Безработица снова растет. Как у нас на Ставрополье, так и по всей России. Еще в начале года аналитики предсказывали, что осенью обязательно возрастет количество освобожденных от обязанностей ходить на работу и получать за это зарплату. Впрочем, кризис, последствия которого, несмотря ни на что, все еще ощущаются, тут ни при чем.
Поиск...

Поиск...

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Прежде всего сказывается так называемый сезонный фактор. С наступлением холодов традиционно замирают многие стройки. В итоге каменщики, бетонщики, прорабы и монтажники вынуждены обращаться в службу занятости, либо уезжать на заработки в другие регионы, или попросту ожидать очередного строительного бума с наступлением тепла. Примерно такая же ситуация в сельском хозяйстве, где после каждой очередной жатвы высвобождаются многие тысячи работников. Плюс к этому в нашем крае наблюдается традиционный осенний рост количества безработных в связи с возвращением местных кадров с так называемых «Северов» и Черноморского побережья, где в курортный сезон трудятся немало ставропольцев. Таким образом, в краевом управлении государственной службы занятости уже фиксируют рост числа безработных. Пока небольшой – речь идет всего лишь о десятых долях процента. Тем не менее тенденция эта оптимизма не внушает. И опять же приходится помнить о том, что, по оценкам многих авторитетных экспертов, последствия мирового экономического кризиса еще достаточно долго будут влиять на нашу экономику.

В крае уже подготовлена и утверждена очередная программа по снижению напряженности на рынке труда в будущем году. Планируется, что совокупные затраты на создание временных и постоянных рабочих мест, переобучение, помощь потерявшим работу в открытии собственного бизнеса и стажировку молодых специалистов увеличатся на сто миллионов рублей по сравнению с уровнем 2009 года. А насколько оправдываются такие меры борьбы с безработицей?

– Конкретную помощь за счет средств федерального и краевого бюджетов в рамках региональной программы по снижению напряженности на рынке труда в нынешнем году получили более 30 тысяч человек, – рассказывает начальник управления службы занятости Е. Лысенко. – Только временных рабочих мест было создано более 29 тысяч. В этой работе приняли участие большинство муниципальных органов власти. И активнее других действовали местные власти в районах с традиционно высоким уровнем безработицы – Курском, Степновском, Арзгирском, Левокумском, Советском.

У потерявших работу была возможность получать хоть и небольшую – всего 4,3 тысячи рублей, но все же стабильную зарплату. Эти деньги из федерального бюджета перечислялись муниципалитетам, которые заняли местных жителей в основном на благоустройстве городов и сел. Участники этой программы ремонтировали дороги, школы, жилье, строили новые детские площадки и спортсооружения. Положительный эффект сомнений не вызывает. Впрочем, если оценивать конечные результаты, нельзя не отметить и такую общую беду, как ставшую уже привычной нищету сельских бюджетов. Все-таки одного только желания муниципального главы явно недостаточно, чтобы создание таких временных рабочих мест реально сказывалось на новом облике населенных пунктов. Ведь для этого, кроме рабочих рук, требуются еще и цемент, асфальт, стройматериалы, инструменты, техника. Где их взять, если бюджетных денег хронически не хватает? Да и оплата труда «по минимуму» теперь уже не устраивает даже селян, не говоря о жителях городов. Во вском случае были проблемы с заполнением этих вакансий даже в тех населенных пунктах, где трудно найти какую-нибудь иную работу.

Кроме этого, около 600 человек благодаря программе смогли получить новые професии. В своем большинстве это те, кого можно считать будущими безработными, – специалисты, отправленные в отпуска без содержания или переведенные на неполную рабочую неделю. Как и планировалось в начале года, примерно 1000 выпускников вузов и колледжей за счет бюджетных средств уже прошли или пройдут стажировку по полученным специальностям. Возможно, кому-то из них это поможет найти постоянную работу. Еще почти тысяча безработных, защитив собственные бизнес-проекты, в этом году смогли стать частными предпринимателями или открыли малые предприятия. Селяне при этом в основном вкладывали полученные средства (по 58,8 тысячи рублей на одного безработного) в развитие личных подсобных хозяйств, восемь человек стали фермерами. Жители городов использовали деньги в основном на развитие собственного малого бизнеса в области транспортных услуг, бытового обслуживания, торговли. Впрочем, есть и более необычные отрасли. Безработные правоведы открыли, например, юридическую фирму, модельеры смогли организовать пошивочную мастерскую. По своим специальностям продолжают работать также новоявленные индивидуальные предприниматели – парикмахеры, автослесари, дизайнеры, фотографы, художники из числа бывших безработных, которым оказана такая финансовая поддержка. В будущем году краевая служба занятости предлагает в три раза увеличить общую сумму средств на финансирование безработных, рискнувших открыть собственное дело.

