Реконструкция комплекса «Горное эхо», выполненная Е. Савенко для Кисловодского краеведческого музея

Реконструкция комплекса «Горное эхо», выполненная Е. Савенко для Кисловодского краеведческого музея

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Ровно 15 лет назад мне довелось побывать на раскопках археологического комплекса «Горное эхо». Но тогда на северо-западную окраину Кисловодска меня привез местный коллега на собственной машине, поэтому не было нужды запоминать дорогу. Сегодня же в связи с введенным на курорте режимом самоизоляции я счел за благо отправиться туда один и на велосипеде – по безлюдному руслу рек Подкумок и впадающей в него Аликоновки.

За полтора десятка лет поселок Луначарского, сползающий по склону от городской больницы к руслу реки Аликоновки, неузнаваемо изменился. На месте дачных участков и притулившихся на неблагоустроенной окраине города-курорта невзрачных домиков выросли целые улицы двух-трехэтажных коттеджей. А на дороге, мощеной обломками известняка, о которые я тогда сбивал ноги, проложили асфальт и даже пустили по нему маршрутку.

И вот я на плато! То справа, то слева вижу аккуратно сложенные груды обработанных камней. Возле одной из них обнаруживаю до боли знакомое место. У меня до сих пор хранится фотография, сделанная с этого самого места 15 лет назад. Прямо под ним фундаменты жилищ аланов, выполненные в форме рыбы.

Останки жилища аланов, построенного в форме рыбы

Останки жилища аланов, построенного в форме рыбы

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Останки круглой боевой башни

Останки круглой боевой башни

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

А на этой груде камней я стоял и беседовал с высокой, статной женщиной в больших роговых очках. К тому времени заведующая сектором этноархеологии Института этнологии и антропологии Российской академии наук Ирина Аржанцева уже десять сезонов подряд руководила раскопками на этой окраине Кисловодска. К сожалению, работа продвигалась медленно, поскольку в конце 90-х – начале 2000-х годов в раздираемой внутренними конфликтами стране денег на археологию выделяли крохи.

Тем не менее собранного летом материала Ирине Аржанцевой хватало, чтобы в межсезонье делать новые доклады на международных конференциях. Причем настолько интересные, что в Кисловодск, дабы воочию лицезреть это археологическое чудо, приезжали специалисты из Израиля, Англии, Германии и США.

Вряд ли обнаруженные многочисленные обломки средневековой керамики, орудия труда и наконечники стрел могли вызвать такой интерес. Привлекала аргументированная гипотеза Ирины Аржанцевой: на этой скале, господствующей над проходом по ущелью реки Аликоновки к перевалам Западного Кавказа и далее к Костантинополю, располагалась столица владетеля Западной Алании Сарозия.

В византийских хрониках неоднократно упоминали этого выдающегося средневекового полководца. По данным археологов, в крепости на скале постоянно находилось около 300 воинов и членов их семей. Но во время опасности сюда, под защиту крепостных стен, перебирались еще семь сотен крестьян-аланов, обрабатывавших поля на искусственных террасах, насыпанных на склонах близлежащего ущелья.

Я тогда увлекся было этой теорией, но в повседневной суете забыл и о ней, и об Ирине Аржанцевой.

По мощеным улочкам между зданиями удобно ходить и спустя полторы тысячи лет

По мощеным улочкам между зданиями удобно ходить и спустя полторы тысячи лет

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

С площадки, где находится крепость, хорошо просматривается уходящее к Кавказскому хребту ущелье реки Аликоновки

С площадки, где находится крепость, хорошо просматривается уходящее к Кавказскому хребту ущелье реки Аликоновки

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

А сейчас вижу, что и экспедиция Российской академии наук тоже уже много лет не была в «Горном эхе». На том месте, где 15 лет назад запечатленная моим фотоаппаратом архитектор Надежда Решетникова кропотливо зарисовывала каждый камень кладки фундамента, вырос не только бурьян, но и деревце высотой метра полтора.

Но даже те основания каменных боевых башен и жилищ, что тогда успели раскопать на обширном плато, производят сильное впечатление.

Нечто подобное я видел в Ростовской области, под Таганрогом. Вот только ростовчане, в отличие от кисловодчан, умело распорядились своим археологическим наследием: на входе продают билеты, повсюду установили таблички, проложили мостики между раскопанными и частично воссозданными жилищами. Более того, построили небольшой крытый музей и открыли стрельбище по мишеням из исторических луков (точных копий тех, что нашли на этом месте).

А здесь полное забвение, хотя рядом проходит оживленная туристическая трасса.

В обычное, не карантинное, время по ней десятки раз в день проезжают экскурсионные автобусы. Там, чуть дальше, шоссе их уводит в ущелье. Через несколько сот метров автобусы останавливаются на обширной площадке возле Замка коварства и любви.

Если на трезвую голову разобраться, то что привлекательного в этом «замке», помимо названия? Обычный современный ресторан. Только и того, что его ограде придали видимость крепостной стены да придумали легенду, как с нависающей над ним скалы якобы бросились в бездну влюбленные…

А между тем буквально в двух-трех километрах от ресторана находится подлинный средневековой замок.

Надо только его до конца раскопать да воссоздать некоторые башни и жилища, и Ставрополье получит едва ли не самую яркую жемчужину в своем туристическом ожерелье. К ней не только ведет весьма удобный подъезд, но и у подножия скалы уже много-много лет пустуют три громадных трехэтажных корпуса бывшего то ли пионерлагеря, то ли санатория. Быстренько отремонтировать хоть один из них – и получится отличная гостиница для тех, кто захочет в течение нескольких дней, а то и недель углубиться в средневековую историю в близлежащем археологическом комплексе.

Однако вот уже 15 лет, со времени моего предыдущего посещения «Горного эха», подробно описанного в краевой газете «Ставропольская правда», туристы едут мимо подлинного средневекового замка в мнимый.

Николай БЛИЗНЮК

В столице владыки Западной Алании / Газета «Ставропольская правда» / 26 мая 2020 г.