По приглашению Британского совета и Благотворительного фонда Потанина в Великобритании побывала знаменитая «слоновья мама» Анна Швырева – научный сотрудник Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

Парад слонов на набережной Темзы.

Парад слонов на набережной Темзы.

© Фото из личного архива Анны ШВЫРЕВОЙ

Скелет бронтозавра в Музее естественной истории Великобритании.

Скелет бронтозавра в Музее естественной истории Великобритании.

© Фото из личного архива Анны ШВЫРЕВОЙ

Музей естественной истории Великобритании.

Музей естественной истории Великобритании.

© Фото из личного архива Анны ШВЫРЕВОЙ

Мост Айронбридж через р. Северн – достопримечательность Великобритании

Мост Айронбридж через р. Северн – достопримечательность Великобритании

© Фото из личного архива Анны ШВЫРЕВОЙ

Дом-музей Банток, где все экспонаты руками трогать разрешается. Даже можно одежду примерить.

Дом-музей Банток, где все экспонаты руками трогать разрешается. Даже можно одежду примерить.

© Фото из личного архива Анны ШВЫРЕВОЙ

Потанинский фонд известен проводимым вот уже ряд лет конкурсом «Меняющийся музей в меняющемся мире», в рамках которого команда ставропольских музейщиков во главе с Анной Швыревой получила грант победителя за известный проект «Ставрополье – родина слонов». «СП» продолжает следить за судьбой второго ископаемого южного слона, «старший брат» которого уже сорок лет украшает музейный зал природы. Сегодня в музее реализуется следующий проект — «Элефантиада» (напомню, элефант – это слон). Но наша недавняя встреча с Анной Швыревой была посвящена прежде всего ее британским впечатлениям. Стоит заметить: при том что сроки поездки сдвинул пепел вулкана, огорчившего нынче весной всю Европу, вояж, хоть и отодвинутый по времени, все же получился очень интересным.

Слон как знак судьбы

Да, недаром говорят: от судьбы не уйдешь. В чем убедилась Анна Константиновна, едва ступив на британскую землю. С первых минут ее ждал сюрприз: по улицам Лондона стояли… слоны. Изготовленные из разных материалов, величиной примерно в рост человека, всевозможных расцветок и окрасов, просто необыкновенные! Коллеги из российской делегации, естественно, принялись шутить, мол, это в честь Анны Константиновны устроили англичане парад слонов! Оказалось, акция в защиту симпатичных гигантов в Великобритании проводится регулярно, вот такой экологический отголосок английского присутствия в Индии… Особенно запомнился Анне Константиновне очаровательный красный слоник со стеклянными оконцами на боках: можно было заглянуть внутрь и увидеть картины из жизни слонов на природе. Тут же подумалось: а почему бы у нас не сделать нечто подобное, но – свое, уж коли мы «родина слонов»?

Вторым сюрпризом стало приглашение на торжественный прием, проводившийся в посольстве России по случаю дня рождения королевы Елизаветы, отмечаемого как государственный праздник. Так скромный палеонтолог из глубинки впервые очутилась в дипломатических кругах. И испытала заслуженную гордость за Кавказ: угощали-то нашим шашлыком!

Прощай, файв-о-клок…

Потом были походы к прославленным достопримечательностям Лондона – Британский музей, Трафальгарская площадь, Национальная галерея. По случаю выходных всюду можно было наблюдать картинки народных гуляний на английский манер. К примеру, аттракцион: на тротуаре застыл человек, изображающий скульптуру. Бросят ему монету – он «оживает», раскланивается, дамам ручки целует и т. д. В общем, зарабатывает. Вдруг даже немало видавших лондонцев ошарашило появление колонны велосипедистов-нудистов, промчавшихся под девизом «All show», что значит – «все показать». И так тоже понимается свобода…

Будучи в Лондоне, конечно, никак нельзя не отправиться в Гринвич. Мимо Тауэрского моста (Темза оказалась не самой широкой речкой!) немного прокатились на двухэтажном автобусе, дальше на речном трамвайчике, и вот вам пожалуйста – тот самый нулевой меридиан, разделяющий планету на два полушария. Сделай шаг – и тут же перейдешь из Западного в Восточное. А весельчак – капитан на трамвайчике с блеском опроверг представления об англичанах как об очень закрытых и сухих. Все-таки жизнь в единой Европе и на них повлияла. С другой стороны, Британия пытается не утратить имидж страны прочных традиций. Правда, некоторые все же уходят в историю, например, легендарный файв-о-клок – послеполуденный (пятичасовой) чай – явно побежден цивилизацией. Хотя для туристов его еще устраивают.

