© Фото: из архива газеты «СП»

Болезнь, загнанная внутрь

Ежедневно человечеству в целом и каждому индивидууму отдельно приходится решать множество самых разнообразных задач и проблем: материальных, нравственных, глобальных и малозначительных. И вот что удивительно: практически все они, эти проблемы, от выборов глав государств до хамства в магазинах, охотно обсуждаются в обществе, как на самом высоком уровне, так и в «кухонных разговорах». Исключение составляют лишь разговоры о смерти. Вернее – о добровольном уходе из жизни. О суициде, особенно когда его совершает юный человек, не принято говорить открыто, словно над этой темой довлеет некое социальное табу. Создается впечатление о существовании всеобщего «заговора», связанного с замалчиванием понятия «добровольная смерть», принимаемого почти как ругательство. Причин этому, на мой взгляд, множество. Религии называют суицид «непростительным грехом», автоматически ставящим на самоубийце клеймо нравственного преступника. А для окружающих человек, наложивший на себя руки, становится неприятным психологическим «раздражителем» как для друзей или родственников, испытывающих комплекс вины за то, что «не так себя вели», «не уберегли», так и посторонних, поскольку человеку присущ инстинкт самосохранения и мысли о смерти вообще и добровольной в частности, тем более в юном возрасте, когда, как говорится, вся жизнь впереди, вызывают отторжение.

Однако, как известно, если замалчивать проблему, она от этого не исчезнет. И это, увы, подтверждает практика. Всемирная организация здравоохранения констатирует: в России за последнее десятилетие резко возросло количество самоубийств среди совсем юных: в стране ежегодно добровольно уходят из жизни тысячи детей и подростков. Суицид является второй по частоте причиной смерти среди молодежи 15 – 24 лет. На первом – несчастные случаи. Однако, по мнению судебных экспертов, причиной большинства так называемых «смертей от несчастного случая» (передозировка лекарственных препаратов, автомобильные аварии, падение с высоты и т. д.) на самом деле являются суициды. А это значит, что официальная статистика значительно отличается от реальных цифр. Хотя и они, в частности в нашем крае, не дают никакого повода для оптимизма.

– Так, только за девять месяцев прошлого года было зарегистрировано 10 фактов суицида среди несовершеннолетних, – рассказала старший помощник руководителя СУ СКР по краю Екатерина ДАНИЛОВА. – При этом необходимо отметить, что количество попыток детского суицида, не доведенных до конца, еще больше – 44. Наиболее часто подобные попытки предпринимают подростки в возрасте от 15 до 18 лет, однако в крае имели место и суициды среди детей в возрасте от 7 до 14 лет.

Да и нынешний год начался с шокирующего случая: 14-летняя школьница из Невинномысска покончила жизнь самоубийством. Девочка решилась на этот шаг из-за разногласий с матерью, которая запрещала дочери встречаться с молодым человеком.

Страх жизни

Психиатры давно бьют тревогу – шквал самоубийств среди подростков красноречиво говорит, что широкого обсуждения этой темы и поиска выхода из сложившейся ситуации больше избегать нельзя. И открытый разговор о самоубийствах означает прежде всего вскрытие наложенного на него табу, которое приводит общество к краю пропасти. Иначе саморазрушение может стать единственной парадигмой независимости индивида. А чтобы этого не случилось, важно понять тех, кто взывает о помощи, и уметь оказывать им поддержку, когда они в этом нуждаются.

Уверена, что я не погрешу против истины, сказав, что никто не может остаться равнодушным, услышав о том, что тот или иной ребенок свел счеты с жизнью. И наверняка каждый родитель втайне боится и переживает, что это может случиться и с его чадом. Ведь целенаправленное лишение себя жизни, вопреки расхожему мнению, редко когда бывает спонтанным и импульсивным даже в нежном возрасте. Решение сделать роковой шаг обычно «вызревает» достаточно долго. И совершается этот шаг только тогда, когда страх перед жизнью становится сильнее страха смерти. Поэтому подростковый суицид нельзя считать «юношеской блажью» и замалчивать как некорректную и во всех отношениях скользкую тему.

Так на что же нам, взрослым, нужно обратить внимание, чтобы предотвратить трагедию? Об этом «СП» рассказал главный психиатр края Игорь БЫЛИМ.

– Игорь Анатольевич, так в чем же причина, что совсем юные люди порой сводят счеты с жизнью кардинальным способом?

– Суицид – понятие глубокое и сложное. Потеря близкого человека, конфликты в семье и с друзьями, пережитое насилие, унижение, чувство одиночества и тому подобное – все это в отдельности и совокупности провоцирует возникновение суицидальных мыслей. Толчком же к решению уйти из жизни является непреодолимое психическое состояние, сформированное в результате травмирующих, стрессовых ситуаций. Когда проблема кажется непреодолимой, а человек не в состоянии позитивно оценивать и себя, и свои силы, и отношение окружающих к его персоне. Таким образом они хотят избежать проблем, которые причиняют эмоциональную или физическую боль, а суицид представляется надежным средством эту боль прекратить.

– А можно ли заранее определить в подростке наклонность наложить на себя руки?

– Определить, какой тип людей «суицидоопасен», к сожалению, невозможно. Но существуют так называемые «группы риска»: депрессивные подростки, злоупотребляющие наркотиками и алкоголем, жертвы насилия, дети как с плохой успеваемостью в школе, так и одаренные, дети с синдромом «отличника», приверженцы депрессивных молодежных субкультур.

– Как, и одаренные подростки – в группе риска?

