могла бы быть готовая достопримечательность, а не пустырь с амброзией.

– Город расширяется, занимая свободные места, а вот участки культурного слоя будто никому не нужны оказались. И приходят в упадок. Как совместить, чтобы и стройки были, и история сохранялась?

– Нужна политическая воля городской власти. Уверен, спасением для таких городов, как Став-рополь, стало бы применение статуса исторического поселения, который дает возможность создавать новое, не уродуя историю. Кто будет против, если вместо «кубика» на углу улицы Голенева появилось бы здание в стиле находящейся рядом знаменитой аптеки Байгера?

– Игорь Юрьевич, вы ставите себе конкретные сроки подачи материалов по объектам архитектурного наследия?

– Да, уже скоро будут первые результаты этой работы. Много интересного в планах. И, к счастью, есть на кого опереться, потому что у нас много неравнодушных интересных людей, готовых помогать ВООПИиК. Вспомните, как они сражались против сноса стадиона «Динамо», что мгновенно изуродовало бы центральную площадь Ставрополя. И совсем иной пример – здание музея-заповедника, у которого в 80-е годы прошлого века «вырос» третий этаж. Это было очень нужное и просто гениальное решение, ничуть не нарушившее исторического ансамбля. Сколько слов восхищения порой слышим мы от гостей города.

– А ведь гостям нравится именно история!

– Естественно, вот ее и надо сохранять. В новых районах тоже появляются интересные места, центры притяжения, формируется современная среда, идет нормальное развитие. Ну а неповторимые исторические места надо вовлекать в современную жизнь. Не допуская таких фактов, когда уникальное здание кинотеатра «Октябрь» простаивает…

– Так что забот вашей организации хватит.

– Многим заинтересованным хватит забот. Таким, как упомянутое мной движение «Том Сойер». Этих людей надо поддерживать, направлять их усилия. Этим должны заниматься представители власти. И не только в городах. Даже в старых селах есть здания с историей. И там местные активисты работают, энтузиасты-краеведы есть везде, многие из них успешно ведут в соцсетях блоги о своих селах и городах. На них тоже будем опираться.

Наталья БЫКОВА

Беззащитная старина ждёт… / Газета «Ставропольская правда» / 5 августа 2022 г.