Режиссер-постановщик Валентин Бирюков

Режиссер-постановщик Валентин Бирюков

Начавшийся после вынужденного длительного перерыва творческий сезон Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова скоро обещает пополнить репертуар новой премьерой. Заслуженный деятель искусств России режиссер Валентин Бирюков вместе с актерской командой готовится представить зрителю постановку пьесы известного советского драматурга Александра Галина «Звезды на утреннем небе». В свое время ее назвали театральной «бомбой» за весьма необычный, если не сказать скандальный для 80-х годов ХХ века сюжет, основанный на истории выселения в преддверии Московской Олимпиады-80 всех «неблагонадежных элементов» за 101-й километр от столицы. Выбор этой, казалось бы, уже не актуальной темы удивил, и с этого мы начали беседу с режиссером.

– Валентин Валентинович, уже замечено, что вы постоянно умудряетесь извлекать из глубин отечественной драматургии если не забытые, то очень знакомые людям постарше вещи, такие как «Энергичные люди» Шукшина, «Ночные забавы» Мережко, возрожденная «Семейная кадриль» Гуркина… Какова при этом ваша цель? В чем идея обращения к старому материалу?

– Прежде всего хочется дать зрителю хорошую драматургию. Так получается, что современные хорошие авторы как-то ушли в тень, разве что Юрия Полякова мы немало поставили. В основном же публикуются пьесы, где в центре либо чернуха, которую я просто ненавижу, где сплошь мат-перемат, либо все эти пресловутые «нетрадиционные» мотивы… Рассчитанные, видимо, на столичную аудиторию. А мы знаем своего зрителя, и знаем, что «это» он не примет. Нашему зрителю нужен живой человек на сцене, живые отношения, страсти, переживания.

– Но ведь в этой пьесе взята очень давняя ситуация. Насколько она сегодня будет близка зрителю, который живет совсем в другое время и даже отчасти в другой стране?

– С этой пьесой у меня связана собственная история: с ней я 34 года назад приехал работать в Ставропольский театр. Тогда она была очень популярна на многих сценах страны. Но поскольку в то время в Ставрополе судьбу постановок решали весьма консервативные чиновники, мне ее поставить не разрешили. И было даже обидно видеть, как эту пьесу привозили на гастроли другие театры.

– С тех пор эта «заноза» у вас осталась…

– Не то чтобы заноза, она вроде бы отодвинулась, но постоянно подспудно почему-то вспоминалась. С тех пор прошло немало лет, и однажды в преддверии очередной олимпиады я предлагал вспомнить ее, но как-то не сложилось. А сейчас в поисках пьесы опять вспомнилась эта.

– И как же вы ее собираетесь приблизить, актуализировать?

– Перечитал и надумал первый раз в своей жизни обратиться к стилю ретро. Два года назад в постановке «Энергичных людей» Шукшина мы «размыли» время, оно там неопределенное, практически ничего не педалировалось ни на нынешнюю современность, ни на время создания пьесы. Здесь же мы показываем именно конкретную историю конкретного периода. Уже первые картины представят Москву в преддверии Олимпиады-80 – красивую, светлую, замечательную. Которую понадобилось очистить от неугодных, портящих общую картину. И у нас спектакль начнется прямым отсылом в ту эпоху – через авторский текст «за кадром». А еще смысл очищения столицы от ненужных элементов заложен в оформлении сцены: с художником Леонидом Чёрным мы придумали, мне кажется, весьма выразительную метафору. Все действие развернется в бараке, куда выброшены из «той» жизни бомжи, проститутки, алкаши… Через весь спектакль проходит мысль: там, за дверью барака – одна жизнь, а здесь другая. Эти изгнанные тщетно будут пытаться проникнуть «туда».

– Отдаленная перекличка с нынешней ситуацией все же ощущается: сегодня в понимании провинциала Москва – как другое государство…

– Но все-таки мы напрямую обозначаем, что это было именно в конкретное время, на фоне которого хочется показать, что человек, выброшенный из «той» жизни, на поверку не утратил своих человеческих качеств. Таких как совесть, сочувствие, готовность поддержать другого, протянуть руку помощи. И поразительное дело: вместо того, чтобы, оказавшись в «этой» жизни, озлобиться, они поступают ровно наоборот! Недаром в финале, глядя на спортсменов, несущих олимпийский огонь, они с радостью и восхищением восклицают: «Это – наши!»… Они по-своему выражают мощный патриотический подъем своего времени. Понимаете, для них Родина – не пустой звук.

– По сути, мы увидим совсем другое прочтение старой советской пьесы…

– В общем, да. Если у Галина сюжет облечен в форму драмы, у нас это – оптимистическая история. Потому что ее герои, эти вроде бы совсем опустившиеся люди, сохранили желание жизни, они помогают друг другу, даже жертвуют собой. Например, пропащая бомжиха поражает пронзительным монологом о том, что никто не виноват в ее судьбе, кроме нее самой, ей-то жизнь дала все… Как это не похоже на сегодняшнюю привычку всех обвинять в своих проблемах – власть, общество, соседей, коммунистов, либералов и т.д. Лишь бы не себя… А вот эти «отбросы» и среди «помойки» пытаются именно жить. Фактически они больше люди, чем те, кто их «вычистил» за этот 101-й километр от столицы. Вспоминается известная история об иностранце, который увидел, как в России дети едят мороженое при морозе в 30 градусов, и сказал: «Такой народ не победить!».

– В этом есть какая-то ностальгия по советскому прошлому?

– Нет, это не то. Мне в данном случае не важно, какой был политический строй, а важны просто сами люди. Повторю: они имели все основания озлобиться на то, как с ними поступила страна.

– Сегодня трудно даже вообразить саму процедуру выдворения их «за»…

– Да, потому и пьеса – уже не та «бомба» 80-х. Для нас это история о том, что в любое время, в любой обстановке надо оставаться человеком, верить в лучшее, не плевать на жизнь.

– Пожалуй, сам автор пьесы удивится такой интерпретации.

– У автора финал печальный, безысходный. У нас иное настроение. Наши персонажи – хоть и падшие, но странно чистые душой! И в этом нет никакого противоречия. В спектакле подобралась хорошая актерская команда – Полина Полковникова, Елена Днепровская, Евгений Задорожный, Мадина Шарипова, Оксана Винникова, Яна Фалина, Олег Хомутов... Над музыкальным оформлением работает Евгения Сафронова. Общими усилиями мы стараемся показать, что в человеке должна всегда жить надежда. Бытовые, часто неприглядные, а то и жутковатые ситуации хочется все же приподнять эпическим звучанием. Где-то и с элементами комического, конечно, как бывает нередко. И на этом дне, куда выброшены герои, есть место не только грязи, но и любви…

– Вспоминается название известной картины Ярошенко «Всюду жизнь». А вот только при чем тут звезды в названии пьесы? Сегодня слово «звезда» настолько, увы, затаскали, девальвировали…

– У нас звезды на утреннем небе – символ рассвета жизни. Несмотря на возраст пьесы, материал очень достойный, здесь есть что играть, и артистам это нравится. Причем мы ведь ничего не меняем, ничего не дописываем, содержание авторское на месте. Просто интонации другие, настроение другое. Жизнь подталкивает героев к ненависти – ан нет! Страна их выбросила, а они за нее кричат! Они за нее радуются…

Наталья БЫКОВА

Оптимистическая история в стиле ретро / Газета «Ставропольская правда» / 20 января 2021 г.