Получив письмо М. Немкова, редакция сочла необходимым обратиться за комментарием к известному ставропольскому ученому, знатоку и исследователю творчества писателя Ильи Сургучёва. Сегодня мы предлагаем вниманию читателя два, по сути, противоположных мнения и рассчитываем, что и в данном споре, как водится, будет рождена истина. А может, она уже существует?

Илья СУРГУЧЕВ.

Илья СУРГУЧЕВ.

© Фото: из архива газеты «СП»

Памятник на могиле И. Сургучёва на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Памятник на могиле И. Сургучёва на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Куда ведёт «сургучёвская тропа»

Кампания по возвращению из забвения имени нашего земляка писателя-эмигранта Ильи Дмитриевича Сургучёва (1881-1956) обретает все более широкий масштаб. В размещенной в «Ставропольской правде» статье «Ставропольцы задались целью открыть России Сургучёва» читаем: «Заместитель председателя правительства края Ирина Кувалдина провела заседание рабочей группы, посвященное теме возвращения в культурный оборот Ставрополья и России творческого наследия известного литератора, драматурга, публициста, общественного деятеля Ильи Сургучёва. В составе рабочей группы представители музейного сообщества, литературоведы, краеведы, писатели, журналисты, общественные деятели. Поводом для обстоятельного разговора послужила выдвинутая около года назад инициатива директора ВГТРК «Ставрополье» Ильи Канавина, предложившего предпринять ряд шагов по восстановлению нашей общей исторической памяти, из которой надолго, на десятилетия, исчезло имя Ильи Сургучёва».

Согласитесь, состав рабочей группы впечатляет. Правда, непонятно, почему именно сейчас решено вернуть в оборот (здесь и ниже выделено автором письма. – Ред.) образ Сургучёва? Кто мешал сделать это раньше? Уж не те ли наши земляки, которых с каждым годом становится все меньше и меньше? Я имею в виду ветеранов Великой Отечественной войны и их родственников. Ведь, как я уже писал, имя Сургучёва прочно связано с понятием «коллаборационизм». И вот рабочая группа раскручивает, а СМИ пиарят того, кто с удовлетворением и одобрением воспринял нападение Германии на Советский Союз.

А почему бы рабочей группе не взять в оборот имена тех жителей Ставрополя, кто заслуживает этого куда больше, нежели Сургучёв? Например, как ее называли современники, «ставропольскую деву, женщину без страха и сомнения», единственную за всю историю России женщину – кавалера ордена Святого Георгия, сестру милосердия на фронтах Первой мировой Римму Иванову (ведь кроме скромной мемориальной доски она ничем не увековечена)? Или живших и умерших в Ставрополе фронтовиков Великой Отечественной войны Героев Советского Союза Лаптева, Рысевца, Мартыненко, Щипакина, или еще одну женщину, ныне здравствующую кавалера трех орденов Славы Матрену Наздрачёву? Но нет. Эмигрант, литературный пособник нацистов, оказывается, милее и желательнее...

А рабочая группа намерена действовать с размахом. Речь уже не только о присвоении имени Сургучёва ставропольской средней школе № 4, но и о возможном переносе праха писателя из Парижа на Родину. Кстати, за чей счет, собственно, рабочая группа собирается переносить «мощи» Сургучёва с кладбища Сент-Женевьев-де-Буа на ставропольский «сажевый» (или, может, Даниловское или Успенское?). Будьте уверены, не за свой...

Оценка литературного наследия и писательского таланта Ильи Дмитриевича, как я уже писал, вынесена за рамки нашего внимания. Не нам, что называется, судить. Но один момент обойти нельзя. Как следует из статьи Елены Громовой ( «Ставропольская правда» от 25 октября 2016 года) «У истоков современного сургучевоведения» (термин-то какой!), основные усилия по вознесению И.Д. Сургучёва на писательский олимп принадлежат преимущественно его зятю Николаю Анатольевичу Ильинскому, который усиленно продвигал (сейчас бы сказали, лоббировал) в общественное сознание ценность и значение творческого наследия тестя. По понятным причинам...

Но вернемся к проектам рабочей группы. «Имя Сургучёва должно быть поднято не на региональном даже, а на российском уровне, уверены инициаторы процесса. …И даже – почему бы и нет – съемка художественного игрового телесериала по произведениям Сургучёва.» Не знаю, как вам, а мне это напоминает знаменитую речь «гроссмейстера» О. Бендера перед любителями шахмат в Васюках из «Двенадцати стульев». Более того, по мнению рабочей группы, «этот процесс представляет собой целый комплекс мер организационных, политических, экономических и т.д.». Позвольте поинтересоваться, что значит «политических»? Уж не реабилитация ли тех взглядов и действий Сургучёва, за которые его привлекли к суду в освобожденной от гитлеровцев Франции? А «организационными» мерами можно, очевидно, считать экскурсии, в том числе детей, по музею Сургучёва, заботливо оборудованному в 4-й школе, или реализацию такой задумки, как «сургучёвские тропы». Эх, прикинули бы организаторы, куда может в конечном итоге завести эта «тропа».