– Безусловно, и порой больше, чем кто-либо иной. Ведь одаренные дети зачастую стоят перед необходимостью демонстрировать свое преимущество во всех областях жизни. Многим из них начинает казаться, что любят не их, а их призы, награды и достижения. Поэтому при малейшем «сбое» – плохой отметке или втором, а не первом месте в конкурсе или на соревнованиях – они впадают в депрессию, а чувство вины и стыда – мол, я всех подвел – может подтолкнуть к мысли о самоубийстве.

Тревожные звонки

Можно ли распознать, что ребенок готовится сделать страшный шаг? Рассказывает заместитель главного врача по психологической и социальной работе Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1, клинический психолог высшей квалификации Светлана ШВЫДКАЯ.

– Различают три стадии приближения подростка к суициду. На первой самоубийство кажется одним из возможных решений неких проблем. Возникают мысли-фантазии на тему своей смерти: «Мне все это надоело», «Ненавижу эту жизнь», «Я не могу так дальше жить», «Хорошо, если бы я умер». Также подросток может много шутить на тему самоубийства и проявлять чрезмерную заинтересованность вопросами смерти. В рисунках суицидальные мысли выражаются следующим образом: изображение черных крестов с толстыми перекладинами, черных стрел, могил, пронзенных сердец, окровавленных ножей. При этом используются в основном черный, желтый и красный цвета. Такие рисунки, кстати, чаще всего встречаются в прощальных письмах подростков. На второй стадии суицидальные мысли приобретают активную форму: взвешиваются все «за» и «против»; продумываются формы, время и место действия. На третьей решение о самоубийстве уже принято, и подросток продумывает конкретный план. Больше всего родителей должны насторожить реальные практические действия подростка по подготовке самоубийства: например, собирание таблеток из домашней аптечки, детальное изучение аннотаций лекарственных средств.

– А на какие особенности поведения сына или дочери родителям следует обратить наиболее пристальное внимание?

– Косвенных признаков очень много. Но все их объединяет один фактор: у подростка кардинально меняются привычки и поведение. Выделим наиболее наглядные примеры. Это, как ни странно, вопросы питания – когда дети с обычно хорошим аппетитом становятся привередливы в еде, а те, кто всегда отличался неважным аппетитом, вдруг начинают есть. Второй параметр – сон. Ребенок либо может спать целыми днями, либо начинает страдать бессонницей. Третий – учеба. Резкое падение успеваемости говорит об утрате интереса, возможно, не только к самому процессу получения знаний, но и к жизни вообще. Еще один тревожный симптом – безразличие к внешнему виду, когда ребенок перестает умываться, причесываться, ходит неопрятным и ему совершенно безразлично, какое впечатление он производит. Стремление к уединению тоже неблагоприятный признак: подростки сторонятся людей, подолгу не выходят из своих комнат, слушая музыку и «выключаясь» из жизни. Насторожить родителей должен и еще один фактор: раздача ребенком дорогих его сердцу вещей «на память», особенно если этот процесс сопровождается фразами: «Мне это уже больше не понадобится», «Я хочу, чтобы у тебя что-то осталось от меня» и т. п. Также сюда можно добавить вспышки немотивированной агрессии, жизнь на грани риска: увлечение экстремальными видами спорта и досуга, злоупотребление психоактивными веществами.

Протяните ему руку

– Если родитель заметил в поведении своего чада подобные «тревожные звоночки», какую линию поведения ему следует избрать, чтобы предотвратить трагедию?

– Надо постараться любыми способами узнать, что за проблема его волнует, и попытаться уменьшить его страдания, – советует Светлана Швыдкая. – Для взрослого человека причины, заставляющие подростка сделать последний шаг к пропасти, кажутся банальными: он-то, искушенный жизнью, знает, что за первой любовью последует вторая и третья, может, не такая чистая и прекрасная, но не хуже, чем у других; он-то знает, что конфликты со сверстниками – нормальное проявление конкуренции, и если кто-то говорит тебе в лицо, что ты дурак, то говорящий не намного умнее; взрослый понимает, что педагоги – тоже люди, с нервами, низкими зарплатами и домашними заботами. Ребенок же мыслит иначе. Поэтому внимательно выслушайте его. В состоянии душевного кризиса любому из нас необходим кто-нибудь, кто готов выслушать. Внимательно отнеситесь ко всем, даже самым незначительным обидам и жалобам. Не пренебрегайте ничем из сказанного.

Ребенок может не давать волю чувствам, скрывая свои проблемы, но в то же время находиться в состоянии глубокой депрессии. Покажите ему, что его проблема решаема: предложите несколько выходов из сложившейся ситуации. И главное – принимайте его таким, какой он есть, не осуждайте, не критикуйте, не проявляйте агрессии. Впечатление, что кризис уже миновал, не должно ввести вас в заблуждение. Подросток может почувствовать временное облегчение после единичного разговора, но вскоре опять вернется к мыслям о самоубийстве. Поэтому так важно не оставлять его в одиночестве даже после успешного разговора. Осознание вашей заинтересованности в его судьбе и готовности помочь дадут ему эмоциональную опору, в которой он так нуждается.

– Но не все родители обладают достаточным набором знаний о нюансах юношеской психологии, да и вообще, с такой ситуацией трудно справиться без помощи профессионала…

– Специалисты кабинета социально-психологической помощи нашего учреждения здравоохранения (туда, кстати, можно позвонить по телефону (8652) 56-04-74) окажут помощь в любой кризисной ситуации. Но следует помнить, что успешной эта работа будет только в том случае, если будет вестись не только с ребенком, но и со всей семьей. Желательно, со всем ближним окружением: мамой, папой, братьями-сестрами. Потому что семья – это очень сложная динамическая система с меняющимися взаимоотношениями в зависимости от жизненных ситуаций.

Юлия ФИЛЬ

Точка невозврата / Газета «Ставропольская правда» / 10 февраля 2012 г.