В минувший четверг в Ставропольском государственном педагогическом институте открылась IV Международная научно-практическая конференция «Антропологические основы субкультуры детства: нормы, ценности, практика». Дети

Состоялся круглый стол с участием известных представителей российского образования. Это Борис Бим-Бад, академик Российской академии образования, ректор Царскосельского лицея им. М.Н. Сперанского; Евгений Ямбург – член-корреспондент РАО, директор московского инновационного Центра образования № 109; Михаил Кларин – ведущий научный сотрудник РАО, член совета Фонда образовательных инноваций Высшей школы экономики. Имена в современной педагогике очень известные, а потому собравшие в СГПИ большую аудиторию работников образования Ставрополья.

Разговор, вела который ректор СГПИ, профессор Людмила Редько, затрагивал темы животрепещущие. То, что современная наша школа в кризисе, понимают все. Касается он и нравственных ценностей «субкультуры детства». Е. Ямбург привел запоминающиеся примеры. Старшеклассница, прочитавшая в романе Толстого, что Анна Каренина несколько раз воспользовалась «морфином» и не знающая, что тот морфин – совсем не современный морфий, объясняет трагедию и самоубийство героини просто: она-де была наркоманка. Нравственные поиски и терзания Анны остались вне сознания школьницы, потому что ей эти категории не знакомы в принципе. Еще один эпизод, забавный и грустный одновременно: по территории детского оздоровительного лагеря идет отряд подростков, возглавляемый вожатым. Вместо пионерской речевки, с которой «дружно в ряд» шагали когда-то их родители, они скандируют: «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла!». Детям нравится, оправдывается вожатый...

По мнению Е. Ямбурга, директора одного из лучших в России общеобразовательного учебного заведения, перед нами сегодня другая реальность, другие дети – иными должны стать и методы их образования и воспитания. И не грех здесь обратиться к мировому опыту. В Европе раньше, чем в России, столкнулись со многими проблемами, на которые наше общество обратило внимание лишь сейчас. Отталкивание опыта других как «чужого», считает Ямбург, неконструктивно, мешает расширению педагогического мышления.

О кризисе менеджмента, и не только в образовательной отрасли, говорил Михаил Кларин. Управленец, тем более высокого ранга, должен обладать инициативой и чувством ответственности, а это категории нравственные. Вот вопрос: почему поколение, вступившее во взрослую жизнь в девяностые годы, социальной активностью, инициативностью, чувством ответственности обладало и до сих пор находится на ключевых постах – а нынешние восемнадцати-двадцатилетние, по многим соцопросам, и притязаний таких лишены, и перед выбором часто пасуют?..

Борис Бим-Бад, среди прочих, затронул важную тему подготовки Мастера – профессионала. В том числе – современного педагога.

Нужно сказать, тема актуальнейшая. Уже давно говорится: дабы определить, каким должен быть учитель, следует сперва понять, какого же мы хотим получить выпускника школы, вуза. Варианты в последнее десятилетие предлагались различные: конкурентоспособного, знакомого с высокими технологиями... Вернувшаяся на днях из столицы с очередного совещания Людмила Редько с горечью и недоумением рассказала еще об одной предложенной модели. Молодой специалист, по мнению некоторых экспертов, должен быть научен менять место работы раз в год или даже в полгода. Среди требований к нему – отсутствие потребности в привязанностях, которые этому могут помешать. Потребность в эмоциональных отношениях с другими людьми якобы экономически невыгодна(!). Образ человека, воспитанием лишенного привязанностей и исторической памяти, вывел когда-то в своем романе писатель Чингиз Айтматов. Это были манкурты – дети, согласно киргизской легенде, взятые в заложники... Но учитель не может воспитывать манкуртов, это противоестественно!

С тем, кому и как воспитывать самого учителя, в обществе, как уже было сказано, сейчас ясности тоже нет. Создание повсеместно крупных педагогических образовательных комплексов, одним из которых является, к примеру, Ставропольский госпединститут, дело, хотя и привлекательное, но не близкое. Их в России пока десятка два. Еще один предлагаемый вариант – включение провинциальных педвузов в качестве факультетов в состав классических университетов – требует серьезных затрат. Педагог с университетским дипломом будет стоить раза в два дороже, чем с институтским. Тем более что университеты переходят на двухуровневое обучение, значит, понадобятся педагогическая интернатура или магистратура.

По этому поводу Евгений Ямбург сказал, что в русской истории такое уже было: педагогические институты в 1824 году закрыли, но в 1827-м открыли вновь. Поживем – увидим...

Лариса ПРАЙСМАН

Мы подошли из-за угла... / Газета «Ставропольская правда» / 28 ноября 2009 г.