«Журналист меняет профессию» – акцию под таким названием руководство Главного управления МВД России по Ставропольскому краю предложило провести представителям региональных СМИ. Пишущая и снимающая братия отправилась на некоторое время в различные полицейские структуры, дабы показать их деятельность, что называется, изнутри. Мне довелось ознакомиться с работой отделов по делам несовершеннолетних трех районов краевого центра.  

Трудные подростки

Трудные подростки

© Коллаж Владимира КОВАЛЕНКО

Часы золотые?

Ленинский район. Денису 15 лет. У него уже три судимости, и еще по трем уголовным делам, заведенным на него, идет следствие. В списке преступлений несколько краж и грабеж. Украл велосипед, часы и машину. Говорит, что попался с приятелями по глупости: они втроем толкали легковушку мимо жилого дома, и их заметил какой-то мужик, который и «сдал» полицейским. Надо было, по теперешнему разумению Дениса, «жигуленок» просто выбросить в яму или разобрать и сдать в металлолом. То есть ни капли раскаяния либо осмысления того, что хорошо и что плохо.

Для своих лет он очень высок – под два метра ростом. Красивое лицо и большие карие глаза. На таких, как говорится, девчонки вешаются. Ему бы годика через три пойти служить в Президентский полк. Но нет, Денис знает: с судимостями ему не то что автомат, лопату не доверят.

На учете в отделе по делам несовершеннолетних ОП № 1 УМВД России по Ставрополю парнишка состоит давно. Он тогда был совсем маленьким и щупленьким, вспоминает старший инспектор капитан полиции Екатерина Титкова, а сейчас как вымахал! Мальчик рассказывает о своих «подвигах» в манере «звезды», дающей интервью журналисту (позже я узнал, что он и есть «звезда» детского криминального мирка, поскольку успел засветиться не только в Ленинском, но и в других районах Ставрополя). Несмотря на то что при нашем разговоре присутствует полицейский, да и я, в общем-то, весьма зрелый дядька, в речи Дениса проскальзывает матерок. Не стесняется, стало быть. Страж порядка делает ему замечание. Вдруг парень резко меняет тему беседы и спрашивает у меня:

– Часы золотые?

Я несколько ошарашен и отвечаю, что нет.

– Сколько стоят?

Называю цену, а он вслух, при мне, живом, так сказать, владельце, прикидывает, за какие деньги их можно продать.

– Э-э-э! Денис! Ты что?! – спохватывается старший инспектор.

А я автоматически хлопаю себя по карманам, проверяя, все ли на месте. Пронесло. Ну дает, шутник! Впрочем, шутит ли? Это с таким-то «послужным» списком? По его признанию, в школу иногда ходит, чтобы научиться читать и писать. Преступления – хобби, и совершает их, потому что семья небогатая, а ему очень хочется иметь то же, что имеют друзья: велосипед, телефон (это сейчас, но потом – чужие машину, квартиру?). Перспектива сесть за решетку абсолютно не пугает: если надо, то отсидит. Сам так сказал. Было ли желание изменить свою жизнь, получить образование и престижную работу?

– Я еще подумаю! – отмахнулся от меня ребенок и нетерпеливо, будто его ждут неотложные, важные дела, коротко и нервно спросил: «У вас все?».

«Клаустрофобия»

Начальник инспекторов майор полиции Оксана Роденко познакомила меня еще с одной «знаменитостью» Ленинского района – Викторией. Ей тоже 15. Две судимости и три «свежих» уголовных дела. Воровство и грабеж. Как-то с подружками избила 20-летнего парня и забрала мобильник. Потом украла телефон, деньги из чужой квартиры и так далее. Сейчас у нее условный срок. Она не предполагала, что ее преступления будут раскрыты, так как считает себя умной и крутой. Многие ее подруги и друзья уже сидят.

Вику воспитывает одна мама, несколько лет назад состоявшая на учете в полиции за чрезмерное употребление алкоголя и ненадлежащее выполнение родительских прав. Династия. Девочка ее редко слушает: «Если я решила что-то сделать, то именно так и будет!». Но сейчас, по словам Вики, она исправляется, и к этому подтолкнуло двухсуточное пребывание в изоляторе временного содержания. Больше всего ей не понравилось, что там было скучно и нельзя никуда уйти. А она привыкла много гулять где заблагорассудится, часто не ночует дома. По этой причине и на зону не хочется, ведь за периметр не выберешься.

