Делегацию главных редакторов региональных газет России, членов АРС-ПРЕСС (Альянс руководителей региональных СМИ России), пригласило в Китайскую Народную Республику Министерство информации Госсовета КНР. Группу из восьми человек возглавлял председатель правления АРС-ПРЕСС Андрей Ильяшенко, представлявший организаторов поездки с российской стороны.
Российскую прессу в поездке по Китаю представляли Наталья Бондаренко ( «Рабочий путь», Смоленск), Наталья Знаменская ( «Жуковские вести», г. Жуковский Московской области) Виталий Жихарев ( «Коммуна», Воронеж), Игорь Никонов ( «Калининградская правда»), Африкан Соловьев ( «Советская Чувашия»), Галина Тютрина ( «Кировская правда») и Михаил Цыбулько ( «Ставропольская правда»).
Экономическая столица КНР – Шанхай.

Экономическая столица КНР – Шанхай.

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

Пекин. Гостиничный двор.

Пекин. Гостиничный двор.

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР. А рядом шумит оживленная трасса.

КНР. А рядом шумит оживленная трасса.

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

Встреча в МИДе. КНР

Встреча в МИДе. КНР

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

Вся история КНР прошла на ее глазах.

Вся история КНР прошла на ее глазах.

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

В Китае.

В Китае.

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР. Парковка в пекинском ресторане «Москва».

КНР. Парковка в пекинском ресторане «Москва».

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР

КНР

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР

КНР

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР

КНР

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

КНР

КНР

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

В Китае

В Китае

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

На улицах Шанхая

На улицах Шанхая

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

Великая Китайская стена

Великая Китайская стена

© Фото: Михаил ЦЫБУЛЬКО

...Синие френчи, круглые соломенные шляпы и тысячи велосипедов...
...Очередь волнуется, требует «больше двух в одни руки не давать!». Продают китайские термосы и подушки...
...Неестественные вопли под окнами, где обалдевшая от видеосалонов ребятня демонстрирует друг-другу «искусство Шаолиня»...

Знакомые картинки? Точно, именно таким большинство из нас и «знает» южного соседа. Пробелы в осведомленности – родом из пятидесятых годов прошлого века, когда в одночасье была дезавуирована установка «китаец и русский – братья навек!». Выяснять, кто виноват в том разводе, наверное, не стоит. Тем более что народы-то не ссорились. Важнее другое – мир стал иным! И Китай, если можно так говорить, еще более иным, чем другие государства.

Спасибо за дождь

Семь часов от столицы – и мы уже в Пекине. Слегка оглушенные перелетом, фактически не замечаем, как проскакиваем зону пограничного контроля и таможню – и вот уже наши встречающие. Представляемся друг другу. Легкая озадаченность с нашей стороны, улыбки хозяев и благородное предложение – если мы хотим – дать им более привычные для нашего слуха и произношения имена.

Так в нашу жизнь на восемь дней (время нашего путешествия из Пекина в Шанхай) вошли Линь Цзин (Лина) и Лян Тао – наши переводчики, в какой-то мере гиды и в полном смысле этого слова няньки. Надеюсь, мы не сильно докучали журналистке русского отдела радио Китая и сотруднику пресс-канцелярии Госсовета... Кстати, «переименование» случилось только наполовину, как-то к Лян Тао не прилепились ни Леня, ни прочие предложения. Более того, этот молодой сдержанный мужчина спустя пару дней попросил нас опускать при обращении к нему слово «господин». Впрочем, это не самое главное, что произошло за эти несколько дней.

Наверное, нам здорово повезло, что в день приезда Пекин накрыло туманом и дождем. Нет – ощутимая дымка, свойственная мегаполисам, как я мягко именую смог, сопровождала нас едва не по всему маршруту, – но в самом Пекине в первый день дождь неостановимо падал из сизоватого марева, скрывавшего верхние этажи домов. Так что задирать голову, чтобы рассмотреть пекинские (а тем паче шанхайские) небоскребы, пришлось позже. А люди улыбались: оказывается, дождя здесь не было очень давно. Так что Лина даже шутя поблагодарила нас за то, что мы привезли живительную влагу с небес...

