В результате расширения пространства ЕС за счет Румынии и Болгарии Великобритания сократила квоты на участие российских студентов в так называемой «клубничной» программе по сбору урожая. Но копаться все лето на гламурных английских грядках не очень-то романтично, решили мы с однокурсниками и взялись за оформление документов для проекта Camp Ameriсa. Инвалиды. Люди с ограниченными возможностями

В рамках данной программы студенты со всего света съезжаются в США, чтобы поработать в лагерях, пообщаться со сверстниками из различных стран и попутешествовать на полученные карманные деньги. Заполняя объемную анкету участника, в графе, где спрашивалось, не против ли мы работать в лагере для людей с ограниченными возможностями, все мы поставили галочку.

После некоторых формальностей и милой беседы с американским консулом я приземлился в аэропорту им. Джона Кеннеди в Нью-Йорке и некоторое время спустя очутился в живописном летнем лагере Camp Anne с зелеными лужайками и деревянными домиками, хвойным лесом и гладким озером. Точно так же здесь оказались и 120 студентов из различных уголков земного шара. Все ребята старше 21 года, ведь работа с детьми-инвалидами с психическими и физическими расстройствами требует больших сил и немалого терпения все 24 часа в сутки.

Для детей здесь созданы самые благоприятные условия. Все вокруг пропитано чрезмерной заботой и строгим контролем. Почти у каждого свое меню, будь то наставления доктора или же собственные капризы типа диетического питания, заменителя сахара, обезжиренного молока.

Так, малыш Брендон ел только пюре со свиным паштетом, а Стиви – спагетти с сыром. Украинка Юля, которая теперь живет в США, постоянно просила чипсы исключительно в желтой упаковке. Почти все ели при помощи адаптированных кухонных приборов: это изогнутые ложки, порой двойные, вилки с поролоновой ручкой, пластмассовые тарелки с высоким бортиком, кружки, специальные сосуды для питья.

От работников, нарушающих свои обязанности, администрация избавлялась в считанные часы. Строгие правила требовали: никакого алкоголя в любых видах, курить можно только в отдаленном месте, никаких посторонних, регистрация при входе и выходе из лагеря, язык общения – английский. Как рассказал мой друг, попавший в обычный американский детский лагерь, у них было не так все сложно. Кухня – до отвращения простая, а в конце рабочего дня можно было приводить друзей.

В лагере, где пришлось работать мне, у каждого ребенка был собственный вожатый, с которым тот каждый день мог лепить из пластилина, рисовать, играть на клавишах и ударных, танцевать, смотреть любимые передачи, играть в футбол и баскетбол, кататься на лодке по озеру. При всем этом безопасность – на первом месте. Даже если в бассейне воды по пояс, купание только под наблюдением двоих спасателей, да и то после сдачи теста на плавание.

Вечером – медосмотр и прием лечебных препаратов. Затем – подготовка ко сну. Кстати, кровати там двойные: ребенок спит внизу, вожатый – на верхней койке. Двери и окна до утра под сигнализацией, на случай несанкционированного побега гипер-активных постояльцев. Дежурный несколько раз за ночь проверяет, все ли на месте, сухо ли в кроватях и т.д. Каждый вечер перед отбоем все ребята, за исключением дежурных, собирались в столовой на второй ужин. Здесь можно было отведать блюда китайской и индийской кухни, торты и эклеры, американский яблочный пирог, мороженое в ассортименте, пиццу и гамбургеры, карамель и шоколад. Вот так в Америке из студентов всего мира делали толстых и счастливых людей. Многим даже не удавалось заметить, как из-за «тлетворного американского влияния» откуда-то набегали лишние 10 кило.

В России принято постоянно напоминать, что хорошее лишь то государство, в котором заботятся о детях, стариках и инвалидах. В США это уже делается без каких бы то ни было напоминаний. Проблемы пожилых и людей, нуждающихся в специальном обращении, решаются успешно с активным привлечением общественности, спонсоров, государства и частных лиц. Ребенок с ограниченными возможностями не чувствует себя изолированным от общества и безбедно доживает до глубокой старости.

Андрей РУБЧЕНКО