По капельке крови из пальца донора медсестра определяет ее группу и уровень гемоглобина

По капельке крови из пальца донора медсестра определяет ее группу и уровень гемоглобина

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В «Инстаграме» губернатора СК Владимира Владимирова читаю: «За вчерашний день 210 человек были выписаны из-под меднаблюдения в связи с выздоровлением, а в целом за период пандемии это количество составляет уже 18569».

Отрадно, но: «К сожалению, новые летальные исходы у пациентов с COVID-19 зарегистрированы и за вчерашний день».

Возможно, вчерашнюю скорбную статистику пополнил бы и 56-летний пациент центральной городской больницы Кисловодска, у которого коронавирус поразил 85 процентов легких. К счастью, несколько дней назад по решению консилиума врачей ему ввели плазму крови донора, переболевшего COVID-19. С тех пор у кисловодчанина наблюдают устойчивую положительную динамику, и медики уже не опасаются за его жизнь.

Увы, это пока единственный случай во врачебной практике кисловодских медиков, когда им удалось ввести больному антиковидную плазму.

Почему?

Да потому, что из 18569 переболевших COVID-19 ставропольчан плазму крови, содержащую антитела, которые нейтрализуют коронавирус, с начала пандемии сдали менее ста человек.

В одном из самых бойких мест города-курорта Кисловодска, напротив знаменитой Колоннады у главного входа в Национальный парк, стоит огромный красно-белый трейлер с надписью «Мобильная станция переливания крови».

Мобильная станция переливания крови ФМБА России в Кисловодске

Мобильная станция переливания крови ФМБА России в Кисловодске

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В Кисловодск эта служба крови приехала из города Лермонтова, о чем свидетельствует надпись «ФНБА России». Потому что именно в городе горняков, в прошлом веке добывавших уран для создания ядерного щита СССР, располагается единственная на Ставрополье клиническая больница федерального медико-биологического агентства России.

И именно при этой больнице № 101 действует единственный на Ставрополье Центр крови, заготавливающий антиковидную плазму крови.

Поднимаюсь по лесенке и открываю дверцу трейлера. Внутри все с иголочки: новенькие сиденья, никелированные поручни, белоснежные халаты медиков. Сегодня выездную бригаду Центра крови возглавляет врач Игорь Бурлак.

– Это наш обычный плановый выезд. По утвержденному графику мы объезжаем все города Кавминвод. После Кисловодска будем принимать доноров в Минеральных Водах.

Сейчас полдень, а мобильная станция работает в Кисловодске с восьми утра. За четыре часа кровь сдали 25 доноров.

– Это очень мало. У нас большая нехватка крови, – говорит медсестра Юлия Чурсинова. – Мы заранее сообщили в соцсетях и обзвонили кисловодских доноров, которые прежде сдавали кровь и включены в нашу базу данных. Но пришли далеко не все.

Буквально час назад об обвальном сокращении поступления донорской крови мне рассказывала заведующая отделением гравитационной хирургии крови Кисловодской ЦГБ Тамара Хубиева:

– Это все из-за пандемии коронавируса. Кто-то болеет, а кто-то просто опасается лишний раз идти в больницу. Хотя в наше отделение ведет отдельная дверь и отдельная лестница. Поднимаясь по ней, доноры не контактируют ни с кем из пациентов больницы. Мы соблюдаем все правила гигиены, когда в Кисловодск по графику приезжает бригада Пятигорской станции переливания крови. Однако желающих сдать кровь приходит все меньше.

А ведь в больнице количество пациентов, для лечения которых необходима донорская кровь, не уменьшается. Так только за первую декаду ноября в Кисловодской ЦГБ 10 больным пришлось перелить 30 доз донорской крови. К сожалению, из-за резкого сокращения количества доноров, некоторые пациенты ждут необходимую дозу крови по два-три дня.

Донорство в нашей стране добровольное и безвозмездное. Каждый раз после переливания крови донорам выплачивают пособие на усиленное питание в размере 530 рублей, а на работе предоставляют два дня отгулов, которые можно присоединить к очередному трудовому отпуску. Но в период пандемии эти меры стимулирования доноров крови не всегда срабатывают.

Еще хуже обстоят дела с привлечением доноров антиковидной плазмы, хотя им, помимо двух дней отгулов, еще предоставляют компенсацию в размере 2500 рублей.

За четыре часа работы мобильной станции переливания крови ФМБА в Кисловодске намерение сдать плазму крови изъявили лишь четыре переболевших COVID-19.

И вот прямо на моих глазах о таком желании медикам заявляет 48-летний Виктор (фамилию попросил не озвучивать в СМИ).

– Кровь я здесь сдаю регулярно. А теперь решил сдать и плазму с антителами.

– Когда и насколько тяжело вы переболели COVID-19?

– Второго октября температура поднялась до 38,5 градусов. Все суставы ломило. Вызвал на дом врача. Она взяла мазок со слизистой носоглотки. Оказалось, коронавирус. Заболевание было средней тяжести. Вирус поразил только 10 процентов легких.

– Когда выздоровели и как сейчас чувствуете себя?

– Шестого ноября получил отрицательный результат на повторный тест. Чувствую себя в целом неплохо. Хотя слабость еще остается. Мне сразу сказали, что на полное восстановление после COVID-19 может уйти до трех месяцев.

Медсестра Юлия Чурсинова усаживает Виктора в кресло, перетягивает руку резиновым жгутом и шприцем берет из вены кровь. А попутно объясняет, почему в приемной с него потребовали выписку из стационара с подтвержденным диагнозом на COVID-19.

