Николай Санжаров

Николай Санжаров

Памятник Михаилу Лермонтову в Ставрополе работы Николая Санжарова

Памятник Михаилу Лермонтову в Ставрополе работы Николая Санжарова

Иллюстрация к поэме «Последний сын вольности», с. Изобильное, школа № 32, 7 «В» класс.

Иллюстрация к поэме «Последний сын вольности», с. Изобильное, школа № 32, 7 «В» класс.

Памятник юным защитникам Отечества 1941-1945 годов

Памятник юным защитникам Отечества 1941-1945 годов

– Недаром говорят, что творчество хуже зубной боли, – улыбается Николай Федорович. – Бессонные ночи, сомнения, переживания, нервы... Но иначе и быть не может, если ты Художник!

Творчество для него начиналось с живописи. Однажды шестилетний Коля Санжаров пробегал по родному селу Тищенскому, где жила тогда их крестьянская семья. Стайка пацанов остановилась у школы, и в распахнутые окна было видно, как девчонки что-то рисуют. Он подошел к одной: покажи! А у нее там рыбка простая нарисована. Пришел мальчуган домой и нарисовал Золотую рыбку! Яркой акварелью. С той рыбки все и пошло... А подростком он удивил округу совсем уж неожиданным творением: зима в тот год выдалась такая снежная, все завалило. Николай старательно и весьма похоже вырезал из снежной глыбы фигуры Ленина и Сталина – кумиров того времени. И поставил их во дворе. А снег такой плотный, серебрится на морозце, ну прямо тебе мрамор! Народ проходит, останавливается: «Что такое? Откуда? Кто это сотворил?». И ведь никто мальчишку не учил, не подсказывал... Судьба, значит, намекала. Потом, конечно, шедевры эти растаяли... А в душе что-то осталось. Еще через несколько лет, во время службы в армии в Туле, где стояла их десантная часть, в увольнительной познакомился с ребятами-скульпторами, профессионалами, даже позировал им. И понял, что именно скульптура ему ближе, чем живопись, которой до этого обучался вполне успешно в Краснодаре. Скульптура – это же что-то осязаемое, объемное, крепко стоящее на земле. И после армии поступил на скульптурное отделение в Ростовское художественное училище. Освоение профессии продолжил в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, после окончания которого вернулся в родной Ставрополь. И сразу началась активная творческая работа, причем в самых разных жанрах, больших и малых.

Первым его самостоятельным произведением была дипломная работа 1962 года – «Целинница». Тему выбрал актуальную для того времени: в стране вовсю шло освоение целинных земель, куда массово ехала молодежь. А воплощение у Санжарова получилось не плакатно-идейное, а очень человечное: стоит перед нами простая деревенская дивчина, чуть испуганная, настороженная... Да, нелегко приходилось таким вот девчонкам, садившимся за штурвал трактора, комбайна, автомобиля... Санжаровская «Целинница» была признана лучшим дипломом в училище за всю его историю.

Сегодня на многих улицах краевого центра можно встретить работы скульптора Санжарова. В каждую вложена частичка его неутомимой, неравнодушной, вечно ищущей души. Среди первых его работ в Ставрополе были бюст-памятник генералу Карбышеву в школе № 28, памятник Доваторцам к 30-летию Победы и мемориал «Холодный родник». Всякий раз открытие этих работ Санжарова становилось событием культурной жизни. А скольких творческих мук стоил ему замечательный памятник Михаилу Юрьевичу Лермонтову, придавший совершенно новый облик Театральному скверу в центре города! Теперь здесь назначают свидания влюбленные, здесь проходят поэтические встречи и литературные праздники. Кстати, Лермонтов отнюдь не случаен в творчестве скульптора.

– Еще подростком я буквально бредил этим образом, – признается Николай Федорович. – Записывал в тетрадку запавшие в душу стихи. «Как страшно жизни сей оковы нам в одиночестве влачить. Делить веселье все готовы, никто не хочет грусть делить...» – сколько тут мысли и чувства! А его «Отчизна», «Родина»?

