В последнее время меня волнует вопрос: а достаточно ли человеку иметь за плечами выслугу лет, успешную карьеру и достижения государственного значения, чтобы заслужить уважение? Уже не первый день я изучаю биографию человека, память о котором заслуживает большего.

Константин Костерин

Константин Костерин

На исписанных подполковником Юрием Толмачёвым страницах, озаглавленных «Слово о забытом генерале», рассказана история офицера, имя которого когда-то было на слуху в Ставрополе. Это генерал-майор Константин Алексеевич Костерин. Сегодня о нем вспоминают редко, возможно, потому что он не относился к людям, любящим говорить о себе и хвалиться заслугами.

Генерал-майор Константин Костерин (справа) и подполковник Юрий Толмачёв.

Генерал-майор Константин Костерин (справа) и подполковник Юрий Толмачёв.

© Фото из личного архива Ю. Толмачёва.

Будучи кавалером двух орденов – Красной Звезды и Отечественной войны I степени, генерал Костерин 16 лет возглавлял Ставропольское высшее военно-инженерное училище связи и даже внес свою лепту в строительство нашего города.

Выбору пути профессионального военного способствовала сама судьба. Родился Костерин 8 мая 1920 года, в знаковый день, ставший через четверть века датой подписания в пригороде поверженного Берлина Карлхорсте акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Пройдя Великую Отечественную, Константин Костерин продолжил воевать уже с Японией. В составе Забайкальского фронта участвовал в разгроме Квантунской армии, обеспечивал проводную связь между советскими штабами.

Вернувшись домой, окончил Военную академию связи в Ленинграде. Получив ученую степень кандидата военных наук, Костерин вновь отправился в войска. Уже в 1960-м способного офицера назначили начальником войск связи Северо-Кавказского военного округа.

Так совпало, что через два года в Ставрополе открылось училище связи, в котором собирались готовить будущих офицеров ракетных войск. Руководить обучением курсантов должен был человек, не понаслышке знакомый с работой военного связиста, обладающий талантом не только руководителя, но и преподавательским. На Кавказе такой человек нашелся: Костерина, тогда еще полковника, приказом министра обороны СССР назначили на должность начальника училища. Именно под его руководством оно завоевало статус высшего военного учебного заведения, за что Костерин удостоился звания генерал-майора и почетного радиста СССР.

Люди, знавшие генерала, помнят, что воспитание будущих офицеров стало главным делом его жизни. Константин Алексеевич вкладывал душу в свою работу и искренне гордился успехами курсантов. В его бытность учебное заведение выпустило 4 тысячи молодых лейтенантов. Способных ребят он поддерживал и после выпуска, давал им возможность заявить о себе.

К своим подопечным относился строго, но по-отечески. Многие до сих пор вспоминают, что генерал никогда не давал в обиду своих курсантов, если по негласной традиции власти пытались привлечь их к так называемым неуставным работам.

Генералу не было чуждо чувство юмора. Как-то раз он проходил мимо КПП училища, где нес вахту вооруженный курсант. Константин Алексеевич приказал ему немедля позвать дежурного по училищу. Боец замешкался – еще бы, срочный приказ генерала, – а когда решил сорваться с места, чуть не упал. Костерин проникся сочувствием:

– Ну что ж ты такой медлительный, сынок? Давай я подержу твой автомат, а ты сбегай, – пошутил он.

Тот шутки не понял и, доверившись, отдал генералу свое оружие. После, по словам очевидцев, воинский начальник пожурил его, но из училища все же за нарушение устава не исключил.

Являясь одно время еще и начальником Ставропольского военного гарнизона, Костерин планомерно занимался обустройством быта своих курсантов и офицеров. При нем училище обзавелось большой столовой, спортзалом и спортивным городком. Генерал не стеснялся обращаться во все инстанции и смог выбить участки в центре города для постройки пяти 60-квартирных жилых домов для семей офицеров. Несколько домов на улицах Ленина и Морозова – это память, оставшаяся Ставрополю от генерала Костерина. Есть его вклад и в создание военной поликлиники в краевом центре. Константин Алексеевич не стеснялся обращаться с этими проблемами и в Генштаб. Тем же образом решил вопрос капитального ремонта военного госпиталя и аварийного Дома офицеров. Фронтовика уважали в высоких инстанциях.

