Эта история по-своему уникальна. В начале двухтысячных преподаватель русского языка и литературы средней школы № 2 села Труновского Тамара Трофимова получила от коллеги, учительницы начальных классов, тетрадку с переписанными от руки стихами.

Тамара Трофимова на районном конкурсе «Учитель года – 2007».

Тамара Трофимова на районном конкурсе «Учитель года – 2007».

Сергей и Тамара ТРОФИМОВЫ.

Сергей и Тамара ТРОФИМОВЫ.

© Фото из семейного альбома, 2010 г.

Павел Мархотин в 60-е годы прошлого века

Павел Мархотин в 60-е годы прошлого века

© Фото из семейного альбома

Нинель РЫЖАКОВА-ЕМЕЛЬЯНОВА в 30-е годы ХХ века.

Нинель РЫЖАКОВА-ЕМЕЛЬЯНОВА в 30-е годы ХХ века.

© Фото из семейного альбома

Их автора, жителя села Труновского Андрея Бахтинова, уже давно не было в живых. (Потом выяснилось, что когда-то, отчаявшись издать поэтический сборник, он такие собственноручно заполненные тетради дарил знакомым).

Тамаре Рондольфовне стихи понравились. Более того, они ее задели – чистотой какой-то удивительной, искренностью, незатертостью чувств. Она стала читать их детям на уроках, когда оставалось время для «поэтической пятиминутки». Тут оказалось, что одна из учениц – внучатая племянница Бахтинова. Ее бабушка, сестра поэта, со слезами на глазах принесла в школу оставшийся от брата архив. Кроме рукописей, в нем были вырезки из труновской районной газеты «Нива», где Андрей Бахтинов публиковал не только стихи, но и заметки селькора. Редактор районки Ольга Беседина в былые годы его хорошо знала, ценила и, когда учительница Трофимова обратилась к ней, сама удивилась: как же так вышло, что забыли земляка? Она предложила Тамаре Рондольфовне силами школьников собрать воспоминания о Бахтинове. Дети вместе с учительницей опрашивали его знакомых и родственников, записывали их рассказы. Архив поэта стал пополняться вновь найденными стихами. И когда их все собрали, стало ясно, что Андрей Бахтинов был поэт и в самом деле талантливый, родную землю он любил, как Николай Рубцов – свою Вологодчину, а другой наш земляк, известный ставропольский поэт Иван Кашпуров – воспетое им село Калиновское. Почему оказался не востребован? Прочитав сборник стихов А. Бахтинова, изданный в 2006 году, могу высказать свою версию. В советских книжных издательствах существовал такой термин – «камерность». Так характеризовались произведения, далекие от официальной идеологии, наполненные, скорее, общечеловеческими мотивами. Их авторам, к которым принадлежит и поэт из Труновского, пробиваться было трудно. А в постсоветские девяностые всем было уже не до стихов. Государственные издательства закрылись, в негосударственных издаваться можно было только за деньги. Андрей Бахтинов, человек, по отзывам, довольно замкнутый, книжник и одиночка, был явно не из тех, кто способен найти спонсоров…

Первый его сборник был издан в Труновской средней школе № 2 в 2002 году. Составила его Тамара Трофимова, а выполнили на школьной компьютерной технике учителя информатики. Страницы дети и педагоги скрепляли вручную скрепками. Тамара Рондольфовна опубликовала в районной газете ряд статей о поэзии Бахтинова. Его творчество изучают теперь в местных школах на уроках литературы, отведенных программой под «региональный компонент».

В 2006-м вышла уже напечатанная в типографии полноценная книга Андрея Бахтинова «Журавлиное сердце», деньги на которую собирали всем миром. Сельская библиотека стала носить имя поэта. На его могиле поставили памятник. Торжественно отметили шестидесятилетие со дня его рождения, учредили районный поэтический конкурс имени А. Бахтинова. Всем этим занималась уже большая инициативная группа, в составе которой учителя, работники библиотеки, журналисты, представители местной администрации.

Но первой после долгих лет забвения голос поэта услышала все же Тамара Трофимова.

…В суете городов,

Задохнувшихся шумом

и смогом,

Озираюсь с тоской:

Ну зачем вдруг сюда занесло?

