Честно сказать, в апреле я проманкировала одно редакционное задание. После встречи председателя краевого суда Александра Корчагина с журналистами написала только коротенькую заметку. И все. Сильно мне тогда не понравилось «планов громадье». Чуть ли не половина редакционной почты – жалобы на суды и служителей Фемиды, а председатель крайсуда обещает: и это сделаем, и то исправим, и суд наш будет самый справедливый суд в мире. Короче говоря, не поверила. И вот во время еще одной, октябрьской, встречи с журналистами (их Александр Корчагин проводит достаточно редко, но регулярно) и я, и другая пишущая и снимающая братия констатировала: а обещания-то выполняются. На этой встрече – а она длилась более двух часов – говорили о многом. Отметим, на наш взгляд, основные моменты. Александр Корчагин

Про реформу

За девять месяцев нынешнего года (а именно этим итогам и была посвящена встреча) в краевой, районные, городские и мировые суды поступили на рассмотрение по первой инстанции 270352 уголовных, гражданских и административных дела. И авторитет суда в Ставропольском крае растет. Об этом говорит даже тот факт, что нынче в суды обратились на 27 процентов людей больше, чем за тот же период прошлого года.

По большому счету, это означает, как подчеркнул Александр Корчагин, что судебная реформа в России все-таки идет. Каждый человек получает реальную возможность защитить свои права в суде без каких-либо ограничений.

Про статистику

В практике ставропольских судов поступивших уголовных дел (их 15139) практически в десять раз меньше, чем гражданских (их 158370). Дел об административных нарушениях почти сто тысяч. Суды края за девять месяцев рассмотрели 15190 уголовных дел. Это на 10,3 процента больше, чем в прошлом году. Помимо того, что суды «подтянули» дела, длившиеся годами с нарушением всех мыслимых и немыслимых сроков, наши люди больше стали игнорировать закон. Об этом же, на мой взгляд, свидетельствует и то, что резко увеличилось количество осужденных по приговорам. Сейчас их 12459, а в прошлом году было 9962. И такой немаловажный момент: 147 человек были оправданы (в 2007 году – 128). То есть третья власть наконец-то становится властью, которая имеет и свою точку зрения, и свой разум, и волю, а не выступает в единой связке с гособвинением, как было в предыдущие годы.

При этом суд стал, скажем так, гуманнее. Несмотря на то, что в нынешнем году к лишению свободы осуждены на тысячу человек больше. Например, более чем треть получила лишение свободы условно. На 12,5 процента выросли штрафы. В 2,5 раза увеличилось количество лиц, приговоренных к обязательным работам. То есть эти люди будут мести улицы, сажать деревья и т. д., то есть исправлять свои ошибки полезным для общества трудом. Разве плохо? А. Корчагин отметил, что это новый вид наказания, который судами края сейчас активно применяется.

Про народные суды

Суд присяжных рассмотрел 14 дел в отношении 37 лиц. Приговоры уже состоялись по 11 делам в отношении 23 лиц. 13 из них присяжные признали виновными, 10 оправдали. Нельзя не отметить особо завершение в нынешнем году судом присяжных дела Руслана Геворкяна со товарищи, которое длилось более трех лет. То, что весь этот срок удалось сохранить «скамью присяжных», опыт уникальный не только для России, но, как кажется, и для всего мира. Кстати сказать, на днях Верховный суд, рассмотрев дело Геворкяна и других, оставил в силе приговор ставропольского суда, а значит, и вердикт присяжных был верен.

Впрочем, так бывает не всегда. В Верховный суд были обжалованы 33 приговора. Он отменил три. И все три были вынесены… судом присяжных. Напомню, что у судьи, ведущего такой процесс, права достаточно ограничены. Утешает то, что практика такого судопроизводства все-таки нарабатывается. Примеры – дело того же Геворкяна, Костоева и Цураева, взорвавших автобус на Невинномысском автовокзале, бывшего главного архитектора Кисловодска Белоконя, наркосбытчика Амбарцумяна (в свое время «Ставропольская правда» о каждом из них писала).

Про кассацию

Председатель краевого суда считает, что «в 2008 году значительно улучшилось качество работы судей по рассмотрению уголовных дел». Впрочем, статистика его слова подтверждает. В судебную коллегию по уголовным делам были обжалованы более 4,5 тысячи дел. Отменены только 12,4 процента приговоров. Все остальные проценты, как принято говорить, стабильность приговоров. К слову, еще год назад она была почти на 15 процентов ниже. А. Корчагин убежден, «повышение стабильности приговоров и постановлений свидетельствует о том, что судьи стали допускать меньше ошибок». Сокращается и количество дел, которые направляются на повторное рассмотрение. А значит, потерпевшим и свидетелям по второму кругу не нужно идти в суд, а подсудимому – сидеть в СИЗО в ожидании приговора. Правда, здесь возникает вопрос, в закономерности которого я, как и другие журналисты, не сомневаюсь: не имеет ли стабильность приговоров обратной стороны: корпоративного сговора служителей Фемиды? Коль порешили, что виновен, то «старшие товарищи «прикроют».

