Алексей Георгиевич Лазарев

Алексей Георгиевич Лазарев

© Фото: из архива газеты «СП»

Алексей Лазарев

Алексей Лазарев

© Фото: из архива газеты «СП»

Алексей Лазарев

Алексей Лазарев

© Фото: из архива газеты «СП»

Лешу терять как-то по-особенному больно. Вот его не стало, и понимаешь, что без него почему-то не можешь ни есть, ни спать, ни работать. И точно знаешь, что такого друга, как он, уже не будет. Леша умер 3 сентября. 15 лет мы были вместе. И вот судьба подвела под этим «вместе» итоговую черту. И для него. И для нас.

Он пришел в «Ставрополку» 27 октября 1998 года. За спиной была Советская армия – в Вооруженных силах он служил с 17 лет, на плечах погоны подполковника, на груди медаль «За боевые заслуги». Были, впрочем, и другие награды – и прежние, военных лет, и уже новые, заработанные в горячих точках современной России: Алексей Лазарев был военным обозревателем «Ставропольской правды». Он ими не то что не гордился, а никогда не выпячивал. И даже свое участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС никогда не пытался оформить документально, хотя бы для того – мы подсказывали, – чтобы получить какие-то льготы.

Леша стал своим в «Ставропольской правде» буквально за считанные дни: простой, откровенный, добрый, прямой, открытый. Многие из нас познакомились и с семьей Лазаревых. Леша был ей предан, как бывает далеко не у многих: женили сына, радовались успехам внучек. Было понятно, как он живет, как работает, как любит.

Такой же прямой была и его жизнь. После школы – Ульяновское танковое училище, Северная группа войск в Польше, где работал корреспондентом дивизионной газеты, потом факультет журналистики Львовского политучилища, опять служба в дивизионке – теперь уже в Казахстане, учеба в Военно-политической академии в Москве, преподавание журналистики в Львовском политучилище. Позже во Львове он работал в газете «Слава Родины», в Южной группе войск в Будапеште в газете «Ленинское знамя», постоянным корреспондентом по Ставропольскому краю в «Военном вестнике Юга России». Почему он ушел из армии в 1992 году – вопрос сложный. Просто не стало страны и той самой Советской армии. Но уходил непросто, с болью.

На всю жизнь у Алексея Лазарева осталась военная выправка, право на ношение военной формы, которым он пользовался только 23 февраля, и невозможность не выполнить задание. Отдел безопасности, в котором он работал, был в редакции самым дисциплинированным и обязательным: Алексей просто не позволял манкировать обязанностями.

Последние годы Леша сильно болел, долго скрывал от нас свою противную болячку, держался до последнего. Но в январе 2006 года ушел на полставки собкором, в марте 2009-го мы отпраздновали его 60-летие, а через полтора года осенью он уволился. Сил болезнь оставляла немного. Испытывала и изматывала. Когда боль начинала побеждать, Алексей говорил: «Уже могу умирать: дом построил, сад посадил, детей вырастил». Но он продолжал писать заметки в газету, суетился с проблемами одностаничников – все новомарьевцы знали: если что, нужно идти к Георгиевичу. Он был нужен многим. Он и сейчас нужен нам. Наш коллега. Товарищ. Друг. Журналист. Офицер.

В его жизни были радости и горести, утраты и праздники. Но, по большому счету, Алексей был автором повести своей жизни. А эпилог, как всегда, написала костлявая рука смерти.

А нам остается вспоминать и помнить. Нашего Лешу, Леху, Алексея Лазарева.

Ушел Алексей Лазарев / Газета «Ставропольская правда» / 4 сентября 2013 г.