И подолгу стою

На проселочной тихой дороге,

Где так пахнет землей,

И на сердце, как в детстве,

светло…

Мне этот ее точный слух говорит о ней как о человеке и учителе литературы гораздо больше, чем даже ее успехи в конкурсах «Учитель года» и «Самый классный классный» (хотя и эти успехи, безусловно, свидетельствуют о многом).

Педагогический стаж Тамары Трофимовой – 31 год. А общий педагогический стаж ее семьи – более 120 лет. Династия учителей и преподавателей. Со стороны отца в нее входит тетушка Нинель Николаевна Рыжакова, по мужу Емельянова. (Почему дед и бабка, скромные почтовые служащие, дали своим детям подобные имена – Нинель, Рондольф, Римма никто не знает. К вопросу, откуда у нее такое отчество, Тамара Рондольфовна за жизнь привыкла). Тетя Нинель проработала в школах станицы Суворовской и города Ессентуки 30 лет. Была вначале учительницей младших классов, затем вела уроки русского языка и литературы. Впрочем, в ее биографии есть и обучение грамоте допризывников (после Великой Отечественной в стране было много молодежи, не умевшей читать и писать), и «ликвидация неграмотности греческого населения станицы Суворовской».

По биографиям старших родственников Тамары Трофимовой можно изучать историю нашей страны и системы образования. К примеру, профессию учителя они получали не в педагогических, а еще в учительских институтах.

Ее бабушка и дед по материнской линии Юлия Николаевна и Павел Ионович Мархотины – выпускники Владикавказского учительского института, специальность – «химия и биология». В тридцатые годы прошлого века преподавали в одной из школ Беслана. Внучка помнит их уже в шестидесятые в Ставрополе, куда приезжала летом погостить. Бабушка к тому времени вышла на пенсию, а с дедом связано одно из ранних воспоминаний Тамары: молодой голос где-то за дверью ее комнаты, который просит поставить зачет, и сердитый ответ деда: «Пока все не выучите, никакого зачета вам не будет!..».

Дед Павел Ионович был человек строгий, но и хлебнул в своей жизни немало. В 1937 году его, завуча бесланской школы, арестовали как врага народа – на какой-то фотографии он оказался рядом с человеком, которого арестовали раньше. Два года дед (тогда тридцатидвухлетний отец троих детей) провел в ссылке в Сибири, в Ачинске. К счастью, после этого его выпустили, признав невиновным. Семья переехала в Ставрополь, где он устроился преподавателем химии в недавно открывшийся сельскохозяйственный институт. Там и прослужил до 1971 года. С перерывом на войну – преподавал на ускоренных лейтенантских курсах химзащиту, вернулся в 45-м капитаном химических войск. (В детстве Тамара слышала разговор взрослых о том, что Павла Ионовича вновь арестовывали – чуть ли не на вокзале по возвращении с фронта, на глазах у жены и детей, – и вновь отпустили. Еще она помнит, как дорожил дед журналом «Роман-газета» с рассказом «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына).

Закончил свою педагогическую карьеру Павел Ионович уже в должности заведующего заочным отделением Ставропольского государственного сельскохозяйственного института. Любил на пенсии вспоминать, что при нем второе – заочное – образование получал тогдашний секретарь крайкома партии М. Горбачев и что в отличие от других партийных начальников он учился на совесть и знал все «не на сто, а на двести процентов!..».

Общий педстаж Павла и Юлии Мархотиных – что-то около тридцати лет. Тем не менее повлияли они на выбор ею педагогической стези или нет, Тамара Рондольфовна ответить затруднилась. Дед очень много знал, мог ответить на любой вопрос – это вызывало уважение. Они с бабушкой оба имели терпеливый характер – этому хотелось подражать. Когда внучка уже была студенткой Ставропольского пединститута, Павел Ионович порой говорил: «Ты будущий учитель, нельзя так ярко красить губы. В школе с тебя будут брать пример дети, нужно учиться точности и обязательности». Выходит, повлияли…

Супруг Тамары Рондольфовны Сергей Федорович – мастер производственного обучения Труновского филиала агропромышленного колледжа села Московского, проработал в этой должности уже 22 года. Его путь в педагогическую профессию был довольно извилист. Пацаном он рванул из Ставрополя аж в Находку, в мореходное училище – и это после знаменитой в краевом центре английской спецшколы № 1! Потом закончил в Ейске техникум механизации и электрификации сельского хозяйства. В Труновский район приехал с молодой женой, которую туда «распределили» после института. (Познакомились они с Тамарой еще подростками).