И наконец, «участники заседания были едины в том, что начатая работа, безусловно, нужна, что имя Ильи Сургучёва должно наконец по-настоящему выйти из исторической тени. Важный нюанс: обретение этого имени несомненно добавит имиджу Ставрополья нового шарма». Да, именно так – ШАРМА. И тут подумалось: может, достаточно ставропольчанам шарма еще одного очень известного земляка с созвучной, даже рифмующейся фамилией. А зовут того земляка Михаил Сергеевич...

Михаил НЕМКОВ. Советник юстиции, ветеран прокуратуры Ставропольского края, член Союза журналистов СССР.

 

* * *

Память не вытравить – память жива…

Забвения не вырастет трава –

Ее стрижет заботливый садовник…

Трудно отвечать на письма, адресованные не тебе лично или кому-то персонально, а сразу всем и в никуда. Благо, письмо подписано. А ведь такие письма, как правило, чаще всего анонимны. Повод – борьба за справедливость, за правду, за нравственность и мораль. То есть за все сразу. Причина – «кампания по возвращению из забвения имени нашего земляка писателя-эмигранта Ильи Дмитриевича Сургучёва». Сразу видно: автор неравнодушен к этой теме. Отслеживает каждую публикацию в газете, просматривает каждую новостную программу краевого телевидения, прослушивает передачи ставропольского радио. Но из всей этой информации выбирает только то, что тревожит его ум и сердце. Однако из-за обилия воспринимаемого нарушается хронология событий, искажаются факты, предвзято и тенденциозно выбираются цитаты.

Совещание у заместителя председателя правительства края И.В. Кувалдиной состоялось в сентябре 2016 года. Это верно, только вот идея возвращения имени и творчества Сургучёва на Родину появилась задолго до этого, точнее, еще в 1962 году. 20 лет она будоражила умы ставропольской интеллигенции и впервые реализовалась в 1983 году изданием его повести «Губернатор» Ставропольским книжным издательством. В 1987 году книга избранных произведений писателя вышла в московском издательстве «Современник», в начале 1990-х в краевой библиотеке начали регулярно проводиться «Сургучёвские чтения», а произведения писателя публиковались во многих столичных журналах, в 1998-м – в одном из московских театров известнейшим российским режиссером была поставлена пьеса Сургучёва «Осенние скрипки» с гениальной Алисой Фрейндлих в главной роли, год спустя эту пьесу успешно поставил и Ставропольский академический театр драмы. В 2000-е годы «Сургучёвские чтения» приобрели статус губернских, всероссийских и международных конференций, практически каждый театр страны и постсоветского пространства почел за честь поставить на своей сцене какую-либо сургучёвскую пьесу, некоторые из этих постановок держались на сцене более пяти сезонов, даже становились визитной карточкой театров. О Сургучёве печатаются книги, пишутся статьи, выходят радио- и телепередачи.

Надо сказать, что творчество И.Д. Сургучёва никогда не было под запретом в нашей стране. Особых директив даже в сталинские времена по этому поводу не издавалось. В 1920-1930-х его пьесы шли во многих театрах, некоторые произведения и письма публиковались в изданиях Академии наук СССР в 1940-1950-х, его имя и отдельные биографические факты упоминались в воспоминаниях выдающихся деятелей культуры, литературы и искусства ХХ века.

И вот на уровне краевого правительства озвучена инициатива о поиске инновационных решений по увековечиванию памяти И.Д. Сургучёва. Речь зашла о том, чтобы литературное наследие писателя стало одним из туристических и культурных брендов края, чтобы край, говоря экономическим языком, научился наконец использовать интеллектуальное и духовное богатство выдающихся личностей, рожденных на Ставропольской земле, на благо жителей региона, в том числе начал на этом зарабатывать материальный и ценностный капитал.

И вдруг внимательный слушатель и читатель задается вопросом: «А нужно ли в самом деле это краю, городу Ставрополю?». Аргументы? Как водится, чисто мифологические: Сургучёв был эмигрантом, с кем-то не с тем сотрудничал, печатался в каких-то не тех изданиях. И как всегда в таких случаях, самый железный аргумент: вместо Сургучёва надо пропагандировать кого-то другого.