Перечитал последнюю фразу и вновь резануло по душе: все-таки даже с самым хорошим переводчиком сложно доподлинно понять собеседника, если речь идет не о каких-то наработанных клише. То есть говорим мы, предположим, с высокопоставленными чиновниками о межгосударственных отношениях и торговых контактах – все более-менее понятно. Доходим до вопроса о пенсионном обеспечении или средней заработной плате – начинаем продираться сквозь дебри разницы цивилизаций. Чтобы разогнать туман в вопросе о пенсиях сразу, сообщаю: в КНР нет пенсионного обеспечения в нашем понимании. Государство эту ношу практически не несет, бремя заботы о не способных работать стариках в первую очередь возложено на родных и близких. И на самих будущих пенсионеров, которые могут включиться в специальные пенсионные банковские программы и копить себе на старость.

Столица

Тот, кто полагает, что столица Китая – это город изогнутых крыш и кривых улочек, глубоко ошибается. Пекин – самый что ни на есть современный мегаполис. К тому же здорово преобразившийся к недавней Олимпиаде. Широченные проспекты, непривычная для нашего – российского – глаза чистота, и несуетливый народ. Спешащий – да, гомонящий – верно. Но – несуетливый. Во всяком случае, «московской» толкотни в магазинах, на рынках, в метро не происходит. Парадокс: людей очень много, а места всем хватает.

Главный город страны – это в первую очередь официальные приемы. Так и случилось: Госсовет, МИД, Государственный комитет по развитию реформ. Главные выводы из этих встреч (которые позже, во время общения с руководителями менее высокого уровня, предпринимателями, представителями других социальных слоев полностью подтвердились): китайский народ и его элита в подавляющем большинстве питают к северному соседу самые добрые чувства. В КНР воспринимают историю отношений наших стран всеобъемлюще, не отыскивая в отдельных ее этапах каких-то особых тенденций. В общем, к России относятся уважительно. Порой даже неловко становилось, что в нас видели в первую очередь полномочных представителей некоего «старшего брата». Пусть он нынче экономически менее здоров, но все же... Кстати, нынешний год – год 60-летия и КНР, и установления дипломатических отношений между Китаем и СССР. А еще прошло 30 лет с начала экономических реформ в этой стране с многотысячелетней историей. И об этом нам напоминали почти на всех встречах. Но как-то тактично, без надрыва, как нечто хорошо всем известное, но тем не менее настолько приятное, что повторить еще раз доставляет удовольствие. Было одновременно очень приятно, но и горько слышать, как многое в своих достижениях в Китае связывают с нашей Родиной: авиастроение и атомную энергетику, производство транспортных средств и успехи в космосе. Это и многое другое вспоминалось не иначе как в сопровождении слов: «по Советским технологиям», «ваши построили», «русские научили». Интересная деталь: в ходе одной из встреч нам заявили, что даже действующее сейчас в КНР законодательство списано с того, по которому жили и в какой-то мере живем сейчас мы.

Дело

Но больше всего поразило в Китае отношение к делу, к работе. И не важно, метет человек улицу или руководит корпорацией. Конечно, мы прекрасно понимали (да и принимающая сторона это не раз подчеркивала), что по условиям занятости и по обеспечению работой разные части одного из крупнейших в мире государств значительно разнятся. И что среднемесячный доход рабочего в Шанхае в пару сотен раз(!!!) больше, чем в неразвитых территориях. При этом – безусловная уверенность, что спустя обозримое время в индустриально неразвитых территориях тоже все наладится. Ведь тридцать лет назад и в Гуанчжоу, и в Хайнане жилось несладко.

Три десятка лет назад завидный китайский жених должен был иметь часы и велосипед. Мерилом достатка в России в то же время были квартира, машина и дача. Так вот, в нынешнем Китае, в его промышленно развитой части, этот нашенский рубеж практически пройден. Подтверждением тому не только шести(!)-уровневые дорожные развязки в городах, но и цены на жилье и автомобили. Скажем, ДЭУ-Матиз стоит в КНР около трех тысяч долларов. Приличную двухкомнатную квартиру не в самом центре, но и не на окраине крупного города (Пекин, Гуанчжоу, Шанхай) можно найти и за 200 тысяч юаней (миллион рублей). И если с квартирным вопросом худо-бедно справляется рынок, то сферу купли-продажи авто вынуждены несколько корректировать власти. Так, видимо, опасаясь резкого роста частного автомобильного парка в том же Шанхае местные власти установили регистрационный сбор за ту же ДЭУ-Матиз в дорожной полиции в размере около шести тысяч долларов. Ну, а завидный жених – жених с квартирой и машиной.