Терапевт Кеша

В рабочем кабинете О. Роденко живет попугай по кличке Кеша. Дверца в его клетку открыта, он заходит в «дом» и выходит оттуда, когда ему надо, но никуда не улетает. Птица подражает людям, пытается говорить какие-то фразы, правда, пока не очень понятные. Но это забавляет детей, приходящих сюда. Оксана Викторовна поведала историю, когда инспекторы привели в отдел пятилетнюю девчушку, которую потеряла на автобусной остановке бабушка. Женщина на что-то отвлеклась, уехала без внучки, а через несколько минут вспомнила, что была не одна. Когда вернулась, малышки уже не было. А тем временем ребенок, обласканный вниманием дядей и тетей в погонах, утер слезы и увлекся болтающей птахой. Девочка вспомнила, что у нее тоже есть дома попугай и его тоже зовут Кеша. А затем она рассказала, какие имена у родителей, бабушки и, наконец, где все они живут. Так благодаря маленькой птичке удалось вернуть «потеряшку».

Битва за заблудших

На учете в отделе Ленинского района состоят 150 несовершеннолетних и 44 родителя. Цифра «плавающая», то есть в течение года какая-то часть детей и взрослых с учета снимается по разным причинам: исправились и начали вести здоровый, благопристойный образ жизни, сменили место жительства или девчонкам-мальчишкам исполнилось 18 лет. В минувшем году такой список уменьшился на 59 человек, и, что показательно, 44 из них «снялись» по исправлению. И это дети. А вот у старшего поколения динамика намного хуже – всего пять семей взглянули на мир по-иному. В одной из них уже три месяца папа с мамой не употребляют алкоголь (а до этого закладывали по-черному и нигде не работали). Теперь глава семейства устроился на стройку, а оба сына узнали, что, оказывается, существует и другая реальность. Но ведь не так давно соответствующие органы хотели уже изымать мальчишек из семьи и передавать в приют. Потрясающе, но в данном случае помогла именно профилактика. Сотрудники отдела много раз приезжали по этому проблемному адресу, причем вместе с наркологом, вели беседы, приводили примеры, воздействовали на совесть родителей. В общем, по-настоящему боролись за семью, как это делают по отношению к каждому своему подопечному. И сработало!

К профилактическим мерам помимо обязательных визитов в школы, колледжи и вузы, посещений неблагополучных семей, совместных рейдов с представителями прокуратуры, комиссии по делам несовершеннолетних и соцзащиты относится также и слово Божие – к возвращению заблудших на путь истинный полицейские приглашают служителей Русской православной церкви.

О. Роденко искренне волнуется за судьбы детей, поскольку ей это близко – у нее самой маленькая дочка.

– Каждую историю подростка переживаю как собственную, – признается Оксана Викторовна.

Ей небезразлично, какое будущее ожидает ребят, поэтому она и ее коллеги в меру сил влияют на него. Хоть и есть такая прописная истина, что основа воспитания закладывается в семье. Воспитание вот только разное. По большому счету, как считает майор полиции, родители делятся на три категории. Тех, кто априори становится на защиту отпрысков, даже если их чада совершили нечто страшное. Тех, у кого противоправные действия детишек вызывают шок и негодование (ведь дома же они всегда белые и пушистые!). И тех, кто сам обращается за помощью к стражам порядка, даже если их сын или дочь не состоит на учете в отделе по делам несовершеннолетних. Однако во всех случаях от 14 инспекторов требуются глубокие профессиональные знания и навыки, в частности в области психологии.

Очевидно, что у О. Роденко и ее команды все это имеется. Так, 26 февраля Оксане Викторовне вручена почетная грамота губернатора Ставропольского края за активное участие в профилактике подростковой преступности.

Энергетик и добро с кулаками

Октябрьский район. 16-летнюю Дарью поставили на учет в ОДН ОП № 2 Управления МВД России по Ставрополю за распитие слабоалкогольных напитков в общественном месте. С подругой вдвоем взяли в магазине баночку энергетика и решили испробовать его вечером на территории своей школы. Ну а тут люди в штатском, полицейские. После этого прошло уже полгода, и Дарью за примерное поведение с учета снимают.

– Если бы она повторно совершила нечто подобное, то ее на один год «зафиксировали» бы еще и в наркодиспансере, – объясняет старший инспектор майор полиции Юлия Земляная. – И такая санкция весьма серьезная. Захотела бы, например, девушка получить водительские права на мотоцикл, не выдали бы, пока не прошла бы наблюдение врача-нарколога.

