Один из жителей Светлограда то ли в спешке, то ли по наивности и незнанию законов вывез и оставил на свалке в окрестностях города четыре с лишним тонны (!) суперядовитых химикатов. 

Захоронены ли тонны химикатов на свалке в Светлограде?

Захоронены ли тонны химикатов на свалке в Светлограде?

© Коллаж Владимира КОВАЛЕНКО

Выброшенные им гербициды под забавными импортными названиями «Карриджу» и «Римус» в очень небольших дозах – отрава эта весьма эффективна! – обычно используются аграриями для защиты посевов от сорняков. А вот что происходит с этой химической гадостью, которая способна «убивать» растения, когда она в таком количестве оказывается выброшенной на мусорку, – это действительно серьезный вопрос. И не только для такого небольшого городка, как Светлоград. Ведь не напрасно у нас в стране действуют очень строгие правила по транспортировке и утилизации агрохимикатов. Причем этим должны заниматься специализированные предприятия. Так что же, на Ставрополье отравлен целый город? Столь жутких последствий, к счастью, нет. Хотя вопрос этот еще исследуется в судебных инстанциях и правоохранительных органах. 

Вопрос за вопросом

Теперь побольше конкретных цифр, названий, имен и фактов. В середине осени прошлого года была запущена процедура банкротства ничем не примечательного ООО «Русь», что прописано в Светлограде и работало в сфере торговли. На старте этого процесса основным кредитором, которому «Русь» задолжала чуть больше 31,4 миллиона рублей, оказалась компания «АгроЛенд». На отечественном сельскохозяйственном рынке она хорошо известна, так как работает по широкому спектру направлений. Поначалу «похороны» банкрота обещали быть скоротечными и безболезненными для всех сторон.

Но проходит не так много времени, и под занавес прошлого года в списке кредиторов «Руси» неожиданно появляется некая фирма с длинным названием «РосАгроПромСоюз-Юг», претендующая на 43 миллиона рублей. Сумма эта – самая крупная на тот момент среди предъявленных к «Руси» требований – обеспечила фирме возможность влиять на ключевые моменты процедуры банкротства. Ведь пользоваться в таких ситуациях простым большинством голосов на собраниях кредиторов – это вполне распространенная практика. Только вот пакет документов, который «РосАгроПромСоюз-Юг» представил в обоснование своих претензий, вызывает большие подозрения в реальности многомиллионного долга. Поэтому неудивительно, что «АгроЛенд» направил в Арбитражный суд края иск с требованием исключить сомнительную фирму из списка кредиторов «Руси». Никуда не денешься – это закон бизнеса: чем больше предприятий- «воронов» собирается вокруг банкрота, тем меньше шансов вернуть хотя бы часть своих денег у кредиторов.

Как выяснилось, за этими сорока тремя миллионами скрывается не что иное, как те самые выброшенные на светлоградскую свалку четыре с лишним тонны агрохимикатов. Якобы в марте 2010 года «РосАгроПромСоюз-Юг» и фирма «Русь» заключили так называемый договор комиссии. Согласно ему за определенное вознаграждение буквально в течение четырех месяцев последняя должна была реализовать тонны тех самых «Карриджу» и «Римус».

И тут ставим первый большой знак вопроса: кому в столь солидном объеме и в такие короткие сроки «Русь» рассчитывала продать эти агрохимикаты? По данным краевого филиала ФГУ «Россельхозцентр», годовой оборот этих гербицидов в нашем крае составляет всего около пятисот килограммов (!). Ведь аграрии используют эти сильнодействующие средства, относящиеся к третьему классу опасности, в очень скромных дозах – в среднем 40 граммов на один гектар. А тут выходит, что за считанные месяцы фирма намеревалась сбыть 4,3 тонны «Карриджу» и «Римус». Что в восемь с лишним раз больше упомянутого годового оборота в регионе. Однако ни грамма гербицидов «Русь» в итоге так и не продала, что весьма удивительно. Согласитесь, маловероятно, чтобы на аграрном Ставрополье не нашлось ни одного покупателя. Получается, что «Русь» взялась за работу, заранее не поинтересовавшись спросом на товар даже среди ближайших знакомых и деловых партнеров…

Хляби небесные

В общем, по версии, озвученной в суде, свои обязательства по договору «Русь» не исполнила, так и не найдя клиентов, нуждавшихся в химикатах. Между тем головной боли предприятию прибавила и погода. Якобы в двадцатых числах июня 2010 года в Светлограде прошел ливень с ураганным ветром, который – вот беда-то! – полностью уничтожил мешки с товаром. Тут оперативно прибывает владелец химикатов «РосАгроПромСоюз-Юг» и вопрошает, где его добро. В итоге совместная комиссия, осмотрев химикаты, лишь развела руками и пришла к выводу, что они потеряли товарный вид и подлежат ликвидации. В итоге, собственно, и появились рассказанная нами в начале история о светлоградской свалке и любопытный листок бумаги с названием «Акт об уничтожении товара, пришедшего в негодность».