И все-таки двухколесного транспорта очень и очень много. Но нынче обычные механические велосипеды – вовсе не большинство. В наличии множество велосипедов с электродвигателями и масса скутеров и мопедов. Практически везде для них отведены широкие отдельные «магистрали».

Дороги же в тех местах, где мы ездили, иначе как великолепными назвать трудно. По этому поводу больше всего в память врезалась такая картинка: наш автобус со скоростью 120 километров в час (разрешенная максимальная скорость в левом крайнем ряду магистралей КНР) несется в сторону Шанхая. Передо мной на раскрытом откидном столике стоит, колеблясь меньше, чем в поезде, стакан воды. А я тем временем записываю в блокноте, примощенном на колене, свежие впечатления. Пишу, не замечая скорости.

Занятная деталь: китайские водители очень любят сигналить, особенно во время обгона или опережения. То ли здороваются так, то ли стараются дополнительно привлечь внимание...

Транспорт – самый разнообразный и вполне современный. Носятся хонды, ниссаны, бьюики, фольксвагены, китайские марки, в том числе и трехколесные легковушки и грузовички. В воздухе – аэробусы и боинги. Кстати, на перелете из Пекина в Гуанчжоу наш самолет был забит под завязку, а очередь перед взлетной полосой составляла машин десять. Забегая вперед отмечу, что перед вылетом в Москву мы стояли в очереди из самолетов минут тридцать, ну а про пекинский олимпийский аэроузел приводили и вовсе фантастические цифры: мол, в день здесь оформляются едва не тысяча рейсов. Вот тебе и мировой кризис... В общем, аэропорты не пустуют. И еще одно транспортное чудо. Тоже замеченное уже в последний день. Мы тогда уже почти добрались до аэропорта Шанхая, затратив около полутора часов. И тут выяснилось, что это за эстакада тянется с левой стороны – по ней пронесся супер-экспресс, который, как нам было сказано, добирается из центра города до места отлета самолетов за семь минут... А потом было добавлено, что через три-пять лет такие поезда будут ходить в центр страны.

В общем, страна и ее граждане откровенно гордятся своими успехами и готовы говорить о них бесконечно. И именно в таком ключе хозяевами всемирной шанхайской выставки 2010 года рассматривается грядущий смотр мировых достижений. Впрочем, создалось впечатление, что на выставке все же в первую очередь ждут посетителей из Китая. Которые, конечно же, приоритет отдадут уже готовому павильону, в котором будут демонстрироваться трудовые победы Поднебесной. Мы же с гордостью отметили, что России для возведения нашего павильона на выставке выделены площади в тех же размерах, что и флагманам мировой экономики – Великобритании, Германии, Франции и так далее. Насторожило, правда, что представители оргкомитета насчет наших работ по «возведению» предпочли деликатно отмолчаться. В общем, за год до выставки китайский павильон уже есть, а нашего – нет. Надеюсь, что пока нет.

Мимоходом

Согласитесь, самое «вкусное» – это детали. Вот несколько заметок а подобном ключе. Начну с автобуса. Самая что ни на есть обычная остановка городского транспорта в Шанхае. Подъезжает с виду обыкновенный маршрутный автобус. И вдруг из верхней части возносятся к специальным шинам... токоприемники. Оказывается, перед нами уже несколько лет работающий в промышленной столице КНР экологически чистый «гибрид» автобуса и троллейбуса. Нескольких десятков секунд подзарядки ему хватает минимум на пять километров движения. Замечу, что при этом небо не затянуто троллейбусными проводами.

Говорят, что самыми умиротворяющими заоконными пейзажами признаны горы и море. Ну, а если кругом – шумящий мегаполис или ландшафт не позволяет следовать мировым тенденциям? В одной из гостиниц в большом городе окна номеров выходили в рукотворный дворик с ручьем, замшелыми камнями и тщательно подобранными растениями. В другой посчастливилось любоваться небольшим прудом с золотыми рыбками и цветущими лотосами. При этом особенно радовало отсутствие мусора, который в наших городских фонтанах самозарождается, что ли.

Еще раз подчеркну – чистота везде – дай бог европам. Даже в гуще дорожных развязок, там, куда нога пешехода не может ступить по определению, – ухоженные газоны, подстриженный кустарник, обрезанные деревья.