Дмитрию – 17. Два месяца назад он подрался с «националистом». Произошло это следующим образом. Парень в компании сверстников стоял возле торговой точки, куда направлялись так называемые «нерусские». Один из группки местных ребят бросил вслед прохожим оскорбительную фразу. Дима попытался осадить товарища, вступившись за людей другой национальности, но тот обозвал его «гнидой и предателем». В потасовке тренированный Дмитрий (несколько лет занимался рукопашным боем) три раза ударил «собеседника» по голове, чем вызвал сотрясение мозга у потерпевшего. В отношении заступника было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 112 УК РФ – умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести, и его ждет судебное разбирательство. Резюме: даже зрелую гражданскую позицию нельзя отстаивать, нарушая закон. Главное, что юноша это понял и осознал, но увлечение рукопашкой не бросил. Сейчас он тренируется в одном из спортзалов ставропольской полиции, которые бесплатно открыли по инициативе руководства ГУ МВД России по СК для «трудных» подростков. А в будущем мечтает выучиться на компьютерного инженера.

Комсомольское озеро

«Трудными», как правило, становятся детишки из неполных и неблагополучных семей, – говорит Ю. Земляная. – Вот лишь одна иллюстрация. У родителей подрастали шесть сыновей и дочерей. Женщина работала дворником, а отец изготавливал памятники, но, похоже, на воспитание малышей у них не было времени, сил и желания. Ребятишки прогуливали школу, попрошайничали и нюхали клей. К несчастью, один из них, 13-летний мальчик, умер-таки от токсикомании. А ведь сколько мы да и другие соответствующие структуры с ними нянчились! Семья состояла у нас на учете, а потом, получив жилье, переехала в другой район. И там, конечно же, ее тоже «учли», поскольку ничего не изменилось в лучшую сторону. Получается, что государству забота о детях нужна больше, чем самим горе-родителям?!

Есть и другие горе-взрослые. Они, несмотря на запрет, продают сигареты и спиртное несовершеннолетним, не понимая, что творят настоящее зло. Сотрудники ПДН Октябрьского района в 2012 году составили несколько десятков административных протоколов на нерадивых продавцов и хозяев торговых точек, а в нынешнем году уже возбудили два уголовных дела.

Летняя «головная боль» ПДН Октябрьского района – Комсомольское озеро. Там купаются и отдыхают детишки не только из Ставрополя, но также из других районов края и даже соседних республик. Пьют пиво, дерутся, воруют. Полицейский патруль в этот сезон обычно работает в усиленном режиме. Нарушителей много, некоторых приходится задерживать. И тут не обойтись без помощи взрослых. А когда, по мнению старшего инспектора, стражи порядка и родители объединяют усилия в воспитательном процессе, процентов на 90 положительный эффект гарантирован.

Ю. Земляная очень любит детей, и полиция для нее – осознанный выбор. Убеждена, что каждый человек должен приносить пользу обществу. Она в системе МВД уже 18 лет, а в ПДН – восемь. Ее мама, Ольга Журавлева, 39 лет отдала службе в отделе по делам несовершеннолетних, 30 из которых была начальником подразделения в Петровском районе, подполковник милиции в отставке. А отец и брат Юлии Николаевны всю жизнь проработали в уголовном розыске. Настоящая династия.

Нехорошая квартира

Промышленный район. Мы со старшим инспектором ОДН Управления МВД России по Ставрополю Александром Бобровым и инспектором Элиной Кравцовой звоним в квартиру на первом этаже кирпичной пятиэтажки. Там живет неблагополучная семья – мама и двое сыновей-школьников десяти и тринадцати лет. На звонок долго не отвечают, потом какой-то пьяный мужик пытается изнутри открыть замок. У него не получается, и он начинает выбивать дверь. Грохот стоит на весь подъезд, но никто из соседей не выглядывает. Мы его урезониваем, что лучше все-таки дверь открыть ключом. Наконец дверь открывается, и сразу в нос бьет тяжелый, смрадный запах запущенного жилища. Перед нами нетвердо на ногах стоит хозяйка Евгения, женщина лет 30, и двое хорошо «заквашенных» типов. Кто такие, она не знает. Ей, похоже, все равно, поскольку пьяна «до изумления». Квартира трехкомнатная, но фантастически грязная и разрушенная. В одной из комнат на убогом диване спит третий тип. Будим и интересуемся, как сюда попал. Не помнит.

