Владение Балькоми – Лермонтов сегодня.

Владение Балькоми – Лермонтов сегодня.

Владение Балькоми – Лермонтов сегодня.

Владение Балькоми – Лермонтов сегодня.

Руины замка Томаса Лермонта, XIII век, г. Эрсельдаун графства Файф.

Руины замка Томаса Лермонта, XIII век, г. Эрсельдаун графства Файф.

Хозяин отеля Брайен исполняет прощальную песню на шотландской волынке.

Хозяин отеля Брайен исполняет прощальную песню на шотландской волынке.

Прощальную песню на шотландской волынке с хозяином отеля Брайен исполняет Нина Герасименко

Прощальную песню на шотландской волынке с хозяином отеля Брайен исполняет Нина Герасименко

Наш юркий «Форд» легко перемахнул за Адрианов вал – позади Англия с ее безмолвным и таинственным Стоунхенджем. Мы вторглись во владения некогда мятежной Шотландии. Не зря же римский император Адриан, потеряв надежду победить непокорных «скоттов», воздвиг пограничный вал, вдоль которого разместил лагеря с римскими легионерами.

Когда это было? И разве напоминает этот благодатный зелено-бархатный край с кудрявыми овечками на холмах о грозных битвах, кровавых расправах античных и средневековых деспотов?! Все позади. Народ благодушно изучает свою историю и весело кутит в пабах Великобритании: ирландцы, шотландцы и англичане...

Город Мэл-Роуз – вот куда ведет нас неутомимый автонавигатор. Наконец-то среди тесных холмов показались огни. Мы покружили по средневековому городку в поиске забронированного семейного отеля. Нас ждут. Хозяин отеля Брайен приветливо встретил, взял вещи и разместил нас в уютной комнате второго этажа старинного, не тронутого столетиями особняка.

Проснувшись на заре, бросаюсь к окну – опять горы! Ну как же они напоминают мне наш Северный Кавказ: Машук, Бештау! Эти шотландские горы у побережья Северного моря, как и наше Пятигорье, хранят тайну великого рода Лермонтов, породнившего два далеких непокорных народа – шотландцев и русских.

В Шотландии чтят и любят древнего национального героя освободительной борьбы с англичанами Томаса Лермонта – поэта (автора любимой шотландцами баллады «Тристан и Изольда»), прорицателя и воина XIII века. А у нас в России боготворят его далекого потомка, великого поэта, воина и бунтаря духа Михаила Лермонтова.

И вот судьба: оба поэта, символы своей эпохи, окончили жизненный путь в горах. Не по зову ли предков приворожили степного пензенского барчука Кавказские горы, которые воспел он позже с огромной любовью? По какой иронии судьбы он провел последний, преддуэльный день своей жизни в Шотландке, поселении, основанном в начале XIХ века шотландскими миссионерами, – ныне поселок Иноземцево Ставропольского края?

Кто же является связующим звеном между шотландскими и русскими Лермонтами? Ответ такой: Георг Лермонт, рыцарь удачи, отправившийся, как сейчас бы сказали, контрактником на Польско-русскую войну в 1613 г., попрощавшись с многочисленными родственниками в замке Балькоми. Этот-то замок и был целью нашей поездки в Шотландию.

Но, увы, на современных картах этот объект XIV века не значится. Может быть, он есть в туристических маршрутах? Обойдя в городке Мэл-Роуз туристические агентства, мы не продвинулись в поиске. Озадаченные, заходим в удивительный букинистический магазин, стены которого буквально облицованы до потолка фолиантами с золочеными корешками. Хозяин оторвался от компьютера и подошел к нам: «О, из России – это здесь большая редкость. Что? Балькоми? Есть такой замок. Но он в руках частных владельцев. Сейчас поищу старую карту». Перебрав три старинных справочника, он открывает страницу энциклопедии с маленькой статьей и картой XIX века. Даже разрешил их сфотографировать. Моя спутница огорчилась: «Но это же старинные проселочные дороги XIX века!». Я возразила: «Не забывай, что это консервативная Великобритания! Шанс найти есть».