Но о нем чуть позже. А сейчас зададим закономерный вопрос. Как могли промокнуть пресловутые гербициды, если по прайс-листам компаний-поставщиков они поставляются в мелкой (от ста до шестисот граммов) водонепроницаемой упаковке – полимерных флаконах или герметичных фольгированных пакетах? СанПиН вариаций вообще не допускает: тароупаковочные материалы для агрохимикатов выполняются из материалов, которые обеспечивают сохранность продукции и исключают возможность загрязнения указанными препаратами окружающей среды при их хранении, транспортировке и использовании. Между тем фигурирующие в материалах суда бухгалтерские документы свидетельствуют, что опасные гербициды находились во влагопроницаемых мешках.

– Слишком многие нестыковки в этом деле заставляют сомневаться в том, был ли вообще товар и передавался ли он «Руси», – говорит генеральный директор «АгроЛенда» Алексей Шебанин. – Не исключено, что это просто попытка «влезть» в реестр кредиторов, для того чтобы определять ключевые моменты при банкротстве «Руси», а то и вовсе вывести имущество предприятия… Ведь копия того договора комиссии (а подлинника мы так и не видели), товарная накладная, счет-фактура и акт о ликвидации товара отнюдь не являются бесспорными доказательствами сделки. Трудно посчитать, сколько было судебных заседаний, но ни в одном из них «РосАгроПромСоюз-Юг» не доказал, что у него действительно были эти химикаты и что он в свое время где-то их приобрел. Примечательно также, что арбитражный управляющий в суде неизменно занимает сторону «РосАгроПромСоюз-Юга».

Так нельзя и не надо

Теперь о судах. В ходе разбирательства открылись другие любопытные моменты.

Нестыковки, заставляющие задуматься о сомнительности сделки, никоим образом не смутили две судебные инстанции, где «АгроЛенд» обжаловал включение «РосАгроПромСоюз-Юга» в число кредиторов «Руси». Арбитраж края и Шестнадцатый апелляционный суд не увидели в деле никаких странностей. Заметим, что в числе прочего их не заинтересовала и законность уничтожения химикатов. Хотя позже, отменяя решения двух инстанций, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа назовет необоснованным их вывод о том, «что вопрос о правомерности уничтожения товара не является предметом спора и не имеет правового значения при рассмотрении вопроса о включении в реестр требований кредиторов». Дело было возвращено на новое рассмотрение.

И вот что печалит: за юридическими и процессуальными формальностями, по сути, спрятан поступок, имеющий важное общественное значение и затрагивающий интересы тысяч людей. Речь о вывозе химикатов на свалку бывшим директором «Руси» Павлом Савицким. Отодвигая пока в сторону подозрения, что четырех тонн опасных гербицидов в этой истории реально не существовало, скажем, что его действия – образец того, как делать нельзя и не надо (выделено автором). В краевом управлении Роспотребнадзора поясняют, что захоронение не пригодных для использования пестицидов, как и тары из-под них, вообще не допускается, и есть определенный порядок утилизации, чем занимаются исключительно специальные предприятия…

На прошлой неделе Арбитражный суд края вновь рассматривал «химическое дело». И в ходе заседания П. Савицкий спокойно подтвердил, что вывоз мешков с химикатами он не согласовал даже с городскими коммунальщиками.

– Свалка за Светлоградом не охраняется, и никто не мог поставить штамп на путевом листе или воспрепятствовать мне захоронить товар, – отметил он.

Неоднозначную ситуацию при этом усугубляет то, что «хоронивший» гербициды П. Савицкий принимал это решение не в одиночку. Акт их уничтожения вместе с ним подписали арбитражный управляющий Михаил Аргамаков (а он по роду своей профессиональной деятельности не мог не знать, что захоронения пестицидов на Ставрополье запрещены) и директор «РосАгроПромСоюз-Юга» Иван Шишкин. При этом и Аргамаков, и Шишкин, легко подмахнув бумагу, даже не удостоверились, был ли уничтожен непригодный товар и в каком месте это происходило. Согласитесь, здесь тоже возникают вопросы…

– То, что захоронение запрещено, не относится к делу о банкротстве, – коротко резюмировала в заседании суда представитель арбитражного управляющего Марина Кучерявая. И Фемида почему-то тут же согласилась…

Документы-близнецы

Подозрения, что никаких захоронений товара в реальности не было, возникают еще и потому, что экс-директор «Руси» по ходу судебного разбирательства так и не смог конкретно пояснить, где именно расположена «отравленная» им свалка.

