Рекордсмен Книги рекордов Гиннесса Михаил Шестов

Рекордсмен Книги рекордов Гиннесса Михаил Шестов

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

На днях лауреат Книги рекордов Гиннесса и ее российского аналога «Диво», преподаватель английского языка государственного университета Флориды Михаил Шестов побывал в городе своей юности Кисловодске. В эксклюзивной беседе с корреспондентом «СП» гость из США рассказал, как он достиг столь ошеломляющих результатов и в чем суть признанного во многих странах мира метода Шестова.

Невысокий, неброско одетый 40-летний мужчина ничем не выделяется в толпе. Но стоит ему начать говорить (не важно, о чем), как окружающие невольно прислушиваются, оборачиваются. Когда он подошел и обратился ко мне, извиняясь за опоздание на несколько минут, я тотчас бессознательно попал под обаяние хорошо поставленного голоса и идеально правильной русской речи. И спустя 20 лет, проведенных в Америке, Михаил Шестов остается носителем эталонного русского языка. А ведь никаких предпосылок для этого не было…

Детство сына советского офицера и преподавательницы пения прошло в Карачаевске.

– Тогда там по-русски говорили с сильнейшим северокавказским акцентом, – вспоминает Михаил Шестов. – Соответственно, и я так же говорил. Да и учился в школе весьма посредственно, на тройки.

Главным способом само-утверждения подростков были кулаки. Невысокий Миша Шестов не мог отличиться в драках. И тогда он решил взять другим.

– В 12 лет я понял, что меня будут вечно бить, если не смогу выделиться из общей массы, например, правильной речью и памятью. И я стал страница за страницей переписывать книги. Часами стоял у зеркала и громко вслух произносил слова, читал тексты. Вскоре заметил, что и моя речь изменилась, и учебный материал запоминаться стал гораздо лучше.

Когда семья переехала в Кисловодск, Мишу уже никто не считал мальчиком для битья. В старших классах он слыл весьма способным, но несколько странным юношей.

Окончив школу, он не стал поступать в вуз и отправился в армию. В Группе советских войск в Германии рядовой Шестов каждую свободную минуту продолжал совершенствовать свой метод – вслух проговаривал и печатал на пишущей машинке (поскольку почерк был неисправимо корявый) всевозможные тексты, в основном из газеты «Красная звезда». А поскольку дело было в Германии, то по такой же системе он стал штудировать тексты на немецком. Удивительно правильную русскую речь Шестова, его отменную память и самостоятельно освоенный немецкий заметили. Случилось небывалое – солдата срочной службы назначили помощником командующего ракетными войсками и артиллерией Группы советских войск в Германии.

После демобилизации Шестов поступил на факультет журналистики МГУ. Учеба давалась легко, и Михаил придумал способ, как и свою систему обкатать, и кругозор расширить, и подзаработать. По заказам недорослей от науки он подготовил и отпечатал 200 диссертаций на самые разные темы.

И хотя молодого журналиста сразу взяли в весьма престижную фирму – агентство печати «Новости» (АПН), – Шестов вскоре осознал, что его призвание не журналистика, а преподавание языков и машинописи по собственной системе.

Известность удивительного молодого человека, который и сам запросто осваивает иностранные языки, и других умудряется быстро научить, росла. И министерство образования Королевства Дания пригласило Шестова преподавать нормативный датский язык юным датчанам. Затем товарищ Михаила, сын собкора газеты «Труд», устроился преподавателем в университет Флориды и прислал Шестову приглашение в США. Университету требовался преподаватель английского для иностранцев. Шестову предоставили вид на жительство по программе привлечения нужных американскому обществу специалистов.

В американском университете он осознал, что владеет лишь искаженным «русским английским», поскольку таковому учили на Родине и в Европе. Однако оказалось, что нормативного английского не знают не только иностранцы, но и большинство номинальных носителей языка.