Почти десять лет Сергей Трофимов работал в «Райсельхозхимии», был одним из лучших механизаторов. А потом грянула перестройка, районные структуры начали разваливаться, хозяйства – банкротиться. Работы попросту не стало. В конце восьмидесятых его пригласили мастером производственного обучения в тогдашнее ПТУ, ныне ставшее колледжем. Он согласился. Рискну предположить, что опыт жены, возможность на него опереться, какую-то роль в этом сыграли.

Сегодня на счету Сергея Федоровича семь выпусков, более 150 ребят, получивших специальность тракториста-машиниста сельхозпроизводства. (Кое-кто из бывших выпускников уже отправил в колледж своих сыновей, и Сергей Федорович их учит).

Поэтому дома у супругов Трофимовых – педсовет. Систему образования они видят с разных сторон – и общее, и начальное профессиональное.

Оба сходятся во мнении, что ученики за последнее десятилетие изменились. Ее волнует, что читать они стали мало, что эмоционально глуховаты: не плачут в шестом классе, когда читаешь им сцену гибели бедной Муму. Раньше дети всегда в этом месте плакали… Он с удивлением говорит: когда-то ребята запросто ездили убирать арбузы, яблоки, которыми хозяйство с ними и расплачивалось, теперь же, если за труды не обещают денег, то и не поедут. «Даже на дружбе коммерция отражается!»

Есть, конечно, проблемы посерьезнее. Тамару Рондольфовну глубоко огорчает ползучее сокращение часов русского языка и литературы в школе. Из программы по литературе для младшей и средней ступени убрали замечательные повести Валентина Катаева «Белеет парус одинокий» и «Сын полка», зато предлагается чтиво про хоббитов. Исключена также «Молодая гвардия» А. Фадеева, нет в программе стихов Константина Симонова о войне. Классика в старших классах рекомендована к изучению в отрывках, включая «Евгения Онегина», «Героя нашего времени» и «Войну и мир»!

У Сергея Федоровича душа болит от того, что ему в колледже приходится обучать ребят практическим навыкам на стареньком, двадцатилетней давности тракторе и таком же старом автомобиле. Что учебники выпускают с красивым дизайном, но для детей – слишком сложные. А стоят столько, что семья их купить не может, есть они только в колледже для пользования в классе!

И оба в один голос говорят о росте в последнее время «бумажной» работы: мониторинги, планы, отчеты… Поговорил с родителями ученика – запиши подробно в дневник классного руководителя; пообщался с его учителем математики – то же самое!

Что их тогда в профессии держит? В так называемой бюджетной сфере это сейчас очень сложный вопрос, и не только для педагогов. «Я люблю предмет, который преподаю, и стараюсь передать эту любовь детям», – написала Тамара Трофимова в эссе, которое представляла на конкурс «Учитель года-2007». Сергей Трофимов в нашем общем разговоре выразился так: «Когда мальчишки у нас учатся, они все – шкоды, только присматривай! А потом выпустятся, отслужат армию и приходят со словами благодарности. Становится на душе тепло».

Могут ли так чувствовать педагоги, которым сейчас за 30, а не за 50, как Трофимовым, не знаю… Радоваться, как Тамара Рондольфовна, что поэт Андрей Бахтинов стал почетным жителем села Труновского. Или что под ее руководством ученики регулярно побеждают в конкурсах, от районных до всероссийских, по духовно-нравственному воспитанию «Отечество», «Моя малая родина» и других, а кое-кто из них даже собирается стать учителем литературы.

Впрочем, тридцатилетний сын Трофимовых Максим, кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного и международного права Ставропольского государственного университета, пошел не только по стопам прадеда, вузовского преподавателя, но и, как мать, успешно готовит студентов к участию в различных научных конкурсах. В прошлом году именно за подготовку студента – победителя IV Всероссийского конкурса молодежи «Моя законотворческая инициатива» Максим Трофимов получил диплом и почетный знак «Депутатский резерв»…

Лариса ПРАЙСМАН

И дольше века… / Газета «Ставропольская правда» / 29 сентября 2010 г.