Александр Корчагин ответил на этот вопрос так:

– Многократная система контроля – кассация, президиум краевого суда, Верховный суд – исключает даже возможность такого подхода. И результаты нашей работы еще раз это подтверждают.

Про сроки

Признаюсь, больше всего на апрельской встрече с журналистами я не поверила председателю крайсуда, что за полгода он сможет «вбить» в норму все просроченные дела. К удивлению, удалось упорядочить почти все. Как говорят судьи, в этом плане Александр Корчагин занял очень жесткую позицию. Вот итог.

Сначала была проведена полная ревизия уголовных и гражданских дел. Цель – сокращение сроков их рассмотрения. По результатам проверки был разработан комплекс мер по устранению волокиты. И он дал результат. Было 230 уголовных дел, которые находились в производстве судов свыше двух месяцев, теперь их осталось 73. Уменьшилось и количество сидельцев в СИЗО. Больше двух месяцев здесь раньше находились 162 человека, сегодня их сорок. Причем только 11 содержатся под стражей более полугода. Этим помочь никак нельзя. Причина задержки – огромные сроки проведения экспертиз, которые от суда никоим образом не зависят. Проблема – общероссийская. Краевые эксперты проводят массу исследований для cеверокавказских республик. Специалистов катастрофически не хватает. Возможно, проблема вскоре решится. Председатель крайсуда вместе с руководителем экспертного учреждения написали совместное письмо с просьбой выделить дополнительные штатные единицы.

Кстати, и в гражданском судопроизводстве «ревизия по срокам» дала результаты. Втрое уменьшилось количество дел, рассматриваемых от двух месяцев до года, почти в пять раз – от года до двух лет, в 12 – от двух до трех. А все двадцать дел, длившиеся более трех лет, наконец-то рассмотрены.

Про СМИ

В нынешнем году суды края рассмотрели 12 дел по искам о защите чести и достоинства к СМИ. Четыре из них удовлетворены, по семи отказано, одно дело прекращено. Председатель крайсуда оставил эту статистику без комментариев, отметив только, что совет журналистам может дать только один: писать правду. И все. Еще нужно хотеть и уметь разобраться в деле, а не переворачивать все с ног на голову. А. Корчагин назвал газету, в которой «нет ни одного честного материала». Впрочем, он деликатно дал понять, что третья власть не настроена устраивать разборки с властью четвертой. Напротив, служители Фемиды готовы признавать ошибки, которые заметили коллеги и друзья из СМИ, готовы и помогать им всячески. Но критика должна быть здоровой, чтобы на нее можно было нормально отреагировать, подчеркивалось на встрече.

Про негодяев

А какова ситуация с ангажированностью и коррупцией в самом судейском корпусе Ставрополья? Александр Корчагин считает, что порой это суждение трактуется очень вольно и не отвечает реальному положению дел. На Ставрополье зарегистрирован только один факт нечистоплотности мирового судьи. Начальник следственного комитета обратился в квалификационную коллегию судей с просьбой дать согласие на привлечение его к уголовной ответственности. И она такое согласие дала. Дело сейчас расследуется. Трое судей были осуждены за вынесение неправосудных решений. Эти факты не скрываются, хотя и гордиться здесь нечем.

И вот еще что. На самом деле, кто берет деньги со сторон процесса – судья или адвокат? Чтобы сократить возможность коррупции и субъективный фактор, председатель крайсуда запретил судьям вести личный прием. Служитель Фемиды должен встречаться со сторонами открыто и только в рамках процесса, считает он. А вот адвокаты ловчат. Они делают очень простой шаг. Берут деньги якобы для судьи и ждут: получится или не получится. Бывает, что получается. А когда нет, то деньги не возвращаются, они же вроде уже у судьи. По мнению председателя крайсуда, настоящая подстава судей. На Ставрополье нескольких представителей этой профессии уже поймали за этим неблаговидным делом. И осудили – за мошенничество.

Уже когда материал был подготовлен к печати, стало известно, что Ессентукский межрайонный следственный отдел следственного комитета при прокуратуре РФ по СК направил прокурору для утверждения обвинительное заключение адвокатессы-мошенницы. 140 тысяч рублей она попросила у своего доверителя, чтобы якобы передать их в суд. А уж он-то за эти деньги примет «нужное решение». Теперь мошеннице предстоит ответить перед судом.

* * *

Ссылки по теме Александр Корчагин

Судебная тяжба: из «легкой» статьи следователи пытались сделать тяжкую

Александр Корчагин о работе судов в Ставропольском крае

Подведены итоги работы районных, городских судов и мировых судей Ставропольского края в 2007 году

Добро пожаловать в суд

Новый председатель крайсуда

Валентина ЛЕЗВИНА