Александр МАНАКОВ

Александр МАНАКОВ

Напомним, на недавнем заседании ГДСК думцы эту инициативу категорически отвергли: законопроект, помимо этого содержащий еще три важных для аграриев поправки в краевые законодательные акты, не прошел. Продолжит ли минсельхоз настаивать на своем предложении, мы спросили министра сельского хозяйства СК А. МАНАКОВА:

– Мы однозначно намерены повторно выходить в Думу с этой же поправкой. Сейчас министерство активно прорабатывает вопрос с депутатами, созданы согласительные комиссии. Поправка эта крайне необходима, другого пути у нас нет. Ведь не зря же нас поддержало абсолютное большинство районов: руководители крупных и мелких хозяйств присылают коллективные обращения к депутатам с просьбой отменить пресловутые 300 гектаров. Напомню, на сегодня таково ограничение минимального размера участка для его выделения из общего массива. Предлагается же снизить порог до десяти гектаров.

– Александр Васильевич, в свое время действующее ограничение прошло со скрипом. Краевые депутаты не сразу поддержали инициативу правительства, настаивавшего на острой необходимости этой нормы. Нужда отпала? И что случится, если парламентарии все же не изменят своей позиции?

– Ограничение в 300 гектаров является сейчас не чем иным, как тормозом всего процесса оформления прав собственников на земельные участки. Не буду спорить: когда-то эта норма была нужна, ограничение пошло на пользу краю. Землю действительно могли растащить по клочкам, и удалось предотвратить распад крупных хозяйств. Ныне такой опасности уже нет: посмотрим на соседние регионы, где владельцев паев «отпустили», там катастрофы не произошло. А у нас в оформлении зависают более 600 тысяч гектаров. И решить проблему мы не сможем, пока сохраняется этот барьер.

Федеральное законодательство предусматривает иные подходы: закон «О государственном кадастре недвижимости» с марта вообще отменил формирование земельных участков из земель сельхозназначения в качестве «единого землепользования». Соответственно трехсотгектарная планка не позволяет участникам долевой собственности оформить свои права на землю. За последние семь месяцев, то есть после вступления в силу упомянутого закона, на кадастровый учет в крае поставлено менее ста тысяч гектаров. Например, ни одного земельного участка за это время не было оформлено в Изобильненском, Красногвардейском, Левокумском, Новоалександровском районах. И мы никуда не сдвинемся, если Дума края не примет решение об отмене нормы. После 27 января 2009 года неоформленные земли перейдут в так называемое доверительное управление, и еще неизвестно, с какими проблемами мы столкнемся. О продлении же срока оформления документов на землю пока нет никаких официально подтвержденных данных. Но даже если допустить такую вероятность, при существующем ограничении проблему оформления земли на Ставрополье не решить. Не хочу преувеличивать, но сейчас край в тупике – в прямом смысле этого слова.

– Сколько собственников паев, скажем так, страдает?

– При среднекраевом размере земельной доли в 10 гектаров порядка 60 тысяч собственников в связи с отменой единого землепользования не могут реализовать права по распоряжению своей собственностью. Подчеркну, что это по преимуществу юридически неподкованные или несостоятельные граждане. Не надо забывать и о фермерах: не могут оформить землю около 15 тысяч. Большинство из них владеет всего 100-150 гектарами. И оставлять такое количество ставропольцев без возможности оформить свое право собственности, мягко говоря, неправильно.

Но есть и еще один важный нюанс. 600 тысяч неоформленных гектаров не могут быть включены в налогооблагаемую базу. А если заглянуть глубже, то их в принципе нельзя использовать. Бросать участки, чтобы они зарастали травой, крестьянская совесть не позволяет. Вот по-прежнему и работают на ней, что вызывает недовольство органов прокуратуры и Роснедвижимости.

Возникает и другой парадокс. Есть случаи, когда пресловутые 300 гектаров не оформишь вообще. Так, в районах с высокими показателями по постановке участков на кадастровый учет – это Арзгирский, Георгиевский, Грачевский, Петровский, Советский – остались клочки по 50-80 гектаров в разных местах землепользования. Ну как их объединить?

– Но в то же время это чуть ли не главный козырь руководителей – есть гарантия, что хозяйства не развалятся. Так мотивируют думцы свой отказ поддержать минсельхоз...

– Да, у думцев по сути один аргумент: мол, массово побегут люди со своими долями. Но, согласитесь, держать насильно в узде законами очень трудно. Очевидно, что надо вырабатывать цивилизованные экономические взаимоотношения. С людьми, чтобы они держались в конкретном колхозе, надо работать другими методами: достойно платить, предоставлять нормальные гарантии и т.д. С помощью же таких нереальных ограничений мы сами себя обрекаем на будущий провал.

Мы изучили практику других регионов. Тот же Краснодарский край, с которым нас любят сравнивать, примерно вместе со Ставропольем вводил аналогичную норму. Правда, чуть меньше – в 200 гектаров. Потом, когда замедлились темпы оформления участков, там снизили планку до сотни га. А в прошлом году, когда процесс и вовсе остановился, ограничение вообще было снято. Та же картина в Оренбургской, Тамбовской, Волгоградской областях. Ну не разбежались там владельцы паев, и сельское хозяйство успешно развивается.

Юлия ЮТКИНА

Спорный минимум / Газета «Ставропольская правда» / 9 октября 2008 г.