Фото с сайта «Военный альбом»

Фото с сайта «Военный альбом»

Сразу после оккупации немцами хутора Русского осенью сорок первого колхоз им. М.И. Калинина перестал существовать. Часть лошадей, коров, овец были распределены по семьям. Колхозные конюшни, скотные дворы и кошары опустели. Остальные отары овец и стада коров угнали на восток, в бурунные степи, к Дагестану. Лошадей вместе с повозками экспроприировали отступающие части Красной армии. Технику, которой в колхозе перед началом войны было очень мало, разукомплектовали и привели в неработоспособное состояние. Да там и было-то пара молотилок и веялок, несколько тракторов «Универсал» с большущими задними колесами, усеянными блестящими клиновидными шипами, и гусеничный трактор ЧТЗ без кабины.

Председатель колхоза Родион Валуй, перед тем как исчезнуть из хутора, за пару недель до прихода немцев закопал именное колхозное знамя на пустыре за хлопкосушилкой. Конечно, все делалось тайно, и об этом захоронении никто не знал. После ухода немцев в январе сорок третьего года Родион Родионович сразу появился на хуторе и начал возрождать колхоз. Думается, он имел такое партийное поручение, да и не он один, поскольку к тому времени в райцентре, станице Курской, тоже пережившей краткосрочную немецкую оккупацию, появились советские органы власти.

О местонахождении колхозного знамени председатель колхоза никому не рассказывал даже после ухода немцев. Да и понять его можно было. Ведь линия фронта удалялась медленно.

Усилиями Родиона Родионовича и женщин хутора колхоз, пусть и не в полноценном виде, весной 1943 года был восстановлен. Из степей своим ходом была возвращена уцелевшая колхозная живность, возвратили на колхозный двор и то, что осталось от разобранного по домам колхозного стада. Жизнь постепенно налаживалась. Успели посеять яровые, да и осенью, до прихода немцев, что-то из озимых было посеяно, поэтому удалось собрать пусть и невеликий, но свой урожай.

После уборки председатель собрал жителей хутора на пустыре между хлопкосушилкой и старой мельницей деда Касавченко. Среди собравшихся в основном были женщины. Из мужчин был сам Родион Родионович, седой и гнусавый дед Старченко, бессменный водолей, управлявший лошадью на хуторском колодце и до войны, и после одноногий дед Касавченко, однорукий ( «однокрылый», как его звали в хуторе) Алексей Орловский, почти глухой колхозный конюх Митя Бухан.

На пустыре из вбитых в землю кольев и досок были сооружены длинные столы и лавки. Рядом на больших кострах в больших котлах готовился обед, для приготовления которого пожертвовали двух бычков.

Родион Родионович лично проверил, готов ли шулюм, накрыты ли столы, выставлены ли четверти с непрозрачной, наполненной известковой мутью самогонкой. Затем прерывающимся голосом объявил, что причиной сегодняшнего праздника является не только окончание уборки, но и торжественное изъятие колхозного знамени из тайника.

Словно на демонстрации, двинулись все жители за председателем к хлопкосушилке, где Родион Родионович по известным ему приметам нашел место, отбросил лопатой несколько штыков земли, затем опустился на колени, руками раскидал солому и извлек на белый свет длинный продолговатый сверток, замотанный в клеенку. Повозился с веревками и развернул знамя колхоза имени М.И. Калинина. Тут же ловко прикрепил его к заранее приготовленному древку. Громкие возгласы «Ура!», шумные аплодисменты колхозников не смолкали, пока председатель с развевающимся на летнем ветру знаменем шел впереди всех к праздничным столам.

Это событие для хутора Русского стало предвестником всеобщего праздника Великой Победы, до которого еще надо было пережить три тяжелейших года.

*****

Кто и каким образом передал в хутор Русский сообщение о Победе над фашистской Германией, не известно. В сорок пятом году ни радио, ни телефона там не было. Наверное, поэтому праздничные торжества на хуторе проходили 10 или 11 мая.

На школьный двор пришло много людей, даже больше, чем в тот день, когда Родион Родионович извлек из тайника колхозное знамя. Женщины были одеты в праздничные наряды довоенных лет, пролежавшие в сундуках все эти годы и сильно попахивающие нафталином. Мужская половина оделась более строго.

Митинг по случаю победы Советского Союза открыл директор школы Константин Ищенко. Затем были еще ораторы, выступления были короткими, и, конечно, говорили о том, что довелось пережить за годы войны, и о большой радости от Великой Победы. Женщины плакали и часто прикладывали платочки к глазам.

После митинга директор школы властно и по-военному четко дал команду:

– Отряд! Для торжественного салюта в честь дня Победы Советского Союза над фашистской Германией… Товсь!

Около десятка мужиков разного возраста, стоявших в шеренгу лицом к импровизированной трибуне, нечетко скоординированными движениями рук вздернули вверх имеющееся у них разнокалиберное отечественное и трофейное оружие и замерли в ожидании следующих команд.

– Заряжай!

В тишине вразнобой раздалось клацанье затворов.

– Пли!

Залп. За ним еще один… и еще… и еще…

– С Великой Победой, дорогие товарищи! – выкрикнул вдохновенным голосом Константин Александрович после десяти выстрелов.

А над праздничным митингом гордо реяло Знамя Победы, знамя колхоза имени Калинина.

Рассказал Василий ДЕМЧЕНКО. Ставрополь.

Сергей СКРИПАЛЬ

Знамя Победы хутора Русского / Газета «Ставропольская правда» / 25 февраля 2015 г.