В музей – бесплатно

В Англии насчитывается около 2,5 тысячи музеев, за десять дней удалось посетить 18, это очень много.

– Очень уж хотелось понять само устройство «их» музейной системы, – поясняет Анна Константиновна напряженный график поездки. – Поразило и вызвало хорошую зависть то, что в стране существует четкая национальная музейная политика. Так называемые национальные имеют государственное финансирование через министерство культуры, спорта и СМИ. Но музеи активно зарабатывают и сами, развивая независимую коммерческую деятельность. Которая тем не менее носит выраженный просветительский характер.

И – обратите внимание! – посещение музеев в Великобритании бесплатно! Платными бывает только вход на какую-то открывающуюся новую выставку или выездные акции. То есть существует явный стимул музейщикам проводить как можно чаще привлекательные для народа мероприятия, в том числе маленькие разовые экспозиции на площадях и улицах… И – снова внимание! – хорошо развито меценатство (тоже традиция). Пожертвования, подарки музеям, вплоть до усадеб и земель, в Англии совсем не редкость. Эх!..

– Жалко, не удалось заглянуть в святая святых – фонды, – сокрушается Анна Константиновна. – Ведь если экспозиция – лицо всякого музея, то фонды – его сердце, но почему-то никто из нас не подал соответствующей заявки, и в программу это не вошло.

Ну что ж, чем не повод еще раз съездить в Англию! Впрочем, пока что и полученных впечатлений хватает, от идей голова кругом идет, со счастливой улыбкой признается моя собеседница.

«Социальный натюрморт»

– У них все направлено на привлечение посетителя, – продолжает она с нотками «белой зависти» в голосе. – Главным образом через создание выставок, способных захватить людей. А еще – через высококлассный сервис.

Совершенно поразительна музейная программа «Атмосфера», курируемая одним известным в Великобритании журналистом, провозгласившим новую идею: музей должен меньше всего походить на… музей, а больше всего напоминать дом. Экспозиция называется «Социальный натюрморт». Работает по вечерам. Главное ощущение от нее: жильцы представленного дома только что вышли из помещения по своим делам. На первом этаже горят свечи, тлеет камин, запах углей, ароматы пищи, слышатся голоса, по улице проехала карета… Шум за стеной указывает на какой-то скандал, и когда туда попадаешь, видишь «следы» этого скандала – разбросаны стулья, вещи, издалека доносятся отголоски продолжающейся потасовки. Вот спальня, на кровати откинуто одеяло, на нем развалился живой черный котище, все предельно натуралистично. Вот такая атмосфера. Надо ли говорить, как любопытно оказаться в подобном уголке иной эпохи?

А какие там интересные интерактивные программы для посетителей! Так, «Ночь в музее» организуется с прицелом на разные возрастные группы – взрослых, детей и подростков. Проводится не раз в год, как у нас, а порой по нескольку раз в месяц. Гостю предлагаются не только привычные экскурсии. Можно просто бродить по залам, побыть сколько захочешь среди своих любимых экспонатов и, в конце концов, получив спальный мешок, уснуть прямо рядом с этими экспонатами! Стоит сей музейный экстрим 48 фунтов – примерно полторы тысячи рублей. Зато ведь и удовольствие ни с чем не сравнимое!.. Представляете, сколько народу хотело бы вздремнуть у ног нашего громадного южного слона! А утром тут же позавтракать… Чудо какое-то! – соглашаюсь я с Анной Константиновной.

О «белой зависти»…

А как вам такое мероприятие: в одном из музейных залов прямо среди образцов техники – автомобилей, тракторов, самолетов и т. п. – собирается разношерстная аудитория, все в наушниках, и каждому включается музыка по его вкусу. Это «Молчаливая дискотека». Не подумайте, что попали в сумасшедший дом, но поскольку каждый движется в такт своей музыки, не слышной соседу, периодически при взгляде друг на друга посетители буквально покатываются со смеху. Особенно популярны эти дискотеки у молодежи.

