Левокумская рукодельница Галина Шевченко

Левокумская рукодельница Галина Шевченко

© Фото: Татьяна ВАРДАНЯН

– Семья была многодетная, и мама все время рукодельничала, – вспоминает свое детство шестидесятисемилетняя женщина. – В доме были не только прялка, но и ткацкий станок, чесалка для шерсти, трепалка для льна. А шила она вручную лучше, чем на машинке, – стежки получались ровненькие.

Галина Васильевна родилась и выросла на Псковщине. В прежние времена все эти женские премудрости девочки старались освоить как можно раньше: учились прясть шерсть и куделю, ткать полотно. По ее словам, обычно сажали за прялку лет с семи, ведь приданое с малых лет приходилось готовить сво-ими руками. Да и прялка тогда считалась самым дорогим свадебным подарком, – предметом неотъемлемой женской доли и непростой крестьянской жизни. Сама она крутить «колесо» начала довольно рано, лет с пяти: пока мама на подворье управлялась с хозяйством, маленькая пряха слезала с теплой русской печи, чтобы понажимать на педаль, повторяя ее движения. Она усердно старалась «добыть» нитку из вороха спутанных волокон, а как только слышались шаги за дверью, снова скрывалась на печи и ждала очередного нагоняя – родительница ведь сразу понимала, кто успел набедокурить.

С домашним рукоделием у нее связано и много других воспоминаний: прядение, по словам Галины Васильевны, в деревенских избах обычно начиналось в ноябре и продолжалось всю зиму, до начала Великого поста.

– После Масленицы мама сразу же все убирала – прялку, станки, шерсть и готовые нити. Это означало, что пора готовиться к Пасхе, – рассказывает она.

В избах хозяйки клеили новые обои, мыли потолки. Работы хватало для всей семьи: дети, например, должны были до блеска натереть деревянные полы – их тогда не красили. Использовали для этого «голик» – пучок прутьев, оставшихся от банного березового веника. Его катали ногой, от этого полы приобретали красивый желтоватый цвет…

Судьба Галину Васильевну забросила далеко от родных мест – она вышла замуж и обосновалась на Левокумье. Здесь и сложилась ее жизнь: появились дети, затем внуки, а теперь уже и правнуки радуют первыми шагами. Живут все своими семьями ладно и в достатке. Словом, есть чему радоваться. Но два года назад ушел из жизни супруг, с тех пор женщина одна осталась в своей квартире. Тут и вспомнила о прялке: привезла ее со своей родины несколько лет назад, когда гостила у родственников. Мамина прялка у них, к сожалению, не сохранилась – свою ей отдала давняя подруга. Галина Васильевна бережно везла этот дорогой подарок домой за тридевять земель, и прялка «молча» стояла в углу до поры до времени. Раньше ведь рукодельничать было некогда: работала Галина Васильевна дояркой на ферме. И вот музейная реликвия вновь ожила в ее руках.

– Что бы я сегодня делала без нее, не знаю, – говорит хозяйка, поглаживая рыжего кота, примостившегося рядом. Во время работы он как всегда рядом: мурлыкая, завороженно посматривает на ее ловкие руки и на то, как из пучка шерсти медленно появляется нитка.

Овечью шерсть Галине Васильевне время от времени приносят родные и знакомые: она не только прядет, но и вяжет – в эту зиму, например, из домотканых ниток вышло более тридцати пар теплых «лечебных» носков. Первую партию передала на свою родную ферму для доярок, которым приходится работать в резиновой обуви, несколько пар «ушло» в соседние села, заказы поступают от друзей и знакомых. Кто-то даже в Ставрополь отправил ее носки в качестве подарка, и оттуда «прислали» новый заказ. Так что Галине Васильевне тосковать некогда: старинная чудо-прялка дарит теперь радость не только хозяйке, но и окружающим. Спрос на теплые «колючие» носки из натуральной шерсти всерьез заставил ее заняться забытым ремеслом.

Татьяна ВАРДАНЯН

Чудо-прялка помогла / Газета «Ставропольская правда» / 5 марта 2011 г.