© Фото: Лусине ВАРДАНЯН

© Фото из семейного архива А. Артюгиной

© Фото из семейного архива А. Артюгиной

Ее жизнь прочно связана с селом, с людьми, которые окружают. Более тридцати лет именинница проработала в местном отделении связи, была бригадиром телефонисток, депутатом сельского Совета, активно участвовала в общественной жизни, помогая решать проблемы односельчан.

– Настоящее счастье – жить среди добрых, отзывчивых людей, – говорит юбилярша.

Пока вместе пили чай, много интересного рассказала мне Александра Николаевна. И, увы, не только светлыми были воспоминания: 80 лет – целая эпоха...

Родилась она в 1938 году в рабочем поселке Еманжелинские угольные копи Челябинской области. Сюда в начале тридцатых сослали многодетную семью после раскулачивания. До этого времени родители ее жили довольно неплохо: был свой дом, большое хозяйство – все было нажито предприимчивым отцом для троих детей. Но, к сожалению, время перемен жестоко отразилось на судьбе семьи, на тех, кто умел работать: родители и дети в одночасье стали врагами народа. Семью вместе с другими противниками колхозного строя под конвоем повезли в необжитую степь на берег озера Большой Сарыкуль.

Здесь только что были разведаны залежи бурого угля и требовались рабочие руки. Раскулаченные зауральские хлеборобы оказались в первой партии спецпереселенцев, прибывших осваивать этот край. Голод, нищета, болезни, беспризорность, настоящее неприкрытое рабство...

На берегу Большого Сарыкуля репрессированные лопатами копали землю и возили ее тачками. Сначала здесь открылся разрез, а потом начали строить шахты. Никто и предположить не мог, что будет так трудно.

– Отец рубил уголь, мама катала наполненные вагонетки. Работали в сорокаградусный мороз и, чтобы выжить, рыли землянки. Трое детей сразу же умерли. Но после них родились я и еще трое, - продолжает свой горестный рассказ Александра Николаевна. – Не выдержав тяжелой работы на шахте, отец умер. И наша жизнь стала еще невыносимее…

Люди умирали от голода, изнурительного труда, малярии и других болезней. На кладбище трупы доставляли возами. Рядом плескалось озеро, богатое рыбой, но у спецпереселенцев не было ни лодок, ни снастей. Женщины ходили по окрестным деревням и выменивали на зерно, молоко и картошку привезенную с собой одежду. Тем, кто работал, давали пайки, но очень скудные. Не все выдерживали выпавшие на их долю испытания.

По архивным данным, в среднем за 1933 г. в «кулацкой ссылке» на Урале умерло больше, чем родилось, в тринадцать раз! А межрайонный комендант в докладной записке писал областному коменданту Н. Баранову: «…Спецпереселенцы (кулаки), занятые на Челябинских угольных копях, к концу июля 1931 г. все без исключения помещались в устроенных из березняка шалашах, которые защищают только от солнца, но не от ночного холода и дождя. Рабочие настолько голодают, что ежедневно до 80 человек бывают в амбулатории с отеками от голода. Последнее время на руднике рабочие падают от голодного истощения и умирают. Смертность между детьми увеличивается все время. Если областными организациями не будут приняты меры к нормальному и полному снабжению наших рабочих и не будет увеличена продовольственная норма, то в недалеком будущем рудник останется без рабочей силы. Скученность и плохое снабжение уже дали вспышки сыпного и брюшного тифа, кори, высокий процент детской смертности, скарлатины и цинги...».

Были случаи побегов. И тогда объявляли розыск. А потом – расстрел. Вплоть до 1947 года спецпереселенцы должны были регулярно отмечаться в комендатуре, им не разрешали куда-либо уезжать с угольных копей, даже в гости к родным, они лишены были избирательных прав, а после школы их дети могли продолжать обучение только рядом, в Троицке…

Жизнь постепенно наладилась. В связи с утратой кормильца семье было выделено пособие – смогли даже перебраться на Ставрополье, купить дом в Ачикулаке, здесь и обустроились в конце пятидесятых. Так Ачикулак стал второй родиной, тем местом, надежной пристанью, где Александра Николаевна прожила счастливую жизнь. Гуляя в селе по некогда красивому парку с фонтаном, она встретила своего будущего мужа. Проводила парня в армию и три года его ждала. Потом поженились в 1960-м, в семье появились дети – Татьяна и Андрей. Дом наполнился детскими голосами, радостью, настоящим семейным счастьем.

Об Анатолии Ивановиче, своем муже, женщина вспоминает с теплом и благодарностью: всегда был надежной опорой, не обижал! Да и работали вместе в конторе связи: он электромехаником телеграфа и радиоузла, она телефонисткой.

О своем коллективе может рассказывать бесконечно:

– Люди подобрались исполнительные, общительные, легкие на подъем и на редкость творческие. Ачикулакская АТС обслуживала междугородные, районные и межрайонные переговоры. Сейчас, к сожалению, уже почти никого нет в живых.

Александра Николаевна с гордостью показала мне коробочку с наградами: «Победитель соцсоревнований», «Ударник пятилетки», «Депутат сельского Совета», знак «Ударник коммунистического труда» и медаль «За доблестный труд». Много грамот.

– Вот какая память обо мне останется внукам, – в шутку проронила она.

А их у Александры Николаевны трое – Алексей, Роман, Александр, и пятеро правнуков – Евгений, Богдан, Иван, Ева, Алексей. Все они с удовольствием навещают бабушку.

Татьяна ВАРДАНЯН

«Рабочие падают от голода и умирают...» / Газета «Ставропольская правда» / 24 августа 2018 г.