Если о серьезном, то еще одним поводом для «белой зависти» стало знакомство с британской программой «Статус музейных коллекций», имеющей целью выявить наиболее ценное и выделить средства на содержание, хранение, цифрование, размещение в онлайн. На сайтах музеев ведется учет посещаемости не только залов, но и виртуальных экспозиций. Конечно, для этого нужны квалифицированные кадры и технические возможности.

– Видимо, там хорошо понимают, что через деятельность музея идет инициация преодоления культурной инерции населения, музей рассматривается как некий инструмент мягкого воздействия на общество, продвижения важных норм и правил, – размышляет Анна Константиновна. – У нас же некоторые чиновники, похоже, недоумевают: чего это они там в музеях вообще делают, пыль веков сдувают?.. Между тем музей работает и на просвещение, и на сохранение национальных традиций. И мы тоже могли бы, например, на основе своей великолепной этнографической коллекции много чего напридумывать и оригинального, и интересного.

В Бирмингеме, вспоминает Анна Константиновна, есть целый квартал ювелиров. И помещение одной бывшей ювелирной фабрики, где сохранилось все оборудование в цехах, приспособили под музей, в котором желающим разрешается на этих старых, но вполне дееспособных станках обрабатывать различные материалы. И выпускать вполне эксклюзивные сувениры…

Чрезвычайно развит в системе музеев корпус волонтеров: практически при каждом музее кто-то из добровольцев то садик обрабатывает, то описывает коллекции в фондах, то по возможности даже занимает посетителей, предварительно пройдя курсы подготовки. В общем, каждому достается занятие по душе, люди это делают бесплатно (для волонтера главное – получить моральное удовлетворение от сделанного), а музею – экономически выгодно.

Поскольку разговор невольно приобрел тенденцию «а вот у них там», назовем еще одну достойную зависти вещь: в английских музеях работают великолепные дизайнеры, благодаря которым создается совершенно потрясающее оформление коллекций и экспозиций. Есть даже специальный дизайнерский центр для музеев. А ведь в Ставрополе, так и хочется напомнить, уже несколько лет один из вузов готовит профессиональных дизайнеров. И музей, используя опыт англичан, мог бы в качестве волонтеров привлечь студентов, обучающихся на факультете дизайна. Им и самим такие контакты не помешают, к примеру, не надо изобретать абстрактных тем для дипломных проектов: в музее поле непаханое для творчества!

… и счастливой звезде

Зарубежные путешествия Анны Швыревой на этом отнюдь не заканчиваются. В первых числах сентября ее ждут в Париже на международной конференции «Мамонт и его сородичи». Вот где она будет в родной стихии! Разумеется, не могла я не спросить, как поживает ее (и наш!) второй слоник. Скоро ли он предстанет перед нами в полном своем грандиозном величии? Тут начинаются до боли знакомые российские проблемы. При том что, надо отдать должное, в этом году Министерство культуры России выделило Ставропольскому музею-заповеднику конкретно на реставрацию слона 300 тысяч рублей. Но этих средств явно недостаточно… В отношениях с Потанинским фондом пока пауза, там не принято поощрять одни и те же проекты, и нашему слону в ближайшее время рассчитывать не на что. Почему? При всем уважении к господам меценатам такая позиция вызывает недоумение: не лучше ли довести «до ума» одно доброе дело, а потом уж браться за другие… Кстати, в Англии меценаты так и поступают: если уж берутся помогать, ведут от начала до конца проект.

Вот и получается, что сроки воплощения нашей столь желанной «Элефантиады», увы, откладываются на неопределенное время. Впрочем, Анна Швырева верит в счастливую звезду своих слонов. И глядя в ее замечательно-живые, молодо искрящиеся глаза, так и хочется сказать:

– Давайте продвигать «Элефантиаду» всем миром!

 

Наталья БЫКОВА

Даешь Элефантиаду! / Газета «Ставропольская правда» / 16 июля 2010 г.