Владимир Пржиленский.

Владимир Пржиленский.

– Владимир Игоревич, создается впечатление, что философия перестает будоражить умы людей и все менее ассоциируется с современностью. На слуху иные приоритеты, другие слова: модернизация, нанотехнологии, наукоемкие производства, экономика знаний. Все это кажется бесконечно далеким от философии с ее рассуждениями о природе вещей и теориями бытия. Актуальна ли она сейчас на фоне непрекращающихся разговоров о перепроизводстве гуманитариев и катастрофической нехватке инженеров?

– Вначале о словах. Сам термин «модернизация» стал популярен не случайно. Прежде чем его активно начали использовать политики, философы в США еще в середине ХХ века создали теории модернизации, написали соответствующие книги и буквально навязали эту тему власти и обществу. Мы же только сейчас начинаем осваивать этот опыт. Однако следует помнить, что доля ведущих теоретиков, чьи имена становятся известны всему миру, в принципе не может быть велика. А вот потребность в философских технологиях присуща всем современным обществам. Именно современным, умеющим успешно и непрерывно обновляться, модернизироваться. В органах власти и бизнес-структурах тех стран, которые принято считать высокоразвитыми, работает множество выпускников философских магистратур, и потребность в специалистах этого профиля только возрастает. Управление знаниями, управление коммуникациями сами являются прорывными инновациями, изменяющими жизнь человека и общества. Кстати, одна из двух магистерских программ по философии, которые предлагает в этом году СГУ, – «Управление коммуникациями» – как раз и готовит специалистов в области интеллектуальных технологий и социальной аналитики. Поступать в эту магистратуру могут бакалавры и специалисты любого профиля, от инженеров и естественников до экономистов и гуманитариев.

– Философия традиционно считается общественной наукой. При чем же тогда инженеры?

– Это одно из самых распространенных заблуждений, уходящих своими корнями в ту эпоху, когда философское знание использовалось исключительно в целях обеспечения господства в обществе некоторой идеологии. На самом же деле возможности привлечения философского знания и построенных с его помощью интеллектуальных технологий достаточно широки. Это отлично понимают во всем мире. Не случайно на последнем Всемирном философском конгрессе, который проходил в Южной Корее и в работе которого я принимал участие, наиболее обсуждаемыми оказались темы, связанные с развитием социотехнических систем, когнитивных наук и технологий. Приветствовавший гостей премьер-министр принимающей страны с гордостью отметил, что корейские философы активно участвуют в создании национального богатства. Кстати, во время посещения Сеульского национального университета мне бросилось в глаза обилие философских магистерских программ, ориентированных на технические и естественно-научные исследовательские проекты. Обучавшиеся по этим программам, как правило, имели первоклассное техническое образование. Та же тенденция наблюдается сегодня и во многих американских и европейских университетах. Философия науки и техники – одно из перспективнейших направлений развития философского знания. Специалисты в этой области являются обязательными участниками разработки и внедрения инноваций.

– Так что же, социально-гуманитарные науки перестали интересовать философов?

– Человек и общество всегда были и будут предметом философского интереса не в меньшей степени, нежели природа, разум, конструирование. Но в том-то и дело, что сегодня конструктивизм, отсылающий нас к идее техники и технологии, является наиболее перспективным методом познания в тех же социальных и гуманитарных науках. Среди предлагаемых нашим университетом магистерских программ есть «История и философия науки». Она интересна будущим исследователям, преподавателям колледжей и учителям средних школ. Независимо от того, каким в конечном итоге будет новый закон об образовании, уже сейчас ясно, что главной становится ориентация учеников на выполнение индивидуального проекта. Да и для студентов все актуальнее становится индивидуальная образовательная траектория. Для того чтобы учить по-новому, нужна специальная подготовка, особые компетенции. Именно это и дает магистратура, подобная нашей.

– Все же традиционно философские факультеты готовили специалистов для высшей школы...

– Те, кто связывает свое будущее с преподавательской и исследовательской деятельностью, закончив магистратуру по философии, получают несомненные и весьма серьезные конкурентные преимущества. Аспирантуры по философии действуют во многих вузах края, но успешно обучаться в аспирантуре без соответствующей магистерской подготовки по философии крайне сложно. Как показывает опыт, даже очень сильные, но не имеющие специальной подготовки аспиранты тратят много сил на освоение литературы, овладение первичными профессиональными навыками. В результате мало кто успевает написать качественную диссертацию в установленные сроки. Получение диплома магистра философии делает его обладателя более успешным и в этой области.

Будущее – за философами / Газета «Ставропольская правда» / 13 мая 2011 г.