Эти тропические джунгли Виктор Тельпов выращивал 35 лет

Эти тропические джунгли Виктор Тельпов выращивал 35 лет

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Директор станции юннатов Виктор Тельпов распахивает дверь, и мы оказываемся во внутреннем дворике кабинета зоологии: с трех сторон вольеры с животными и птицами, а посередине – скамьи из бруса в форме каре. Сиди себе на солнышке и наблюдай за полюбившимся зверьком.

Пряча улыбку в пышных седых усах, Виктор Андреевич вспоминает:

– Как-то к нам приезжали звероводы-любители из Германии. Им настолько понравилась эта конструкция, что попросили: «Можно мы сделаем такой же дворик у себя?».

Директора прерывает резкий громкий крик – будто кто-то скребет железом по стеклу или отрывисто гавкает злющий пес. Крик повторяется снова и снова…

Наконец, замечаю горлопана. На полу просторного вольера сидит большой бурый орел. Неотрывно смотрит на нас и с методичностью метронома разевает клюв, извергая пронзительный клич.

– Он увидел незнакомого человека и говорит вам, чтобы в следующий раз приходили с куском мяса, – переводит кандидат наук, орнитолог Виктор Тельпов.

И рассказывает историю птицы.

В обиходе – это солнечный орел, а по-книжному – орел-могильник. Именно этот вид изображен на гербе России.

А этот орел, видимо, с возраста птенца жил у фотографа. Когда заболел, тот его вывез за город и выбросил, якобы выпустил на волю. Обреченную на гибель птицу подобрал бывший воспитанник станции юннатов – уже взрослый мужчина.

– Он принес орла нам, и Татьяна Васильевна его выходила, – директор кивает на своего заместителя по учебно-воспитательной работе.

Профессиональный ветврач, выпускница Владикавказского аграрного института Татьяна Герасименко работает здесь уже 29 лет.

А вообще порог этого учреждения дополнительного образования она переступила еще 35 лет назад школьницей. И такую же круглую дату со дня рождения Кисловодской станции юных натуралистов недавно отметили ее сотрудники и воспитанники.

А возглавляет станцию юннатов с сентября 1985 года и по сей день Виктор Тельпов.

– Я не думал, что меня могут назначить директором. Работал учителем в школе № 2.

В пустовавшем в школе помещении Тельпов вместе с ребятами организовал «живой уголок». Он был очень востребован у учащихся и преподавателей. Его воспитанники часто ходили за город, чтобы понаблюдать на природе. И после каждого похода выпускали стенгазету, где рассказывали об увиденном.

Эту склонность молодого педагога заметили и избрали его в президиум городского общества охраны природы.

– В 1984 году на заседании президиума я предложил по примеру Ставрополя создать в Кисловодске станцию юных натуралистов. Члены президиума меня поддержали и направили соответствующее постановление в гороно.

Тогдашний заведующий гороно Андрей Шевченко действовал по принципу «инициатива наказуема». Предложил Тельпов открыть станцию юннатов – пусть он ее и создает.

В том, что это было именно наказание, я убеждаюсь, перелистывая страницы альбома с фотографиями 35-летней давности: на месте нынешних теплиц, аккуратных грядок и цветущих клумб горы строительного мусора, в том числе обломки железобетонных плит.

Место под станцию юннатов выделили рядом с только что открытой самой большой в городе школой №17. Много месяцев на соседний участок сваливали все отходы грандиозной стройки.

Татьяна Герасименко пришла на станцию юннатов школьницей и вот уже 29 лет работает педагогом

Татьяна Герасименко пришла на станцию юннатов школьницей и вот уже 29 лет работает педагогом

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Вычищали станцию от мусора сами педагоги и их первые воспитанники. Татьяна Герасименко вспоминает:

– Мы после занятий очень много помогали Виктору Андреевичу: строили, копали, таскали кирпичи, сажали первые деревья.

Иду вслед за директором станции по аллее высоченных пирамидальных туй. А ведь 35 лет назад здесь был пустырь.

Я не склонен к мистике и не верю во всяческие предзнаменования. Но на территории станции юннатов меня так и свербит мысль, что природа сознательно помогала создавать здесь райский уголок.

А как иначе объяснить появление в центре территории станции огромной раскидистой ивы.

32 года назад неподалеку спилили старую иву. Тельпов с ребятами наломал с нее тоненьких веточек для попугаев – те любят обгладывать ивовую кору. Чтобы хворостинки не засохли, весь сноп засунули в банку с водой. Спустя несколько дней заметили, что одна из хворостинок пустила зачатки корешков. Шутя, воткнули ее в землю. А та вдруг давай расти! Да так, что обогнала соседние деревца.

Ровесник ивы – фикус в теплице, где занимаются юные ботаники. В искусственных условиях, на ограниченной площади выросло могучее дерево.

Вот и бананы в теплице плодоносят так, что дабы тяжеленные гроздья не обломали стебли, их подвешивают в специальных люльках.

