© Фото: «Своё ТВ»

На вопросы ГТРК «Ставрополье», телекомпании «Свое ТВ», ИА «Победа26», газеты «Ставропольская правда» ответил глава наиболее часто упоминаемого в новостной ленте города-курорта Железноводска Евгений Моисеев. Это новый герой рубрики «Десять вопросов к главе». Для откровенного разговора в студию будут приглашены руководители и других значимых в крае муниципалитетов.

– Когда мы говорим о городах-курортах и их развитии, мы скорее всего держим в голове интерес, удобство и комфорт для туристов. А что делает администрация для того, чтобы самим горожанам было удобно и комфортно, а главное – выгодно жить? Создаются ли новые рабочие места и есть ли условия для того, чтобы удержать молодежь в городе?

– Железноводск уникальный моногород. Есть туристы, значит есть работа. Развивая туристическую сферу, улучшая привлекательность курорта, автоматически мы заботимся о благополучии людей.

В 1995 году к нам приехало пять тысяч отдыхающих, тогда как в конце советского периода наполняемость курорта в год составляла 100 тысяч человек. Представьте, какое падение, в 20 раз сократился поток отдыхающих. Считай города не было! Город-призрак! Но с тех пор в Железноводске многое изменилось, много сделано для комфорта и популярности курорта, особенно в последние годы. В прошлом году у нас побывало 120 тысяч отдыхающих. И это ведь речь только о санаторно-курортных учреждениях. Без учета тех, кто останавливался в частном секторе.

Мы не продаем лес, земли. Мы монетизируем природные ландшафты, горы, волшебный воздух, полезную минеральную воду, все то, что дает нам природа. Мы делаем все, что не испортит природу и поможет привлечь туристов. И это получается. Более того, мы имеем большие возможности и дальше развивать курорт, наращивать поток отдыхающих. Источники устроены таким образом, что запасы минеральной воды не иссякают, как нефть и газ, если сохранять определенный баланс, за которым начинаются необратимые процессы. Минеральная вода, если соблюдать правила, обладает способностью к воспроизводству, пополнению своих запасов, просто нельзя взять больше, чем природа может отдать. Сегодня город-курорт потребляет около 20 процентов от максимально возможного. Минеральная вода, которая подходит к нашим горам-лакколитам, нагревается и затем поднимается на поверхность без помощи насосов, самотеком, способна помочь в восстановлении здоровья большему количеству людей, чем сегодня. Это значит есть перспектива роста и увеличения турпотока. Необходимо строить новые здравницы, развивать курортную инфраструктуру, что будет способствовать увеличению количества рабочих мест. Карловы Вары имеют примерно такую же площадь, как у нас, и те же возможности, но принимают большее количество желающих поправить здоровье, чем мы. И у нас есть все, чтобы расти.

© Фото: «Своё ТВ»

– Евгений Иванович, тем, каким стало железноводское озеро, можно, конечно, восхищаться. Постепенно преображается и Курортный парк. Но сам город, некоторые его здания, особенно старинные, – в удручающем состоянии. Создается впечатление, что их намеренно бросили на произвол судьбы, чтоб со временем без проволочек на их месте возвести новоделы. Хотя городская архитектура при правильном подходе обладает не меньшим туристическим потенциалом, нежели минеральные воды. И архитектура европейских городов, даже небольших, тому подтверждение. Есть ли шанс, что в Железноводске удастся сохранить те немногие старые строения, которые остались?

– Наша главная боль сегодня два исторических памятника, которые нуждаются в реставрации. Это заменитые Островские ванны и Дача эмира Бухарского. Дача находится в аренде у частного инвестора. Им уже подготовлена проектно-сметная документация. Следующим этапом в будущем году станет собственно реставрация. С Островскими ваннами пока сложно. А ведь такого уникального для конца XIX века сооружения, которое располагало системой механической подачи лечебной грязи из подвала наверх, где отпускались процедуры, не было тогда и в Европе. Зданию скоро 130 лет, и, конечно, оно давно нуждается в реставрации. Мне было поручение от губернатора Владимира Владимирова получить объект в краевую или муниципальную собственность, чтобы была возможность его восстановить. Но решения вопроса мы пока не добились. А ведь получилось же с Пушкинской галереей, находившейся еще не так давно в крайне запущенном состоянии. Мы получили ее в в муниципальную собственность и отреставрировали. Так мы сделали и с рядом других исторических памятников, переданных в собственность городу, например, с бюветами. Мы их отремонтировали. Была в Железноводске такая фишечка летняя — бювет под открытыми небом. Долгое время краны с минеральной водой здесь не работали. Восстановили.

Особенность нашего города – четкое разделение на две части, курортную и жилую. В жилой зоне большей частью обычные панельные дома, исторической ценности не представлющие. В центре жилье строить уже запрещено. Встает вопрос, как сохранить исторический облик центральной части. Расселение из турлучных домов, пришедших в аварийное состояние, с опозданием, правда, из-за недобросовестного подрядчика, заканчиваем. Встает вопрос, как не утратить исторический облик малоэтажного центра города? Для бизнеса малая площадь нерентабельна. Есть два пути. Ждать инвестора, который будет согласен на такие условия, но реальнее разрешить увеличить площадь строения и при этом поставить условие сохранить старинный облик фасада.

