Вкратце напомним, что по ряду конкретных случаев аудиторы выразили сомнение в эффективности государственных вливаний в АПК. Кроме того, итоги проверки указали на очевидные сложности по контролю за хозяйственной деятельностью предприятий, пользующихся финансовой поддержкой бюджета. За комментарием по этому поводу мы обратились в краевое министерство сельского хозяйства, которое и осуществляет выплату субсидий аграриям.

– Что касается обнародованных в прессе результатов проверки Счетной палаты, то принципиальным является один момент: аудиторами не было установлено нецелевое использование бюджетных средств и не было найдено конкретных нарушений, – подчеркивает заместитель министра сельского хозяйства СК Т. БРЕЕВА. – Вместе с тем Счетная палата проанализировала ситуацию по тем хозяйствам, которые получили субсидии на возмещение процентных ставок по кредитам на животноводческие инвестпроекты. В итоге недостатком работы министерства посчитали то, что некоторые предприятия снизили прибыль, другие получили убытки, а кое-где по разным причинам снизилось поголовье скота. Однако при субсидировании хозяйств подобные критерии, например, по неснижению численности поголовья, не прописываются. И делать это было бы неправильно, ведь мало ли что может случиться: африканская чума свиней или вспышка бруцеллеза крупного рогатого скота...

– Татьяна Михайловна, тем не менее минсельхоз края отслеживает, скажем так, «судьбу» бюджетных денежных вливаний?

– Непосвященному человеку может показаться, что субсидии – это «золотой дождь», льющийся на головы сельхозтоваропроизводителей. На самом деле построить какой-либо объект – особенно животноводческий – даже за счет субсидированных кредитов под силу далеко не каждому. Потому для развития сельхозпроизводства государство оказывает поддержку любой организации АПК, обратившейся за поддержкой, при выполнении ею ряда условий.

Так, на первоначальном этапе необходимо представить бизнес-план, документы, подтверждающие право пользования земельным участком и готовность банка прокредитовать конкретный проект. И только после заключения договора займа начинается непосредственно подготовка пакета документов на получение субсидии. По мере выполнения строительных работ, реконструкции или модернизации объекта предприятие отчитывается перед министерством о целевом расходовании кредита, подтверждая все свои действия соответствующими бумагами. Если сметная стоимость проекта исчисляется миллионами, можно представить, какой объем документов, заверенных банком, подрядчиками и самими заемщиками, необходимо оформить для получения ежемесячной субсидии. В случае нарушения хозяйством графика погашения кредита или появления задолженностей по налогам оно теряет право на бюджетную поддержку.

– То есть деньги из казны аграриям предоставляются уже по факту произведенных затрат, а не под планы, которые на деле могут оказаться маниловскими?

– Совершенно верно. Предприятие, реализующее инвестпроект, должно вначале заработать и потратить свои средства на погашение кредита и налоги. И только потом, подтвердив целевое использование заемных денег, хозяйство сможет получить субсидию на возмещение своих производственных затрат на уплату процентов по кредиту.

Следует учитывать и такой факт: минсельхоз как орган исполнительной власти не может вмешиваться в производственно-хозяйственную деятельность частного бизнеса. Федеральное законодательство этого категорически не допускает. Министерство не является контролером, а ведет координационную работу и может давать только те или иные рекомендации. Как мы можем запретить предприятию, к примеру, продать сельхозтехнику, купленную в свое время на кредитные средства? В данном случае логичнее говорить о том, что отслеживать деятельность сельхозпроизводителя на руку банку, который вместе с ним рискует своими средствами. А если есть подозрения о нарушении законов, то этим должны заняться соответствующие правоохранительные структуры.

– А может, есть смысл как-то ужесточить условия субсидирования аграриев? Чтобы бюджетные деньги получали только хорошо зарекомендовавшие себя и крепко стоящие на ногах хозяйства...

– Минсельхоз Ставрополья выходил с подобной инициативой нынешней весной. Мы предлагали ввести некоторые ограничения для предприятий, желающих воспользоваться государственными субсидиями. На поддержку могли претендовать те коллективные хозяйства, в которых зарплаты тружеников не ниже 80 процентов соответствующего показателя по краю и которые не допустили за год существенного сокращения числа работников. Ведь, как показывает статистика, начиная с 2010 года наблюдается снижение зарплат тружеников села, а уровень высвобождения работников заметно выше, чем в других отраслях.

Однако эти инициативы вызвали недовольство краевых депутатов. Они ссылались на то, что поддержка станет недоступной для более слабых предприятий, еще держащихся на плаву и рассчитывающих улучшить свое финансовое состояние. В итоге было решено оставить нынешний порядок оказания государственной поддержки предприятиям АПК.

Более того, краем взят курс на увеличение объема финансовых вливаний в развитие животноводства. Ставрополье приступает к реализации разработанных минсельхозом краевых программ по развитию мясного и молочного скотоводства на 2011-2013 годы.

Юлия ЮТКИНА

Субсидии – это не золотой дождь / Газета «Ставропольская правда» / 20 июля 2011 г.