Федеральная служба судебных приставов

В конце прошлого – начале нынешнего года был принят ряд федеральных законов, направленных на повышение эффективности деятельности Федеральной службы судебных приставов. Это особо отметил, открывая пресс-конференцию, которая прошла на днях, руководитель УФССП по Ставропольскому краю – главный судебный пристав СК Николай Коновалов. Он назвал новшества, скорее, техническими.

На мой взгляд, точнее будет определить эти изменения законодательства как технологические. Они теперь четко определяют, что, как и в каком порядке в той или иной ситуации могут делать приставы, а что ни в коем случае делать не могут. А «недоразумений» накопилось за последние годы немало. Н. Коновалов трагедии в этом не видит, считает, что молодость службы судебных приставов – ей всего 15 лет – не то что оправдывает, а объясняет эту ситуацию, когда практика опережает теорию, то есть законодательную базу.

Теперь о самих законодательных новеллах.

Присяга

Она у судебных приставов была и раньше. Новая редакция более четко прописывает ряд положений. Например, «настойчиво и честно защищать права граждан, интересы общества и государства». Вместе с тем обязывает приставов «достойно переносить трудности, связанные с исполнением служебных обязанностей». Это уж точно на злобу дня. При невероятной, порой нереальной нагрузке – полторы тысячи исполнительных производств в месяц – приставы получают весьма скромную зарплату. А заканчивается текст присяги словами: «Служу России, служу закону!».

Корреспондент «СП» поинтересовался: будут ли все приставы России «переприсягать» по новой редакции? Н. Коновалов ответил, что нет. Но пришедшие работать в службу будут приносить новую присягу.

Новая обязанность

Теперь судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов (ОУПДС) и судебные приставы-исполнители при выявлении признаков преступления обязаны сообщение об этом направлять начальству. Ранее это было лишь правом, а не обязанностью.

Спецсредства и оружие

Изменения в законодательстве расширили перечень оснований для применения судебными приставами по ОУПДС специальных средств, имеющихся у них на вооружении. Например, для отражения нападения на должностных лиц. А вообще, по словам Н. Коновалова, сейчас приставы имеют и оружие (в том числе автоматическое огнестрельное), и спецсредства на уровне полицейских подразделений.

Перерыв на полгода

Много новелл в самом исполнительном производстве. Например, решен важный вопрос, который стоял перед практиками давно и остро. Бывает так, что у должника нет ни денег, ни имущества. По закону пристав такое производство прекращает «в связи с невозможностью взыскания». А уже на следующий день взыскатель вновь несет исполнительный лист. То есть, сказал Н.  Коновалов, в таких ситуациях приставы вынуждены делать пустую и бесперспективную работу. Теперь срок для повторного обращения по судебным актам увеличен до шести месяцев, а по актам специально уполномоченных органов – до двух.

Сообщение по e-mail

Дополнен и перечень способов извещения лиц, участвующих в исполнительном производстве: оно может быть отправлено по месту жительства, месту регистрации и даже по электронной почте.

Исполнительский сбор

За неисполнение требования исполнительных документов в добровольном порядке (по закону это пять дней) он увеличен в два раза: для граждан – минимум тысяча рублей, для организаций – 10 тысяч рублей. А вот исполнительский сбор по требованиям неимущественного характера в десять (!) раз: для граждан – минимум 5 тысяч, а для организаций – 50 тысяч.

Взаимозачет

С января нынешнего года приставы-исполнители могут производить зачет встречных однородных требований. Чисто техническое решение, но оно сэкономит массу времени и сил.

Выселение и снос

Пожалуй, это один из сложнейших вопросов приставской деятельности. Представьте, дети плачут, мамы кричат, папы за топоры хватаются – а именно так и бывает. Нынче же прописаны все особенности исполнения требований о выселении, об освобождении нежилых помещений и земельных участков, зданий и сооружений. То есть появилась разница между выселением и освобождением помещения. Грубо говоря, выселяют человека одного, а помещение освобождают от всего его имущества и даже от домашних любимцев, коли таковые имеются.

Сам себе реализатор

Отмечу, что основная часть имущества, которое арестовывают приставы, – имущество малоценное, стоимостью до 30 тысяч рублей. Реализовать его достаточно сложно и хлопотно. Как отметил Н. Коновалов, в законы введен ряд статей, дающих должнику право самостоятельно реализовывать такое имущество.

Не имущество, а деньги

И напоследок еще об одном новшестве, которое упростит работу приставов-исполнителей и значительно, как мне кажется, осложнит жизнь мелким должникам. Их на Ставрополье 65 процентов от всего количества должников. Долги – до трех тысяч рублей. Бывает, и десятка, а бывает, и рубль-два. Так вот теперь законом введено ограничение, запрещающее арест имущества должника, если сумма долга не превышает трех тысяч рублей. А как же тогда долг взыскивать? Простить?

– Нет, – утверждает главный судебный пристав Ставропольского края Николай Коновалов. – У нас сейчас очень хорошие отношения с взаимодействующими структурами в данном случае с банками. Деньги будем списывать со счетов, банковских карт, удерживать из зарплаты.

*****

Вот такие получились новшества. Их гораздо больше, мы рассказали далеко не обо всех. Однако понятно, что Федеральная служба судебных приставов мужает, обрастает законодательным «мясом», совершенствует технологию взыскания долгов. И таким образом охраняет права и законные интересы граждан России. И ставропольчан в том числе.

Валентина ЛЕЗВИНА

Технология для приставов / Газета «Ставропольская правда» / 5 апреля 2014 г.