– Железноводск преображается, это отмечают все гости города. Но есть и критика — не всем нравится говорящая будка с экранами или идея с установкой памятника Деду Морозу. Как вы считаете, не перегибаете ли с креативом или это все же вопрос вкуса?

– Экскурс в недалекое прошлое. В 80-х годах прошлого века поставили в парке деревянное здание, напоминавшее голову робота. Тогда это было востребовано. Вспомните, сколько фильмов было снято о роботах. Вначале там помещался опорный пункт милиции, затем различные технические службы. Так и стояла «голова», пока на нее не упало дерево и не раскололо пополам. Вопрос: убрать или восстановить? Выбрали второе. Придумали, как восстановить объект и сделать актуальным. На место «глаз» и «рта» поместили окна с полезной обновляемой информацией. Вспомнить историю – и создать симбиоз из того, что было раньше и того, что актуально сегодня.

Наш город привлекателен своими лесами. На курортном озере мы сделали пирсы в виде листьев клена, дуба. Но главная изюминка — пирс в виде топора с якорем. Общаясь с жителями, я услышал такое суждение, что наш город сделан не лопатой, а топором. В отличие от Кисловодска, где парк искусственно насажен, здесь рос густой лес. Получается, жизненное пространство пришлось отвоевывать с помощью топора. Но сегодня это уже не актуально, теперь мы боремся за сохранение каждого деревца. Вот и «посадили» топор на якорную цепь.

Мы богаты историческими уникальными фактами. Так почему их не использовать? В 50-е годы для изучения горы Развалка прорубили вглубь шахту, из которой всегда веет холодом. Вот вам и место резиденции для казачьего Деда Мороза. Сделанное в Курортном парке мерим не количеством уложенной плитки. Вспоминаем историю, обыгрываем факты прошлого и гармонично вплетаем в настоящее. Я ответил на ваш вопрос? Приезжие не жалуются. Им нравится сделанное.

© Фото: «Своё ТВ»

– У некоторых жителей края складывается ощущение, что за всей этой огромной чередой мероприятий, обновлений, реставраций город пытается что-то скрыть. Реальное положение дел. То есть замолчать какие-то проблемы. К примеру, в здравоохранении. Что скажете?

– Коронавирус — страшное испытание. Первыми это испытание прошли санатории. С конца марта по 1 июня не работала по сути градообразующая для нашего города отрасль. И, конечно, возросла нагрузка на учреждения здравоохранения. Инфекционное отделение отремонтировали, создав 50 коек для ковидных больных (сегодня заняты 44). В разы более востребованной стала скорая помощь.

Трудности есть и сегодня. Над решением проблем работаем. А если что-то не так, не получилось, люди пишут на мою страничку в соцсети. Да, ручное управление. Но этого требует ситуация. Такой беды, которая пришла в этом году, никогда не было. Мои зарубежные приятели рассказывают, что на парковке созданы койки для больных коронавирусом. У нас такой необходимости, слава богу, нет.

А проблемы будут всегда. Это жизнь. В одном месте отремонтировал – в другом месте краска облупилась, только починил машину, – колесо пробил на дороге. Мы не скрываем реального положения. Думаю, не только минусы, но и плюсы надо видеть. Если чего-то не успели, исправим, поверьте. Спасибо краевому координационному штабу по борьбе с распространением коронавирусной инфекции. Организованно и оперативно работает. Губернатор Владимир Владимиров держит руку на пульсе.

– Железноводчане интересуются, куда денут бродячих собак, которых вы пообещали всех отловить с городских улиц уже в этом месяце? Ведь приютов нет. Люди не хотят убийства животных, требуют более гуманного отношения.

– Решение проблемы требует времени, и немалого. Если раньше принято было усыплять бродячих животных, то в соответствии с новым законодательством их отлавливают, стерилизуют, чипируют и возвращают на место. Теперь мы поступаем именно так. Надо учитывать специфику нашего города. Кошек и собак подкармливают курортники. Причем с большой охотой. Проблема была, когда санатории стояли закрытые. Бродяжки остались без корма. Организовали отряд волонтеров, чтобы не дать им пропасть.

В соответствии с новым законом государство взяло на себя ответственность за создание питомников, где можно содержать животных. Вопрос решается на региональном уровне. Губернатор пообещал, что такое заведение на Кавминводах будет.

– Вы активный пользователь соцсетей. Мы часто встречаем в том же пространстве сообщения, что главы проводят слишком много времени в сети в ущерб основной работе. Вы получали такие упреки от жителей? Зачем вам нужны социальные сети, где вы же сами и нарываетесь на негатив?

– Предыстория такая. Когда я заступил на должность, то собрал редакцию нашей муниципальной газеты и задал вопрос: что вы делаете, чтобы рассказать отдыхающим и инвесторам о нашем городе-курорте. Ответ был таков: а мы не работаем на внешнюю аудиторию, пишем для жителей города.