Константин Алексеевич отличался не только пробивным характером. В рабочих вопросах проявлял недюжинную мудрость и деликатность. Никто из военных не отзывался о нем плохо, все ценили генерала за его ответственность, неподкупность и справедливость. К Костерину шли со своими бедами в полной уверенности, что он не откажет в помощи.

Так, одного из его молодых офицеров, заведовавшего военной квартирно-эксплуатационной службой, однажды посетила непонятная комиссия. В Ставрополь по приказу министра обороны СССР А. Гречко прибыли три полковника из Москвы. «Ревизоры» сообщили офицеру, что в Минобороны поступила жалоба: семьи местных генералов незаконно занимают квартиры. Вот и потребовали подготовить справку: где же все-таки они живут, каков состав их семей. Требование довольно щепетильное. За такую «справку» о начальстве можно и нагоняй получить, а отказ москвичам тоже сулил проблемы немалые. Офицер, обмозговав ситуацию, отправился к начальнику гарнизона Костерину.

– Передайте гостям, что по генералам ответ даст генерал, – отрезал Константин Алексеевич.

Больше полковники не беспокоили ни квартирно-эксплуатационную службу, ни этого офицера.

В его подчинении находился одинокий подполковник. Жил он в общежитии, другого жилья не имел, а время подходило к пенсии. Офицер мог остаться на улице: одиноким военнослужащим по приказу Министерства обороны жилье не выделялось... Генерал, как только узнал об этом, распорядился помочь во что бы то ни стало. Проблему решили.

При этом по отношению к себе и своей семье он был достаточно скромен. Порядочность генерала подтверждает один из эпизодов. Когда его единственный сын Валерий женился, генерал не стал использовать служебное положение, чтобы решить его квартирный вопрос. Друзья Костерина ратовали за возможность заселить сына в «бронированное» офицерское жилье, хозяин которого уехал за границу, что давало возможность молодой семье пожить там, по крайней мере, несколько лет. Генерал поскромничал. Ни житейские и рабочие обиды, ни сплетни, ни пересуды в отношении этого мудрого и справедливого человека не коснулись его и после ухода из жизни.

Армии Константин Алексеевич отдал почти 40 лет жизни. В 1978 году генерал-майор Костерин был уволен из Вооруженных сил СССР в запас. На свои проводы он пригласил друзей и устроил очень теплый прием в офицерской столовой. Тамадой, говорят, был секретарь крайкома КПСС Виктор Казначеев. Безусловно, это был знак уважения человеку за заслуги перед городом.

Уже в отставке генерал из-за болезни жены вынужден был перебраться с семьей в Московскую область, город Одинцово. И здесь его часто приглашали для выступлений перед школьниками. Генералу было о чем рассказать. Все же войну прошел.

Дальше – грустная история. Его единственный сын Валерий трагически погиб в 1990 году. Сам Константин Алексеевич скончался 20 сентября 2013 года на 94-м году жизни. Похоронен на кладбище Лайково в Московской области. Через год умерла и его супруга Тамара Матвеевна.

Говорить о том, что память о заслугах генерала канула в Лету, было бы неправильно. В 2010 году, еще при жизни Константина Алексеевича, инициативная группа, в состав которой входили члены краевого совета ветеранов войны, Вооруженных сил и правоохранительных органов, известные в городе и крае люди, обратилась в городскую администрацию с просьбой присвоить генералу звание почетного гражданина Ставрополя. Им отказали.

А курсанты, им обученные, успешными быть не перестали и своего наставника не забыли. Правда, училища у нас теперь нет, но это уже другая история…

Юлия ПАВЛУШОВА

Забытый генерал / Газета «Ставропольская правда» / 22 июня 2018 г.