У переболевшего COVID-19 добровольца берут кровь, чтобы определить, достаточно ли антител в ее плазме

У переболевшего COVID-19 добровольца берут кровь, чтобы определить, достаточно ли антител в ее плазме

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Среди потенциальных доноров антиковидной плазмы не должны оказаться случайные люди. Кровь, которую сегодня взяли у Виктора из вены, пройдет сложный и дорогостоящий анализ: на антитела к COVID-19, на гепатиты, ВИЧ, сифилис, бруцеллез и так далее.

Но даже если никакой инфекции не обнаружат, нет уверенности, что Виктора пригласят на сдачу антиковидной плазмы.

Как мне объяснила заведующая Центром крови клинической больницы №101 ФМБА России Анна Телунц, далеко не у каждого переболевшего коронавирусом в плазме образуется достаточное количество антител, чтобы ее использовать как лекарственный препарат.

Парадоксально, но наибольшая концентрация антител встречается в плазме тяжело переболевших пожилых людей. Однако у многих из них, помимо COVID-19, есть еще букет различных хронических заболеваний и прочих противопоказаний. Да и по инструкции людей старше 65 лет нельзя привлекать к донорству.

Анна Альбертовна уверяет, что процедура изъятия антиковидной плазмы не просто абсолютно безвредна, а и обладает лечебным эффектом. Специальный аппарат отделяет плазму, а клетки крови вместе со стерильным физраствором возвращает в организм. Доноры после этого чувствуют себя лучше, потому что таким образом кровь очищается.

Старшая медсестра Ирина Шенкевич опускает замороженную донорскую плазму в аппарат, который доведет ее до нужной температуры

Старшая медсестра Ирина Шенкевич опускает замороженную донорскую плазму в аппарат, который доведет ее до нужной температуры

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Так выглядит замороженная плазма, когда поступает из учреждений службы крови

Так выглядит замороженная плазма, когда поступает из учреждений службы крови

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Однако, переболевшие COVID-19 люди зачастую с предубеждением относятся к предложению сдать кровь на анализ, а затем и плазму с антителами.

– Мы сами ищем потенциальных доноров, уговариваем их, но зачастую получаем отказ, – констатирует Анна Телунц.

Вот почему с мая и по ноябрь нынешнего года Центр крови клинической больницы №101 ФМБА России смог заготовить только 38 литров антиковидной плазмы. Ее тщательно очистили от всех микроорганизмов, бактерий и глубоко заморозили.

Первой – еще 21 и 22 мая – лечебную плазму получила беременная женщина из города Беслана. Она поступила с двусторонней пневмонией легких и лабораторно подтвержденным COVID-19. Роженица была на грани жизни и смерти. После переливания антиковидной плазмы женщина не только сама выжила, а и родила здорового ребенка.

Всего же с начала пандемии дозу антиковидной плазмы получили 150 больных в Ставропольском крае и в соседних республиках Северного Кавказа. В подавляющем большинстве случаев плазма способствовала выздоровлению пациентов. Умерли лишь те, кому ее ввели слишком поздно.

– Действие антиковидной плазмы наиболее ощутимо тогда, когда ее вводят в течение первой недели после заражения COVID-19, – поясняет Анна Телунц.

Медики отнюдь не склонны провозглашать антиковидную плазму панацеей от страшного заболевания. Есть много других препаратов и методов лечения. С их помощью только в Ставропольском крае поставили на ноги больше 19 тысяч пациентов. Однако, как показывает практика, применение антиковидной плазмы зачастую становится отличным дополнением комплексного лечения и позволяет перевести ход болезни в положительное русло.

При этом исключены какие бы то ни было побочные эффекты, ведь в борьбе с коронавирусом используются лишь специальные белки, которые выработала иммунная система донора в ответ на инфекцию.

Но как убедить не сотню, а тысячи переболевших COVID-19 поделиться лечебной плазмой с людьми, которые еще борются со смертоносным вирусом?

Заведующая отделением гравитационной хирургии крови Кисловодской ЦГБ Тамара Хубиева показывает журналистам папки с ветхими листами, которые она недавно обнаружила в архиве больницы. Это операционные журналы центрального пункта переливания крови за 1943 – 1944 годы.

Заведующая отделением гравитационной хирургии крови Тамара Хубиева показывает журналы пункта переливания крови времен Великой Отечественной войны

Заведующая отделением гравитационной хирургии крови Тамара Хубиева показывает журналы пункта переливания крови времен Великой Отечественной войны

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Операционный журнал за май – июнь 1944 года, зафиксировавший вклад в Победу десятков кисловодских доноров

Операционный журнал за май – июнь 1944 года, зафиксировавший вклад в Победу десятков кисловодских доноров

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Все знают, что в годы Второй мировой войны в Кисловодске действовали эвакогоспитали, в которых поставили на ноги 600 тысяч раненых солдат и командиров. А журналы, которые обнаружила Тамара Хасановна, документально подтверждают: многие бойцы выздоровели благодаря переливанию крови, которую сдавали множество кисловодчан и сами медики.

Сегодня весь мир, Россия и Ставропольский край столкнулись с невидимым, но страшным врагом. Поэтому донорские кровь и плазма вновь крайне необходимы. Тамара Хубиева настаивает: с помощью социальной рекламы это надо донести до всех и каждого.

Для почина заведующая отделением гравитационной хирургии крови записывает видеообращение к землякам с призывом принять активное участие в Днях донора, которые пройдут в ЦГБ 19 ноября, 3 и 17 декабря.

Николай БЛИЗНЮК