Это неправильно. Я убедился в этом на одном из занятий в РАНХиГСе (Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте России). Для обсуждения была выбрана тема создания курорта мирового уровня. Когда я стал представлять свой проект, меня спросили: Железноводск? А где это? Мы тогда были не на слуху, в отличие от Кисловодска и Пятигорска.

Когда я вернулся из Москвы домой, немедленно взял на себя дополнительную нагрузку работать в соцсетях. И ни на секунду не пожалел. Я вижу комментарии на актуальные темы, лайки, которые отражают отношение к происходящему в городе. Где-то больно бывает, когда ругают. Конечно, хочется, чтоб никто не ругал... Но это жизнь, живое общение с жителями. Я ведь главный завхоз в городе. Так я себя называю. Для меня соцсети — это обратная связь, которая помогает корректировать, улучшать деятельность администрации. Начальники городских служб знают, что все жалобы идут ко мне, и работают на опережение, чтоб никто не пожаловался. Для жителей это хорошо.

© Фото: «Своё ТВ»

– Все сегодня только про велотерренкур и говорят. И такое впечатление, что Железноводск живет от проекта до проекта. А как же нашумевший и разрекламированный проект «Умный город»? Про него забыли? Он вообще работает? Можно подвести какие-то итоги, что этот проект дал простым жителям?

– Проект работает. Простой пример. В бесплатном приложении «Умный город» в мобильном телефоне вы видите расписание движения маршрутных такси, во сколько машинка должна быть на остановке. Если маршрутка не пришла, об этом можно сразу же сообщить системе. Меры принимаются оперативно. «Умный город» подскажет, где ваш избирательный участок, как обратиться к участковому. «Умный город» также помогает экономить энергоресурсы. В детских садах стоят умные системы отопления, которые руководитель может регулировать даже из дома. Можно «прикрутить», если на улице тепло, в выходной, когда детей в учреждении нет. В итоге только на отоплении имеем экономии около 20 процентов в месяц. Упало дерево на улице, фотографируете, выкладываете, – реакция соответствующей службы будет скорой.

А если действовать по-старому, то есть письменный запрос, 30 дней по закону на ответ в письменном виде по почте… Конечно, не всегда возможно сразу решить проблему. В этом случае люди получают развернутый ответ, что будет делаться пошагово и в какой срок. Иногда, чтобы решить вопрос, необходимо время, чтобы войти в ту или иную программу. Вы правы, живем от проекта к проекту. Нельзя без идей, без четко поставленных целей.

– И возвращаясь к велотерренкуру. Публичные слушания прошли в трех городах, в том числе у вас. Но именно в Железноводске объявлено о создании экологического совета всех Кавминвод. Один из участников слушаний уже назвал совет нежизнеспособным и предрек, что он останется только на бумаге. Чем вы ему можете возразить?

– Для этого и проводились общественные слушания, чтобы услышать мнение жителей городов-курортов, специалистов, экспертов, экологов. Под влиянием людей, высказавших свое мнение, уже многое в концепции поменяли. И экологический совет создан именно для того, чтобы слушать и слышать. Мне постоянно задают один и тот же вопрос о радиационном излучении. Уровень радиации в 30 тысяч меньше, чем то, что мы получаем, делая рентген грудной клетки.

И дорожка уже натоптана. Надо просто восстановить то, что было еще в советское время. Просеки, терренкуры… И сделать лучше, комфортнее. И лес вырубать никто не собирается. Если где-то все-таки это понадобится, будет осуществлена пересадка деревьев. Технология в крае давно отработанная. Для нашего города крайне важно войти в общую велосеть будущего проекта, чтобы обустроить те терренкуры, на которые пока не хватает средств. Разве плохо сесть на велосипед в Железноводске и попасть в парк Цветник в Пятигорске?

– В Железноводске планируют построить канатную дорогу, которая свяжет горы Железную и Развалку. Чем вызвана необходимость строительства такого объекта? Сколько деревьев будет вырублено, чтобы его построить? Не опасно ли такое строительство для уникальной лесной зоны?

– Мы нашли документы, свидетельствующие, что такая канатка уже планировалась. Нужен фуникулер. Невероятно нужен. Для чего служит колесо обозрения? Чтобы увидеть мир сверху. У нас уникальное место. С высоты можно будет обозревать сразу семь гор, зеленый океан леса. Вырубка деревьев, повторюсь, давно в крае не включается ни в один проект. Есть другой термин — пересадка деревьев. Я лично не хочу остаться в истории города автором вырубки леса.

– В последнее время о Железноводске пишут и говорят либо хорошо, либо вообще никак. Никаких громких скандалов (за исключением, конечно, жестокой расправы над бездомной собакой), нет потока критики от местных жителей. Действительно ли в городе все настолько хорошо или это заслуга пиар-службы?

– У нас все хорошо работают, в том числе и пресс-служба. Мы не забываем похвалить свой город, рассказать о том, что сделано. А сделано действительно много. Согласитесь. Мы ведь не выдумываем информповоды. Все происходит в реальности. Но и проблемы мы не замалчиваем. О них мы говорим даже больше.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