Сергей Лузин

Сергей Лузин

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Члены группы изучения реактивного движения. Слева направо: стоят – И. Фортиков, Ю. Победоносцев, Н. Заботин; сидят – А. Левицкий, Н. Сумарокова, С. Королев, Б. Черановский, Ф. Цандер.

Члены группы изучения реактивного движения. Слева направо: стоят – И. Фортиков, Ю. Победоносцев, Н. Заботин; сидят – А. Левицкий, Н. Сумарокова, С. Королев, Б. Черановский, Ф. Цандер.

В Комсомольском парке Кисловодска четверть века действовал единственный на Ставрополье и лучший на всем Юге России Музей истории космонавтики имени Цандера. Но вот уже семь лет здание музея лежит в руинах, а из 22 серебристых елей, собственноручно посаженных первопроходцами космоса на знаменитой Аллее космонавтов, в «живых» осталось только три.

Однако возродить славные традиции возможно, убежден председатель Ставропольского регионального отделения Российской ассоциации музеев космонавтики Сергей Лузин.

От благодарного ученика – Сергея Королева

Он считает, что начало музею истории космонавтики в Кисловодске положил легендарный генеральный конструктор Сергей Королев. Сергей Павлович свято чтил память своего учителя и старшего коллеги по ГИРД (Группа изучения реактивного движения) Фридриха Цандера. Именно в ГИРД будущий генеральный конструктор ОКБ-1 загорелся идеей создать ракету, способную вывести на орбиту Земли космический корабль с человеком на борту.

В 1933 году члены ГИРД первыми в СССР осуществили успешный пуск реактивной ракеты. Вскоре после этого триумфа по ходатайству Королева Ф. Цандера направили на отдых и лечение в Кисловодск. Но по пути, в вагоне поезда, пионер советского ракетостроения заразился тифом. Ослабленный организм ученого не мог противостоять инфекции, и вскоре после прибытия на курорт Ф. Цандер скончался. Похоронили его на городском кладбище Кисловодска.

Но тут наступило крайне трудное время для самого Королева – арест, заключение. Затем война, государственное задание особой важности. Так что Сергей Павлович смог приехать в Кисловодск лишь в 1948 году. Он искал могилу Ф. Цандера, но, увы, безрезультатно. По возвращении в Москву Королев, в то время уже генеральный конструктор ОКБ-1, создал комиссию по увековечению памяти Фридриха Цандера. Председатель комиссии Леонид Корнеев приехал в Кисловодск, ему удалось установить, где именно был похоронен Ф. Цандер. И вот 11 августа 1959 года прах пионера советского ракетостроения торжественно перенесли к мемориалу «Воинам, павшим в годы Великой Отечественной войны». На месте захоронения установили замечательный памятник. Часть средств на его создание Сергей Королев перечислил из личных сбережений.

Имя и дело Цандера

Открытие памятника Фридриху Цандеру было обставлено весьма торжественно: приехали много известных людей, присутствовало все местное начальство.

– Сам Сергей Павлович Королев из-за крайней занятости не смог приехать, но он прислал очень теплую телеграмму, – рассказывает Сергей Лузин. – Ее копия хранится в нашем музее.

Весь город говорил об этом событии. А вскоре о первопроходце отечественной космонавтики узнали не только кисловодчане, но и вся страна – во многом благодаря Кириллу Белому. Замечательный журналист, активист общества «Знание», К. Белый досконально изучил жизнь и деятельность Цандера. В газетах и журналах появилось множество публикаций о ГИРДе и ее основателе. Именем Фридриха Цандера назвали улицу, что ведет к мемориалу, пионерскую дружину расположенной рядом с мемориалом средней школы № 15.

35000 посетителей в год

В начале 70-х годов в Кисловодске стали с размахом обустраивать парк культуры и отдыха имени Ленинского комсомола. Замечательный детский городок, множество аттракционов, уютные беседки, тенистые аллеи, спортивные площадки. Жизнь в парке кипела. Но, безусловно, самым значимым и известным объектом Комсомольского парка стал Музей истории космонавтики имени Фридриха Цандера. Под него отвели здание бывшего фотоателье – вполне достойное, с двумя просторными залами.

Открытие музея, состоявшееся 28 сентября 1974 года, проходило весьма торжественно. Внимание многочисленных участников митинга было приковано к вдове Цандера – Александре Феоктистовне. А вот на стоявшего чуть в сторонке мужчину в строгом костюме никто, кроме особо посвященных, не обращал внимания. Между тем это был академик Василий Мишин – преемник Сергея Королева на посту генерального конструктора. Он принял непосредственное участие в создании экспозиции музея. Много ли найдется провинциальных учреждений культуры, удостаивавшихся столь высокого внимания?