Телевидение полностью государственное. При этом работает несколько десятков каналов на все вкусы. Есть ретрансляция (правда – не везде) ведущих мировых телестудий. В Пекине, кстати, удалось «поймать» один из российских каналов. Увы, вещание шло не очень качественно.

Обмен визитками – непременная составляющая каждого официального и неофициального мероприятия. Как и сувенирами. Самые ходовые сувениры с китайской стороны – галстуки для мужчин, носовые платочки или небольшие шарфики для женщин. При этом – умопомрачительная упаковка, которая сразу подчеркивает известный постулат насчет того, что главнее всего – внимание.

Отечественная примета времен застоя (если кому нравится иное наименование – времен развитого социализма) – обалделые иностранцы в окружении юных и не очень аборигенов, заунывно повторяющих: «Change! Change...» Занятно, что большинство из них вовсе не собирались поклоняться Западу, просто хотелось получить что-нибудь экзотическое. Жвачка особо не ценилась – а вот карандаш, ручка, блокнотик или открытка... В Китае нечто подобное увидел только раз. Когда в музее истории Шанхая, немного отстав от нашей группы, был буквально атакован детьми лет 10-11. Они с удовольствием кричали «Ни хао», то есть здоровались, и пробегали мимо. Кроме одного юноши, который с достоинством протянул руку и четко выговорил: «Дра-ствуй-ты». После обмена рукопожатиями он добавил международное «Change» и вручил мне металлический кругляш. Оказалось – это монета в один юань. Отдарился монетой в пять рублей. Стороны оказались довольны.

Отдельного рассказа требует китайское метро. Так что просто упомяну, что проезд в нем стоит по-разному – от двух юаней в Пекине до сложно рассчитываемой стоимости проезда в зависимости от дальности в Шанхае. Но очень чисто и – тихо. Сделанные по современным технологиям поезда и туннели не пугают потенциальных пассажиров жутким воем приближающегося дракона, гоняющего перед собой стену воздуха.

Самой оригинальной встречей назову случившуюся в торговом комплексе в центре Пекина. Был вечер. Мы зашли прицениться к товарам повседневного спроса.

Цены, надо сказать, есть и «московские», а есть очень даже приемлемые. В переводе на наши деньги кило свинины до 100 рублей, рис – 12-14 рублей за килограмм, хлеб – рублей по двадцать, макаронные изделия от пяти до 50 рублей за 400-граммовую упаковку. По виду (прочитать трудно а спросить не у кого) самые дорогие макароны – из пшеничной муки. Ну а самые дешевые – те, что очень походили на всякие «обеды» быстрого приготовления. Несколько слов о спиртном: водка ценится и в 25 и в 1000 рублей (в бутыли — клубок змей, какое-то сооружение из корешков и еще чего-то). Градусов – больше пятидесяти. Но на вкус – как бы это сказать, чтобы не обидеть производителей... А вот вина нам весьма и весьма понравились. Но и цена соответствует качеству: полулитровая бутылка приличного сухого красного вина – 900 рублей. Табачные изделия недешевы. В среднем – 100 рублей пачка.

Ну так вот, мы уже выходили из супермаркета, когда наше внимание привлек громовой возглас. Оборачиваемся на шум и видим даму: крашеную блондинку лет сорока, ростом под метр восемьдесят и соответствующего телосложения. Она, возвышаясь над окружающими ее местными жителями, была похожа на флагман торгового флота, входящего в оживленную гавань, где снуют утлые лодочки. Основательности этой импозантной фигуре придавала пара тех самых сумок в клетку, которые в нашем сознании давным-давно слились с понятием «челноки». Оглянувшись, она вновь позвала спутницу. Под сводами пекинского универсального магазина вновь раскатисто разнеслось: Галю! Ты иде?!»

А «наше все» в КНР – это певец Витас. Цена на билеты на его концерты, которые он давал в некоторых местах, которые мы проехали, достигала 1000 юаней (5000 рублей) и проходили с аншлагами. Китайцы просто отказывались верить нам, когда мы говорили, что у нас он по популярности вряд ли в сотню лучших эстрадников входит... Азия-с! Нам не понять.

(Окончание см. Китай. Записки путешественника — 2).

Михаил ЦЫБУЛЬКО

В ожидании любви / Газета «Ставропольская правда» / 24 июня 2009 г.