Василиса Абрамовна Пушечкина.

Василиса Абрамовна Пушечкина.

© Фото: Татьяна ВАРДАНЯН

Своими кулинарными изысками казаки-некрасовцы всегда умели удивить. Причем в их традиционной кухне все довольно просто, а кроме того вкусно и полезно. Вот и внучка Василисы Абрамовны уже четвертый год живет и учится в Москве, но от бабушкиных гостинцев не отказывается – просит передать и хлеб, испеченный ее добрыми руками, и ту самую знаменитую плящинду, от которой ее однокурсники тоже в восторге.

Со мной хозяйка своими кулинарными секретами делилась с удовольствием, мастер-класс начала без всяких предисловий:

– Тесто замешивается на воде. Для эластичности добавляю немного подсолнечного масла...

Раскатав тонкие, будто газетная бумага, листы, она смазала их маслом, потом распределила на них потертую тыкву, сверху посыпала сахаром. И вот уже свернутые рулеты сложены на смазанную форму и отправлены в духовку. Кстати, тыкву казаки-некрасовцы до сих пор называют по-своему – «тамбулкой».

Долго ли пришлось нам ждать, пока подрумянится угощение, трудно сказать. Воспоминания Василисы Абрамовны, ее удивительно мягкий певучий голос увели меня далеко от реальности – в те годы, когда из Турции девушка вместе с родными навсегда переехала в Россию. Часть казаков тогда поселилась в поселке Новокумском, а другие, в том числе и ее семья, – в Кумской Долине. После продолжительного путешествия по морю долго отдыхать не пришлось – уже на следующий день всех отправили на сбор винограда. Так, в семнадцать лет началась трудовая биография Василисы.

Многочисленную ее родню – а это тринадцать человек – распределили по временным «квартирам». Брат со своей семьей обосновался в сторожевой каптерке. Все остальные заняли «красный уголок» в сов-хозной конторе, там же приютились еще четыре семьи. На родину приехали казаки-некрасовцы со своими шерстяными матрацами, одеялами, подушками.

– Поначалу было очень трудно, – говорит Василиса Абрамовна. – Топили дровами, собирая их по всей округе, воду для всяких нужд носили ведрами. А тут еще отец так расстроился, что впору возвращаться назад...

Руководство хозяйства пригласило мужиков на винзавод, чтобы оказать положенное гостеприимство. Перед каждым выпитым стаканом вина казаки осеняли себя крестом (так было принято вести себя за столом испокон веков), чем и удивили местных жителей, вызвали их смех.

– Пришел батя после этого домой совершенно огорченный и говорит: « Бога тут нет! Пропадем все».

С самой Василисой комсомольские активисты долго воевали, стараясь привлечь передовую работницу совхоза в ВЛКСМ, но так ничего и не вышло: она всякий раз им показывала свой крестик и уверяла, что исправно ходит в церковь, а потому – какой может быть комсомол? Венчалась она тайно, как и брат, ночью пригласив священника на дом – в те годы это осуждалось. А спустя время уже у ее дочери прямо на школьной линейке сняли пионерский галстук за то, что ходила причащаться.

– Когда в поселке не было церкви, службы велись на дому, а теперь и храм есть, но ходить туда уже почти некому, – задумчиво говорит Василиса Пушечкина.

В будущем году исполнится ровно пятьдесят лет, как казаки-некрасовцы из Турции вернулись в Россию. Сейчас в поселке из переселенцев осталось несколько стариков, но и они продолжают поддерживать особенности церковной жизни – все делают по благословению священника, которого по-прежнему выбирают из своих. Вместе отмечают престольные праздники. Духовным стержнем старообрядческой культуры остается и фольклорно-этнографический коллектив «Некрасовские казаки», выступавший даже за рубежом.

Надеть яркий некрасовский наряд, в котором не только гастролирует с ансамблем, но и ходит в церковь, моя собеседница согласилась без колебаний: особое его богатство составляет платок красно-желтой расцветки – «уруминский». Ему около трехсот лет. Он передается в казачьем роду по женской линии с незапамятных времен, но до сих пор сохранил свою первозданную красоту. Надела его казачка на определенный манер, подтыкая один из концов под подбородок – так всегда выглядел «бабичий» головной убор. А девушки носили на голове «связку» – сложенную в несколько раз полоску ткани, украшенную бисером, монетами – именно так выглядит Василиса на фотографиях своей далекой молодости.

Кстати, бисерные украшения – своеобразные обереги, которые прикрепляются к платку, – она плетет и сейчас, даря их друзьям и знакомым. А свою девичью «связку» давно отдала внучке: Яна с детства привязана к бабушке, научилась так же хорошо готовить и несколько лет назад стала победительницей краевого конкурса «Казачья краса». Теперь девушка учится в Московском государственном университете культуры и искусств: и свою курсовую, и дипломную работы решила посвятить фольклорным традициям старообрядцев. И тут вся надежда на Василису, недаром ведь в квартире у нее давно «прописались» ученые из Москвы, Санкт-Петербурга. Внуки Василисы Абрамовны, хоть и выросли на ее руках, но и сегодня с удовольствием слушают рассказ о незабываемых страницах истории своего рода.

– Много за полвека воды утекло, всякое пришлось повидать за это время. Но жалеть ни о чем не приходится, – говорит Василиса.

Около сорока лет проработала она на виноградниках. Имеет звание «Ветеран труда». Живет в уютной квартире, которую в свое время получила как работница совхоза. Но на заслуженном отдыхе ей скучать некогда.

Пока хозяйка демонстрировала мне наряд, на кухне готовилась плящинда. От увлеченной беседы нас неожиданно отвлекли аппетитные запахи: Василиса поспешила к духовке, не успев переодеться. Так на фотографии она и получилась – в костюме и с жаровней в руках.

Плящиндой мы вместе наслаждались уже за чашкой чая. А тут и хлебушек поспел: заранее уложенное в формы тесто хорошо поднялось, и прежде чем отправить в духовку, она старательно его перекрестила. Так делала бабушка, мама, и сама Василиса не нарушает веками установленный порядок. Через определенное время она достала свежеиспеченные ароматные булки с красивой румяной корочкой.

– Какого хлеба только не пекут в Москве, а мой ведь самый лучший, – улыбнулась довольная собой Василиса.

Татьяна ВАРДАНЯН

Хлебушек для внучки / Газета «Ставропольская правда» / 29 ноября 2011 г.