А вскоре в Кисловодск приехал космонавт Евгений Хрулев. Он посадил рядом с Музеем истории космонавтики серебристую ель, положив начало Аллее космонавтов. Только вдумайтесь: 22 космонавта собственноручно посадили серебристые ели! Они оставляли записи в книге почетных посетителей музея, дарили фотографии, личные вещи, которые тут же пополняли экспозицию. О Кисловодском музее истории космонавтики знали не только на Ставрополье, но и далеко за его пределами.

– Каждый год у нас бывало до 35 тысяч посетителей, – вспоминает Сергей Лузин, в течение 16 лет возглавлявший коллектив Музея истории космонавтики. – Приезжали школьники со всего края, педагоги, отдыхающие, ученые, конструкторы, космонавты.

Музей был весьма востребован. Власти всех уровней ценили его просветительскую и воспитательную роль. Сергей Лузин и сотрудники музея строили масштабные планы:

– Между двумя выставочными залами собирались построить планетарий. Уже был готов эскизный проект, уже вели переговоры о приобретении оборудования…

С топором – на Аллею космонавтов

А потом начались рыночные реформы, волна разрухи захлестнула и курортный Кисловодск. К концу «лихих 90-х» Комсомольский парк из культурного центра города превратился в заваленное мусором прибежище бомжей, алкоголиков и вандалов, все крушивших и сжигавших. Под их топоры попали и серебристые ели на Аллее космонавтов. А в феврале 2003 года пришел черед музея.

– Ночью мне сообщили, что толпа хулиганов разбила огромные витринные стекла и громит здание, – с содроганием вспоминает Сергей Лузин. – Сотрудники музея среди ночи помчались в парк. До утра мы вывозили экспонаты, но успели, спасли все.

О восстановлении раскуроченного здания никто и не заикался – все постройки парка лежали в руинах. Другого здания под музей истории космонавтики местные власти найти не смогли. Или не захотели… К счастью, Сергей Лузин к тому времени уже работал в кисловодском историко-краеведческом музее «Крепость». Там и пристроили спасенные экспонаты. Думали, на недели, месяцы, а оказалось – на годы.

Успеть бы к юбилею

В тесном историческом здании «Крепости» пустующих помещений как не было, так и нет. Под зал космонавтики смогли выделить лишь одну комнату. Да, там чистенько, ухожено, со вкусом оформлены стенды, да, настоящий скафандр и настоящее кресло космонавтов – в идеальном состоянии, да, в «красном углу» зала – бюст Фридриха Цандера, а чуть наискосок – в натуральную величину макет ракеты ГИРД.

– Но из трех тысяч экспонатов Музея истории космонавтики мы здесь смогли выставить только триста, – поясняет Сергей Лузин. – Остальные хранятся в цокольном помещении жилого дома на улице Жуковского, где размещены фонды музея «Крепость».

О печальной судьбе кисловодского музея прекрасно знает председатель Российской ассоциации музеев космонавтики, прославленный космонавт Владимир Джанибеков. Он не раз официально обращался в различные инстанции с просьбой помочь восстановить музей имени Цандера в Кисловодске. Но в ответ пока только обещания. Сергей Лузин со своей стороны теребит местные власти. Тем более что восстановить Комсомольский парк – одно из главных предвыборных обещаний нынешнего мэра Кисловодска Натальи Луценко. Но пока, по нашим сведениям, только оформляют необходимые бумаги, ищут инвесторов. До реального восстановления дело еще не дошло.

На днях премьер-министр РФ Владимир Путин провел в подмосковном Центре управления полетами заседание оргкомитета по подготовке празднования 50-летия полета Юрия Гагарина. Он заявил, что на торжества из федерального бюджета будет выделено более 700 миллионов рублей. Глава правительства пояснил, что помимо официальных мероприятий эти средства пойдут на реконструкцию музеев и экспозиций, рассказывающих об истории российской космонавтики.

Хорошо бы воспользоваться случаем и попытаться получить из федерального бюджета средства на восстановление Кисловодского музея имени Цандера. Или хотя бы, как предлагает Сергей Лузин, капитально отремонтировать и реконструировать фондохранилище музея «Крепость», выделив в нем четыре зала под экспозицию музея космонавтики. Обойдется ремонт примерно в 10 миллионов рублей. Так что, если очень захотеть и очень постараться, можно управиться месяца за два – аккурат к 50-летию полета в космос Юрия Гагарина.

Николай БЛИЗНЮК

Приют для бесценных реликвий / Газета «Ставропольская правда» / 18 января 2011 г.