Подводя предварительные итоги реализации программы по снижению напряженности на рынке труда, Е. Лысенко считает, что постоянные рабочие места, конечно же, во много крат лучше временных. Хотя бы потому, что так называемые общественные работы, благодаря которым удалось трудоустроить большинство безработных в нашем крае, тоже носят сезонный характер. Лето закончилось, и «временщики» снова приходят в центры занятости, увеличивая уровень безработицы в регионе. При этом надо учитывать еще, что официальная статистика в этой сфере обычно в 3-4 раза уступает показателям реальной безработицы, которая рассчитывается по методике Международной организации труда. Если человек ищет работу самостоятельно, не прибегая к помощи службы занятости, он попросту не попадает в официальную статистику. Таким образом, сейчас незанятых в крае не 2,2 процента от трудоспособного населения, а примерно восемь процентов. Фактически каждый 12-й житель региона, если исключить пенсионеров, студентов и школьников.

– Серьезные успехи или неудачи в борьбе с безработицей зависят в основном от развития реального сектора экономики. Придут ли в край инвесторы, появятся ли здесь новые производства, оживут ли стройки весной, станет ли сельское хозяйство многоотраслевым или по-прежнему будем заниматься только зерном, которое с годами все труднее и труднее становится реализовывать? Как понимаете, ответы на все эти вопросы надо искать не в управлении службы занятости, – говорит Е. Лысенко.

И с ним трудно не согласиться. Хотя информация, которой располагает его ведомство, тоже дает немало поводов, чтобы задуматься об истоках социальной беды по имени безработица. Почему, например, год от года среди молодежи не уменьшается количество желающих стать юристами и экономистами, хотя давно уже сказывается перепроизводство таких специалистов. При этом пока трудно говорить о том, что со временем постигают сей горький опыт и родители нынешних абитуриентов. Для многих по-прежнему самой заветной целью являются лишь престижные «корочки» своих чад. А дальше – как повезет, пусть хоть на рынке торгуют или троллейбусы водят или на стройках вкалывают, но зато с дипломами.

Количество официальных вакансий, заявленных в службе занятости в прошлом году, сократилось больше чем наполовину. И нынче их не густо. По-прежнему востребованы в основном лишь рабочие специальности. Причем только треть этих вакансий сейчас – с заработной платой выше прожиточного минимума. Тоже невеселая информация. Только и остается гадать: то ли работодатели реально рассчитывают, что к ним придут специалисты, готовые жить впроголодь и трудиться за копейки, то ли борьба с зарплатой в конвертах и прочими «серыми» схемами так и не принесла в крае реальных результатов. Хотя боролись с ними и отчитывались об итогах и госинспекция труда, и профсоюзы, и специальная межведомственная комиссия в краевом правительстве.

В начале года кривая безработицы в стране и крае уверенно стремилась вверх, достигнув верхней точки в апреле, затем в течение полугода статистика фиксировала постепенное снижение этого показателя, теперь – снова рост. И нет пока никаких реальных предпосылок к снижению. Более того, аналитики прогнозируют увеличение армии незанятых и в начале будущего года. О грядущих массовых сокращениях в 2010 году уже уведомили «Почта России», ряд крупных строительных, промышленных, финансовых и фармацевтических компаний. В нашем крае, по прогнозам службы занятости, в ближайшие месяцы работы лишатся около двух тысяч человек, около четырех тысяч уже сейчас трудятся в режиме неполного дня. Банк вакансий тем временем продолжает сокращаться. Так что уже разработанную и принятую региональную программу по снижению напряженности на рынке труда можно считать вполне своевременной.

Александр ЗАГАЙНОВ

Кого накроет «вторая волна»? / Газета «Ставропольская правда» / 28 ноября 2009 г.