Домик на бывшей Мойке, которому исполнилось 125 лет.

Домик на бывшей Мойке, которому исполнилось 125 лет.

© Фото Анатолия Чернова-Казинского

Лицевая страница формуляра Военно-конской переписи 1896 года.

Лицевая страница формуляра Военно-конской переписи 1896 года.

© Фото из фондов Государственного архива Ставропольского края.

Почему ее так «окрестили»? Дело в том, что в овраге, недалеко от нынешнего Дворца правосудия, на базе двух бивших здесь мощных, с чистейшей питьевой водой родников (Нижнего и Верхнего) в конце сороковых годов позапрошлого века городские власти обустроили для жителей Воробьевского предместья объект для стирки белья – мойку. Когда рядом с Воробьевкой появился новый микрорайон, проблемы с его названием не было.

Между тем на «объект бытового обслуживания» сразу же положило глаз тогдашнее армейское начальство, начав использовать его для хозяйственных целей своего военного ведомства. «Гражданские» пытались протестовать, но военные отвоевали-таки себе Верхний родник, соорудив возле него «портомойню» – прачечную, а позднее и солдатскую баню. Были сооружены цементные ванны – корыта. Вода в них подавалась не только холодная, но и горячая, подогреваемая в специальных железных емкостях. Баня и прачечная, естественно, периодически «модернизировавшиеся», исправно служили по своему прямому назначению два века. В последние десятилетия они обслуживали военные училища вплоть до их закрытия. Потом кто-то из предприимчивых горожан попытался организовать здесь банно-прачечный комбинат, но, похоже, дальше вывески дело пока не тронулось: напрасно я ходил в один из ноябрьских будних дней по двору, пытаясь встретить хотя бы одну живую душу. Никого. Двери всех помещений на замках.

Жив ли тот родник, с которого все начиналось?

– Жив! – сообщил мне 94-летний старожил Мойки, сидевший на ступеньках дома № 24. – Но увидеть его не сможете, т. к. давно взяли в металлическую трубу. А вообще в этом месте било три родника. До войны, я это хорошо помню, кроме солдатской бани тут были еще корыта для водопоя лошадей. На них приезжали казаки, разодетые по полной форме. Ребятишки да и взрослые собирались заранее, чтобы посмотреть. Зрелище было интересное.

Кто жил на Мойке в старину? Некоторые сведения на этот счет содержатся в «Табели домов и дворовых мест губернского города Ставрополя за 1896 год». Тогда здесь были зарегистрированы 30 домовладельцев, в том числе 22 мещанина, шесть солдатских вдов, один дворянин и один канцелярский служащий, причем оба с одинаковой фамилией Видинский — Павел и Иван. Скорее всего, они были братьями. Обнаружился и «Формулярный список о службе Видинского Ивана Васильевича», составленный «сентября 1 дня 1865 года». В тот год ему исполнилось 37 лет. Занимал он должность писца Ставропольской казенной палаты – ведомства губернского уровня, осуществлявшего надзор за поступлением налогов, частной торговлей и промышленностью, занимавшегося финансовым контролем и т. д.

…Удивительный, неповторимый по красоте и своеобразию уголок Ставрополя — Мойка! Сколько тут еще примет патриархальной старины! Одна из них – видавший виды турлучный домик, часть которого обшита досками, по улице Красно-флотской № 7. Год его рождения – 1885! И сохранился он практически в своем первозданном виде. Кто первый обживал его? По данным 1896 года, в нем обитал мещанин Николай Кравцов. А вот с довоенного времени и вплоть до 1946 года его хозяином был Али Канеев, татарин по национальности. Затем в домике поселилась супружеская пара – Василий и Зинаида Воробьевы. В 1950 году у них родилась дочь Наталья, которая в 1967 году, окончив среднюю школу № 5, поступила в Ставропольский строительный техникум. Распределилась в Башкирию. Вышла замуж, но спустя 20 лет рассталась с мужем, вернулась в Ставрополь с сыном и поселилась в родительском домике. Тут и живет сейчас.

Наталья Васильевна, откликнувшись на мой стук в окошко, вышла на улицу, так мы с ней и познакомились.

– А знаете, – сообщила она, – как раз напротив, по четной стороне, под номером 10 стоял почти такой же, как мой, еще один домик. Его уже давно нет. И жила в нем тетя Нина Беднова. Помню, работала она в «Ставропольской правде».

Талантливую журналистку, заслуженного работника культуры Нину Николаевну Беднову читатели старшего поколения, вероятно, помнят. О ней, кстати сказать, в свое время рассказывала на страницах «Ставропольской правды» другая известная журналистка Тамара Павловна Коваленко, с легкой руки которой, собственно, и появилась эта рубрика – «По старым улицам пройдусь». К Нине, как пишет Т. Коваленко, она впервые пришла в гости осенью 1943 года. Судьба ее была непростой, страдая от тяжелой болезни позвоночника, будучи по существу прикованной к постели, Нина тем не менее сумела окончить пединститут. Избавиться от недуга уже после войны ей помог ставропольский доктор-кудесник, знаменитый травматолог-ортопед, профессор Михаил Сергеевич Макаров.

…Но вернемся еще раз в XIX век. Все-таки дело подворного учета проживающих в городе, в том числе на окраинах, было поставлено тогда неплохо. Вот, к примеру, любопытный документ из Госархива края – «Военно-конская перепись 1896 года». Вверху пометка от руки – «Мойка». Читаем: всего на Мойке на тот год значилось 13 коневладельцев, в их собственности было 25 лошадей в «рабочем возрасте». Например, отставной солдат Павел Переверзев имел 6 жеребцов и 6 кобыл.

Кстати сказать, по архивным данным ХIХ и начала ХХ века, на Мойке, а также на улице Крайней Скидановы (Скиданы) встречаются довольно часто. А также Видинские, Воробьевы, Криволаповы. Среди жителей нынешней Краснофлотской и соседних улиц тоже есть люди, носящие эти фамилии. Пытался я узнать, являются ли они потомками вышеупомянутых семей, но, увы, безуспешно. К сожалению, у многих, особенно у молодого поколения, настоящего интереса к своей родо-словной нет.

Мойка / Газета «Ставропольская правда» / 14 января 2011 г.