Сами бананы мне не довелось увидеть – несколько дней назад ребята сняли урожай. Но свидетельства его изобилия – вот они: подвешенные на бечевках куски линолеума, в которых дозревали плоды, еще болтаются промеж громадных сочных листьев.

Неоспоримое доказательство того, что природа благоволит кисловодским юннатам, – черный дрозд. Три года назад по собственному почину он поселился в теплице. Кормиться вылетает через фрамуги, которые открывают при проветривании. И таким же путем возвращается. Три года вьет здесь гнезда и высиживает птенцов. И это несмотря на то, что летом в теплице полным полно детворы. Постоянный гвалт, голоса школьников его как будто нисколько не беспокоят.

Прекрасно себя чувствуют и регулярно размножаются на станции юннатов палочники – громадные тропические растительноядные насекомые, и чудовищные заморские тараканы. Плодятся и создают стаи крохотные разноцветные птички – зебровые и японские амадины. В соседнем вольере явно довольны своей жизнью попугаи – ухаживают за опереньем друг друга, крутят головами, сидя на высоких жердочках.

Однако вернемся к нашему крикливому солнечному орлу.

Услышав голос своей спасительницы, он поутих и взлетел на подоконник. Но на меня еще время от времени зыркает и покрикивает. А между тем Татьяна Васильевна рассказывает:

– У нас он живет 11 лет, и уже стал чем-то вроде символа станции юннатов. Частые наши гости, ребята из детского дома, дали ему имя Казбек. И даже придумали поверье: если в тот момент, когда шепчешь желание, Казбек крикнет так, как сейчас, то желание обязательно исполнится.

На месте станции юннатов была строительная свалка

На месте станции юннатов была строительная свалка

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Подозреваю, что директор станции воспользовался служебным положением и однажды под крики орла прошептал свои желания. Уж очень бурно и дружно они стали сбываться с начала нынешнего года. Остеклили и провели отопление в недостроенную теплицу, остов которой без всякого движения стоял почти три десятка лет. Перекрыли крышу над отдельно стоящим зданием и отремонтировали в нем два класса для кабинета энтомологи (изучения вредных и полезных насекомых). Купили холодильник для хранения кормов для животных, микроскопы и даже фотоаппарат. А прямо сейчас, на моих глазах, рабочие штукатурят и белят в приятный бежевый цвет прежде обшарпанный фасад здания станции натуралистов.

Виктор Андреевич в чудодейственную силу криков Казбека не очень-то верит. У него есть иное объяснение всех тех «чудес», что произошли в 35-ю годовщину станции.

– Прошлым летом на станцию приезжали московские экологи. С ними был начальник экологического отдела расположенного в Буденновске предприятия «Ставролен». Детей в то время здесь была тьма. За лето через станцию проходит пять – семь тысяч школьников.

Экологам очень понравилось то, что мы здесь делаем. Расспросили, какие у нас есть проблемы. Уезжая, сказали: «Мы ничего не обещаем, но постараемся вам помочь». И вот с начала нынешнего года от ООО «Ставролен» стали поступать средства на реализацию наших первоочередных нужд.

Виктор Тельпов и Татьяна Герасименко гордятся многими бывшими воспитанниками станции, которые стали учеными-аграриями, специалистами сельхозпроизводства, защитниками природы.

Но меня больше всего впечатлил личный пример руководителей станции. Их дети здесь усердно занимались, а затем окончили профильные вузы. Дочь Виктора Андреевича Виктория сейчас возглавляет отдел экологического просвещения Национального парка «Кисловодский», а дочь Татьяны Васильевны Анна занимается с детьми на Кисловодской станции юннатов.

Не погас жар души и у самих руководителей станции.

Месяц назад туристы в одном из ущелий обнаружили умиравшего белоголового сипа. Привезли огромную птицу в город. Что с ней делать, где пристроить? Куда ни звонили – везде отказ. Пока им не посоветовали обратиться на станцию юннатов.

Птица, которая месяц назад не поднимала голову и не открывала глаза, сейчас вальяжно сидит на помосте в соседнем с Казбеком вольере и с любопытством рассматривает меня. Выходили, откормили. На следующей неделе будут выпускать в природу. Осталось только подобрать местность с хорошей кормовой базой для падальщика. А чуть ранее вырастили и выпустили на волю шесть птенцов пустельги, которых им «подкинули» из Невинномысска. И так из года в год.

Кисловодская станция юннатов едва ли не единственная в крае безотказно принимает, выхаживает и выпускает на волю попавших в беду хищных птиц. И это при том, что средств на мясной корм в бюджете станции не предусмотрено. Так что слова насчет того, что Казбек требовал от меня кусок мяса, не совсем шутка.

– Как же вы тогда умудряетесь каждый день всех их кормить? – спрашиваю Виктора Тельпова.

– Директору-то зарплату платят…

Николай БЛИЗНЮК