Довольно отвлеченными были ответы в суде и пояснения Ивана Шишкина, который, в то время когда разворачивались эти события, по некоторым документам проходил как руководитель «РосАгроПромСоюз-Юга». Ссылаясь на возраст и болезни, он сразу сказал, что не помнит многих деталей годовой давности. Так, запамятовал он, во что были упакованы гербициды, как осуществлялась их передача от одного предприятия к другому и как выглядел промокший склад, где испортились химикаты…

А помнит И. Шишкин только то, что после ливня на месте гербицидов «месиво было» и что он тогда еще сомневался, стоит или нет подписывать акты осмотра и ликвидации товара. Но в итоге подпись, говорит, поставил. Причем в строке «Директор ООО «РосАгроПромСоюз-Юг», хотя, по его же словам, на тот момент таковым не являлся, а занимал должность зама.

Сплошное лукавство! Ведь отнюдь не его закорючка стоит на пресловутом акте уничтожения химикатов и на бухгалтерских документах, согласно которым в марте 2010 года «Русь» изначально получала товар от «РосАгроПромСоюз-Юга». В минувшем октябре, когда дело по иску «АгроЛенда» уже было отправлено на второй круг, назначенная судом в рамках другого производства почерковедческая экспертиза выявила факт фальсификации, установив, что расписывался во всех упомянутых бумагах не Шишкин!

Казалось бы, на этом конфликт может быть исчерпан. И это уж не самый ли серьезный повод для Фемиды усомниться в «чистоте» действий «РосАгроПромСоюз-Юга»?! Ан нет, суд почти через год (выделено автором) без лишних вопросов принимает от компании и после проведения экспертизы приобщает к материалам дела второй пакет документов с абсолютно идентичным набором бумаг. Пояснения представителей «РосАгроПромСоюз-Юга» кратки: мол, вот здесь все подписи достоверные, а ранее суду в спешке были представлены, скорее всего, черновые документы, предназначенные для внутреннего использования…

Кивает по этому поводу в недавнем заседании арбитража края и Иван Шишкин, показывая: вот здесь подпись похожа, но не моя, а вот тут (в «свежем» пакете документов) «мои подписи»… И снова Фемида совершенно не против таких неоднозначных аргументов…

Рога и копыта

В итоге, несмотря на все нюансы и многочисленные вопросы, поставленные кассационной инстанцией при возвращении дела на новое рассмотрение, арбитраж края практически копирует свое решение годовой давности, не принимая ходатайства «АгроЛенда» о назначении экспертизы срока давности изготовления спорных документов. Итак, ООО «РосАгроПромСоюз-Юг» – по-прежнему кредитор умирающей «Руси».

– Мы обязательно будем оспаривать этот судебный вердикт, – говорит Алексей Шебанин. – Если факт порчи и захоронения гербицидов все же имел место быть, то речь идет об угрозе жизни людей. А если это все разыгранный спектакль, то, согласитесь, «попахивает» мошенничеством. Уголовное дело в отношении неустановленного круга лиц по этому поводу уже возбуждалось, но по каким-то причинам было отменено. И «АгроЛенд» также намерен добиваться его восстановления.

«СП» будет следить за развитием судебных баталий. Однако напоследок еще несколько небольших штрихов.

Есть веские основания полагать, что «РосАгроПромСоюз-Юг» – это контора а-ля «Рога и копыта». Так, в материалах дела есть письмо Федеральной налоговой службы. Там говорится, что с момента постановки на налоговый учет фирма ни разу не сдавала налоговикам отчетность и более того – не была обнаружена по месту государственной регистрации.

Кроме того, «РосАгроПромСоюз-Юг» уже предпринимал попытки по выходу из судебного процесса. Он выразил готовность всего за два с половиной миллиона рублей переуступить право требовать «химический» долг в 43 миллиона, висящий на шее помирающей «Руси». А изюминка заключается в том, что передать долг планировалось не первому встречному, а предприятию Торговый дом «Русь», учредителем которого является некая Г. Савицкая, а гендиректором – М. Савицкий. Как говорится, круг замкнулся. Такое совпадение названий фирм и фамилий здесь не случайно – это близкие родственники экс-руководителя банкротящейся «Руси». Таким образом, если суд согласится на «замену игроков», то фактически в очередь за долгом к себе станет сам должник, причем в первых же рядах. Вот оно, банкротство «по-русски»!

* * *

P.S. Между тем, вопрос – был ли факт захоронения ядовитых химикатов и где это произошло? – остается открытым… Кто может дать на него окончательный ответ, непонятно. Кстати, те, кому интересны подробности этой истории, могут ознакомиться с материалами на сайте Арбитражного суда Ставропольского края (дела № А63-9041/2010 и А63-4835/2011). Ведь согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, процедуры банкротства носят публично-правовой характер, а разрешаемые в ходе процедур банкротства вопросы влекут правовые последствия для широкого круга лиц. 

Юлия ПЛАТОНОВА

Банкротство «по-русски» / Газета «Ставропольская правда» / 9 декабря 2011 г.