Вот почему особенно приятной неожиданностью стало для Санжарова приглашение в Пятигорский музей-заповедник им. М.Ю. Лермонтова на юбилей поэта. Там гостю подарили удивительный альбом «Лермонтов. Эпоха. Пятигорск. Глазами детей». Среди опубликованных ребячьих рисунков разных лет Николай Федорович увидел и свои подростковые попытки иллюстрировать любимого поэта – «Последний сын вольности», «Мцыри», «Родина». Это были его рисунки, победившие на творческом конкурсе в далеком 1951 году и бережно сохраненные музейщиками!

Его проект памятника Лермонтову в Ставрополе также стал победителем конкурса. Причем Санжаров тут выступил как архитектор и скульптор в одном лице. Сегодня, двадцать лет спустя, не перестаешь удивляться: как в труднейшие 90-е годы могло случиться такое чудо? А случилось же! Кто-то, правда, поговаривал, дескать, не похож бронзовый Лермонтов на поэта.

– Ну как же не похож, – с жаром возражает Николай Федорович. – Мне ведь были важны дух личности, движение, энергия. А Лермонтов так спешил жить! И так много успел! В мировой поэзии есть всего три поэта – японский Токубоку, венгерский Петефи и наш Лермонтов, очень рано ушедшие из жизни, но оставившие такой яркий след. История больше не знает примеров такого раннего и мощного поэтического созревания, как у Лермонтова. А его взяли и убили...

На вопрос, как приходят творческие идеи, Мастер отвечает просто и с долей юмора: откуда я знаю? Самая любимая работа, считает он, у художника всегда впереди. Но есть образы, вынашиваемые не годами даже – десятилетиями. Санжаров верит в свою мечту о воплощении в бронзе его «Женщины с коровой»... Есть немало памятников солдатам, генералам, детям войны. А вдовам?! Неоспоримо высокой была роль Женщины в тяжелые для страны годы испытаний. В своем проекте он показывает крестьянку, у которой муж погиб на фронте, все легло на ее плечи, и все она вынесла, только коровушке-кормилице тихо жалуется. А корова повернула голову, сострадает ей, скотина бессловесная, но, кажется, все-все понимает!.. Образ этот уходит корнями в детство скульптора, когда в помощь маме доил корову, сено косил... Этот проект, созданный студентом Санжаровым (учеником знаменитого Аникушина) буквально в одну ночь, стал победителем институтского творческого конкурса в далеком теперь 1962-м. А тема останется вечной, пока жива память народная о подвиге Женщины.

Есть у Санжарова и давно подготовленный эскиз памятника героине Первой мировой войны Римме Ивановой. Поразила его в самое сердце эта чудесная девушка, почти еще ребенок, отважно поведшая солдат в атаку... Но пока что и эта идея не находит поддержки, власти все еще «не до этого»... Хотя уже и столетие начала той войны отметили, и столетие подвига Риммы. Николай Федорович относится к героине трепетно-восторженно и все вспоминает ее последние в жизни слова: «Боже, храни Россию!».

Зато местом массового паломничества давно стала та часть исторического бульвара на проспекте Карла Маркса, где установлен памятник генералу Алексею Ермолову. Тоже, между прочим, появившийся не в самые благоприятные годы сложных отношений с Чечней: было опасение, как воспримут кавказцы такой памятник. Но народ, как всегда, оказался мудрее: помнили еще чеченцы, как их прадеды слагали песни о славном генерале Ермолове. Сегодня здесь бывают практически все новобрачные, по сложившейся традиции подносящие букеты цветов покорителю Кавказа. Здесь просто приятно пройтись и еще раз вглядеться в мужественное и одновременно прекрасное лицо, отлитое в бронзе... А вот сквер с памятником воинам-интернационалистам можно назвать объектом патриотического воспитания. Еще одна историческая личность увековечена вдохновением и руками Санжарова на площади у железнодорожного вокзала – генерал-губернатор Николай Никифораки, внесший значительный вклад в развитие Ставрополя в конце ХlХ – начале ХХ века. Известен Николай Санжаров и как автор барельефов на аллеях почетных граждан городов Ставрополя и Невинномысска. И сегодня он полон новых замыслов:

– Меня всегда интересовали самые сложные человеческие отношения – мужчины и женщины. Подготовил много эскизных вариантов на эту тему. Например, такой: стекло, разделяющее девушку и юношу как невидимое препятствие – рок? судьба? – которое мешает им встретиться. Близки мне и фольклорные мотивы. Возьмите Емелю из сказки – там все не так просто, не «по щучьему велению» все совершается в жизни... Сказка – ложь, да в ней намек!

Печально, что в наше время практически исчезло понятие социального заказа художнику. И даже будучи, как Санжаров, человеком неравнодушным, живущим чаяними своего времени, он остается, по сути, наедине со своими творческими идеями, ощущая некую пустоту вокруг... Впрочем, рук не складывает, работает, размышляет, идет к людям. В 2013 году создал памятную доску маршалу Победы Г. Жукову по инициативе Союза генералов Ставрополя. В 2014-м появился бюст-памятник Герою России В. Духину. Недавно для фермера А. Черниговского в Светлограде бесплатно сделал бюст великого реформатора России П. Столыпина.

– Сейчас леплю генералиссимуса Суворова. Пока для себя, а там посмотрим... Эта историческая фигура для Ставрополя ого как важна! Да и много еще чего хотелось бы сделать для родного края... Для облика наших городов и сел.

К сегодняшним перекосам в этом самом облике Николай Федорович относится весьма критически: ну что это за сюжет – любовник висит на балконе в семейных трусах или сантехник выглядывает снизу из канализационного люка? Что хотел сказать этим автор? Понятное дело, всегда хочется чего-то новенького, но нельзя глупость увековечивать в бронзе! Успеть бы героев увековечить. Да и просто делать что-то хорошее, доброе, вечное. Как там у Пушкина, напоминает Мастер: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал...».

– Молодежь не очень-то стремится к жанру скульптуры, ведь, чтобы что-то создать, надо пострадать, – размышляет Николай Федорович. – А они не хотят страдать! И лепят часто такое, что смотреть страшно. Какие-то бесформенные кучи, нелепые нагромождения. А где силуэт, где пространственная гармония объема? Где человек – мера всех вещей? Композиция – в чем ее смысл? Ведь это не просто так, когда памятник воинам-афганцам – как распятие... В одной этой фигуре сразу два противоположных состояния – смерть и жизнь. И образ получается эмоциональный, действительно пронзительный... У нас же порой не учитывают ни подходящего места для памятника, ни даже его расположения в окружающем ландшафте. Поймите, я вовсе не против юмористических «железок» по городу, радостные сюжеты нужны, не надо только чересчур впадать в хохмочки...

Кажется, наряду со своими героями Н. Санжаров и свое имя накрепко вписал в историю края. И это главная справедливость в его жизни, доставшаяся не «по щучьему велению», а тяжелым, неустанным и, конечно, вдохновенным трудом. Есть и нормальное теплое человеческое счастье – двое сыновей и дочь, две внучки и внук, верная спутница и любимая женщина Альбина Петровна, много лет оберегающая своего беспокойного супруга от житейских невзгод. Есть заслуженное ощущение веры в себя как творца, много успевшего и о многом мечтающего. Среди сотен картин и эскизов он бережно хранит свою школьную копию васнецовских «Трех богатырей»: на две недели забросил тогда паренек уроки, не мог оторваться от поразившего глаз сюжета, хотелось лично соприкоснуться с великим искусством. Все это было неслучайно и недаром! Искусство навсегда вошло в его жизнь. И волшебная Золотая рыбка по-прежнему с ним.

Наталья БЫКОВА

Мастер и Золотая Рыбка / Газета «Ставропольская правда» / 12 февраля 2016 г.