Евгения садится в спальне на разваленную тахту, наклоняется и обхватывает свою голову руками, а затем раскачивается из стороны в сторону и мычит. Мальчишки якобы в школе. На газовой плите сковорода с остатками непонятного цвета каши. Холодильник девственно пуст. Что будут есть пацаны, когда придут с занятий? Но они, как утверждает непутевая мамаша, обедают в школе. Кирилл и Тимур являются на несколько часов раньше окончания уроков и, конечно же, врут, что учились. Они не ели в школе, потому что нет денег на обеды. Врут, что у них все нормально (конфеты последний раз ели три месяца назад), забиваются в уголок спальни и глядят на нас испуганными глазами. Сейчас, как сообщили инспекторы, решается вопрос о лишении Евгении родительских прав. Однако она не кается и сама признается, что ничего не сделала для исправления ситуации. Страшно.

Злачные места

Начальник ОДН УМВД России по Ставрополю подполковник полиции Ирина Косач не исключает, что Кирилл и Тимур вскоре тоже станут подопечными ее подразделения. Впрочем, каждый год «пополнение» составляет несколько десятков мальчишек и девчонок, которых ставят на учет: лишь в 2012-м их было около 70. В принципе это не так уж много для района, где всего несовершеннолетних – 33600 (любопытно, что до Всероссийской переписи населения 2010 года их насчитывалось 55400).

И. Косач не называет парк Победы самым криминогенным объектом города. Да, проблемный, но в районе достаточно и других злачных мест, где концентрируются ребята: вечером – территории учебных заведений и заброшенные строительные площадки, чердаки, подвалы и прочее. Так что работы инспекторам хватает. Кстати, с прошлого года питейные заведения в парке штрафуются на пять-десять тысяч рублей за нахождение там несовершеннолетних после 22 часов. И детишек, попивающих пивко в кафешках, стало намного меньше. Это конкретный показатель деятельности местной полиции, завалившей административными протоколами предпринимателей в зоне отдыха.

План должен сработать

Руководитель краевых подразделений по делам несовершеннолетних подполковник полиции Светлана Коновалова поясняет, что в 2011 году 35 ее отделов стали входить в структуру Управления охраны общественного порядка ГУ МВД России по СК и совмещены с отделами участковых уполномоченных. Все работают на профилактику и предупреждение правонарушений, но функциональные обязанности все же различаются.

В последнее время, как рассказала С. Коновалова, вызывают серьезную озабоченность жестокость детей, совершение ими тяжких и особо тяжких преступлений. Причем теми, кто раньше не состоял на учете. Латентная преступность. Так, в январе в Предгорном районе парнишка на спор с другом убил бабушку-соседку и сжег ее труп. Убийца не попадал в поле зрения полицейских, хорошо учился и был примерным мальчиком. В начале 2012-го в Ессентуках и Предгорном районе группа подростков совершила серию автоугонов. Все из полных семей и замечательные, успевающие школьники.

– Трудно понять, что ими двигало, но одна из наших главных задач – разобраться в массе причин и выявить главные, – говорит подполковник. – А с теми ребятами, с которыми вы встречались, нам в каком-то смысле проще: они на виду, знаешь, на что они способны и как с ними работать.

*****

Сейчас на Ставрополье свыше 550 тысяч детей, из них на учете в ПДН состоят 3,5 тысячи. Примечательно, что в прошлом году правоохранители окончили расследование 1226 «малолетних» уголовных дел. Но в том же 2012-м подростки совершили 230 тяжких и особо тяжких преступлений, таких как изнасилования, убийства, разбои, грабежи и кражи. Жуть. 

Что делать? Ведь есть стратегия развития детей и детства в Ставропольском крае, где прописана комплексная деятельность всех субъектов профилактики, проводятся совместные мероприятия с заинтересованными ведомствами и социальные рейды. Однако чего-то не хватает. На взгляд С. Коноваловой, необходимо более тесное взаимодействие между службами и структурами самой полиции. К примеру, если ребенок растет в семье преступника или рецидивиста, то она должна быть на контроле у участкового, сотрудников ПДН и уголовного розыска. Приказ МВД на эту тему имеется, но ему уже десять лет, многое изменилось. Поэтому для большего эффекта в ГУ МВД России по СК разрабатывается соответствующий план. 

Он должен сработать. 

Игорь ИЛЬИНОВ