Старая карта нас не обманула! Горы остались позади. Равнина, луга, бесконечные развилки дорог. Вдали блеснуло море. Замелькали указатели: направо – Балькорн, налево – Бальмонт (наш поэт Бальмонт тоже не отсюда ли родом?) и прямо по курсу Балькоми! Вдруг на фоне голубого неба возник, как призрак, одинокий розовый замок. Не помню, испытывала ли я раньше такого рода волнение. Остановились у символических ворот: две массивные тумбы. На одной высеченный из камня бык. Табличка гласит: «Частное владение». От ворот до замка ведет мощеная кривая дорога. «Да, – с волнением подумала я, - вот она, дорога, по которой в ХVII веке из отчего дома навсегда ушел благородный рыцарь Георг из легендарного рода Лермонтов».

Рев мотора вырвавшегося из ворот «Бентли» заставил нас вздрогнуть: да… мы все-таки в XXI веке! Но это же наверняка хозяева замка! Стою с виноватой улыбкой. Моя спутница ринулась к остановившемуся авто с извинениями и всеми английскими любезностями. В автомобиле мужчина и женщина: «О, из России?! Да, наш замок принадлежал Лермонтам, но потом были еще два хозяина, а теперь мы. Пожалуйста, идите и смотрите. Бай-бай!».

Слева от дороги нас встретило огромное хранящееся как символ мельничное колесо. Ворота – настежь. Вокруг ни души.

Рассматриваю замок вблизи, вмешательства в архитектуру и перестроек не видно. Он сложен из необработанного розового камня (так строили в раннем Средневековье). Массивная каменная ограда вокруг хозяйственного двора. Вот арочные стойла и закопченный средневековый камин для приготовления корма животным. Справа за оградой луга и склон, ведущий к морю. Пасутся лошади в попонах. Мы проследовали во внутренний двор через открытые массивные ворота с барельефом тучного быка. Двор небольшой, окруженный тяжеловесными хозпостройками, наверное, когда-то рассчитанными на осаду. В центре – древний каменный колодец с крышкой. Ступеньки к запертой двери самого замка. Пофотографировали, посидели в молчании на ступеньках. Когда-то в этом замке Джон Лермонт (дедушка Георга) собирал по праздникам многочисленное семейство. В преданиях рода сохранились сведения о том, что главной семейной реликвией была арфа легендарного барда, почитаемого потомками Томаса Лермонта. В задумчивости возвращались мы к «Форду» – такому неуместному в нашем виртуальном путешествии в прошлое.

С чувством выполненной миссии, которую мне, впрочем, никто не поручал, я все-таки везла, запоздав на два века, привет нашему Михаилу Лермонтову от духов его предков, наверное, обитающих в древних стенах родового замка Балькоми. А в кармане до самого Ставрополя лежал осколочек от стены замка – розовый камешек.

Наверное, гуманизм и проницательный ум – это наследственная черта Лермонтов. Георг сражался на стороне поляков в 1613 году. Оказался в плену в России, где состоялось его личное знакомство с русским царем Романовым, который, по преданию, не раз беседовал с просвещенным шотландским рыцарем. Георг навсегда остался здесь, покоренный величием России, присягнул царю, женился на русской боярышне. России до конца жизни служил верой и правдой.

Отец Георга Эндрю Лермонт, небогатый шотландский дворянин, капитан дальнего плавания, сын многодетного владельца замка Балькоми, не лишен был литературного дара. Он оставил записки о своих морских приключениях и путешествиях, тщательно работал над составлением родословной Лермонтов, был дружен с самим Шекспиром, который положил рассказ капитана Эндрю в основу сюжета своей драмы «Буря». В разгар выгодных перевозок негров в рабство в Америку, несмотря на свое плачевное финансовое состояние, капитан Эндрю Лермонт отказался перевозить несчастных людей, считая данное предприятие чудовищным преступлением, и ушел в отставку.

Какому пышному родовому древу Георг Лермонт, сын благородного капитана Эндрю, дал жизнь на русской земле! Многие его потомки прославили Россию и в военном деле, и в науке, и, конечно же, в литературе, немеркнущим венцом которой стал наш великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов.

* * *

 Хозяин нашего отеля Брайен на прощание устроил нам сюрприз – торжественно на виду у завтракающих постояльцев принес и открыл большой кожаный футляр. Извлек из него громоздкую шотландскую волынку, сыграл на ней народную песню и, надев на меня, заставил извлечь несколько экзотических звуков, о чем свидетельствует фото на память.

Визит к Лермонту / Газета «Ставропольская правда» / 12 октября 2012 г.