Чтобы мигранта воспринимали как ровню в иноязычном социуме, он должен говорить без малейшего акцента, то есть на нормативном языке, – к такому выводу пришел Михаил Шестов в первые годы жизни в США. Тогда же он окончательно удостоверился, что лучший способ научиться самому – это учить других. Необходимость стать квалифицированным преподавателем и таким образом обеспечить себе безбедное существование в Америке подвигла Шестова основательно заняться усовершенствованием своего английского. Удивительно, но в одном из элитных университетов страны не нашлось ни одного общепринятого учебника по орфоэпии английского языка. Каждый автор толковал произношение слов, фраз и предложений по собственному разумению.

Тогда иммигрант из России отложил в сторону все американские учебники и стал заниматься по собственной системе. Он долго искал, но нашел-таки 450-страничную книгу «Фирма» Джона Гришима и ее аудио-запись в исполнении лучшего диктора страны Фрэнка Малера. Больше года Михаил десятки раз повторял за диктором каждое слово, каждое предложение. И только когда крепко запомнил тысячи новых английских слов и научился читать художественную книгу точно с такой же скоростью и произношением, как и профессиональный диктор, понял, что освоил нормативный английский. С тех пор Михаил Шестов успешно преподает английский иммигрантам как в США, так и в других странах. Попутно (по собственной системе) он освоил все европейские и несколько азиатских языков, включая язык индейцев Аляски. В Книге рекордов Гиннесса записано, что Шестов работает с 40 языками. Под этим подразумевается, что он может «с листа» отредактировать и исправить ошибки в тексте на любом из этих языков. Хотя, как признается Михаил, чтобы свободно побеседовать, скажем, на армянском, ему потребуется прочитать с диктором книгу на этом языке, чтобы обновить словарный запас. Впрочем, количество освоенных языков для полиглота Шестова не самоцель. Он этим занимался лишь до 2002 года.

Есть у Михаила Шестова авторские наработки и в обучении скоростному печатанию на клавиатуре компьютера. Как-то он их опробовал на молодом киевлянине, приехавшем в Прагу на конгресс по стенографии и машинописи. Всего несколько уроков по коррекции движений и способу обработки информации – и парень стал чемпионом Рунета.

Сам же Шестов, когда в машинописи и изучении иностранных языков вышел на высочайший уровень, взялся за музыку. Это при том что, хотя у мамы и сестры хороший музыкальный слух, его природа этим даром напрочь обделила:

– Моим самым нелюбимым предметом было сольфеджио.

Но словно опровергая себя, Михаил без малейшей подготовки прямо в холле развлекательного комплекса санатория «Виктория» исполнил замысловатую песенку на немецком языке. А в ответ на мое недоумение пояснил:

– Чтобы освоить любое музыкальное произведение, мне приходится его повторять вслед за образцом сотни раз. Например, разучивая эту песенку, я сделал 300 дублей.

Думаю, многие из вас, прочитав это откровение рекордсмена Книги Гиннесса, пожали плечами и подумали: «Да меня хоть 600 раз заставь повторить арию, воспроизвести ее не смогу». О себе могу сказать то же самое.

Но, в отличие от большинства из нас, Михаил Шестов умеет учиться. Каждое его повторение – это хоть маленький, но шаг вперед. Так, шажок за шажком, он освоил сложнейший музыкальный инструмент – орган. Хотя до уровня выдающихся органистов Америки еще не дошел, но в провинциальных костелах играет часто и даже иногда дает сольные концерты.

С недавних пор Михаил с единомышленниками загорелся новой идеей – научить нормативному русскому россиян. Шестов уже разработал 40-часовой курс чтения вслух для младших школьников.

– К сожалению, сейчас в российских школах детей почти не учат правильно читать вслух на родном языке. Мы хотим вернуть в обиход публичные читки наподобие тех, что устраивал Достоевский, а также возродить традиционные для русской интеллигенции семейные чтения вслух, – делится планами гость из Америки и уже прикидывает, когда снова приедет в Россию.

Так в чем же секрет феномена Шестова? Послушаем самого рекордсмена Книги Гиннесса:

– У меня нет каких-либо выдающихся способностей. Просто я очень усидчивый, волевой и целеустремленный человек.

Николай БЛИЗНЮК

Секреты рекордов по методу Шестова / Газета «Ставропольская правда» / 15 ноября 2013 г.