Во-первых, мифы, какими бы они ни были правдоподобными, порождают только мифы. Правды в этом случае не добиться. Например, некоторые особо озабоченные блюстители нравственности обвиняют И.Д. Сургучёва в так называемом коллаборационизме, то есть в предательстве во время Второй мировой войны. Есть ли на это хоть какие-то основания? Нет! Надо просто знать и понимать, что Сургучёв с 1923 по 1956 год проживал в Париже. Гражданином страны, которая называлась тогда Советский Союз, он не был, следовательно, предавать ее не мог. Более того, он не был и гражданином Франции: большинство русских эмигрантов имело так называемые нансеновские паспорта, то есть международный документ, который удостоверял личность человека без гражданства. Следовательно, ни при каких обстоятельствах он не мог предавать и интересы Франции, страны, давшей ему эмигрантский приют. Сургучёв всегда был и оставался писателем, художником слова, человеком искусства и никогда ничьих политических интересов не представлял и не отстаивал. И если уж любознательный читатель пытается докопаться до какой-то правды, то лучше это начать не с транслирования неизвестно откуда взявшихся мифов, а с изучения документов, которые, кстати сказать, в Интернете «не валяются». Чтобы их раздобыть, нужно перелистать и изучить не одну тонну архивов.

Во-вторых, незаурядность и многогранность личности И.Д. Сургучёва, широта его интересов позволяли краеведам при организации «Сургучёвских чтений», особенно в последние 10 лет, обращаться не только к биографии и творчеству писателя, но и к самому широкому спектру проблем истории, религии и культуры, вопросам развития литературы и других видов искусств в городе Ставрополе, крае, регионе, в стране в целом. Стоит только заглянуть хотя бы в одну из программок чтений за эти годы: они были посвящены 160-летию Ставропольской духовной семинарии, потому что Сургучёв был, пожалуй, одним из самых известных выпускников этого прославленного учебного заведения, 200-летию Ставропольской городской Думы, поскольку писатель в свое время был ее гласным (депутатом), 125-летию газеты «Северный Кавказ» и 160-летию периодической печати на Ставрополье, ведь он был блистательным журналистом, редактором некоторых газет на Ставрополье и Юге России, 100-летию начала Первой мировой войны (Сургучёв более двух лет был в действующей армии), 230-летию города Ставрополя и т. д. В этом году «Сургучёвские чтения» будут посвящены 100-летию русской революции.

В-третьих, предлагая вместо Сургучёва прославлять, пропагандировать, «пиарить» кого-то другого, не проще ли начать это делать, а не выступать в прессе с настоятельными рекомендациями организовать конференцию, чтения, пусть даже не ежегодные, а хотя бы раз в пять лет, посвященные, скажем, Римме Ивановой, другим героям Первой и Второй мировых войн, любому ставропольскому деятелю культуры, литературы, выдающемуся учителю, инженеру, агроному, животноводу и т. д.? Кто же будет против? Подобные инициативы поддерживаются всеми организациями, подведомственными министерству культуры: филармонией, музеями, библиотеками, домами культуры. Да и любая образовательная организация будет рада реализовать проекты по духовно-нравственному и патриотическому воспитанию молодежи.

Автор письма высказывает много интересных предложений, но не подкрепляет их примерами своих собственных созидательных дел. Что лично он предпринял, чтобы прославить хоть кого-то из тех выдающихся людей Ставрополья, которые упомянуты им в письме и противопоставлены писателю Сургучёву? За словами должны стоять не обвинения и поучения, а поступки. Только в этом случае слова будут услышаны и возымеют действие...

И последнее. Автора письма обеспокоили «возможный перенос праха писателя из Парижа на Родину» и то, кто оплатит эту сложную процедуру.

Хочется успокоить. Пока могиле И.Д. Сургучёва на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, русском, как его называют французы, ничто не угрожает. За ней постоянно ухаживают туристы из Ставрополя да и всей нашей огромной страны и ценители его драматургии из стран ближнего и дальнего зарубежья. Прах Сургучёва, по-видимому, так и останется в чужой французской земле. По крайней мере, до тех пор, пока мы не научимся ценить человеческую жизнь, а не смерть, пока слова «вечная память» не станут для нас непреходящей истиной, пока мы не прекратим закатывать кладбища асфальтом, а ведь именно так поступили в советские годы с Успенским, Даниловским и некоторыми другими историческими погостами нашего родного города. Пока память наша не перестанет быть избирательной.

Хотя, надо признать, мечта о том, чтобы тысячи поклонников и почитателей таланта Ильи Дмитриевича Сургучёва приезжали на поклон к нему в Ставрополь, – красивая мечта. И если не на могилу писателя, то хотя бы к дому, где он родился и жил, историческим местам города, связанным с деятельностью и творчеством Сургучёва, воспетым в его произведениях.

Александр ФОКИН. Доктор филологических наук, профессор, проректор по научно-исследовательской работе и инновациям Ставропольского государственного педагогического института.

Куда ведет «сургучёвская тропа» / Газета «Ставропольская правда» / 17 февраля 2017 г.