Вера Григорьевна Голотина

Вера Григорьевна Голотина

В тридцать третьем ее родителей раскулачили. Забрали подчистую все хозяйство – пару коней, трех коров, нескольких овец, «неконфискованными» остались только четверо детей, мал мала меньше. Дальше – хуже: за несколько кочанов капусты, сорванных на колхозном поле, отца посадили в тюрьму. Потом освободили, но домой он уже не вернулся – умер в пути от истощения. Вскоре Вера с сестрой остались вдвоем, младшие не выдержали голода… Страшно вспомнить, что пережили. И если бы мать не вышла замуж и они не уехали бы из родного хутора Беликово Минераловодского района Ростовской области, их ждала бы та же участь.

Постепенно жизнь налаживалась. Вера жила в няньках у дальних родственников, и хоть работа была не мед, но все же надежный кусок хлеба. У матери родилось еще двое детей. Отчим был добрым, трудолюбивым человеком. Работал в колхозе воловщиком. Когда началась Великая Отечественная война, он вместе с другими односельчанами ушел на фронт, да так и не вернулся.

Мать со старшими детьми работала в колхозе с утра до поздней ночи. Пахали на быках – всю технику эвакуировали. вручную сеяли, снопы вязали, цепями молотили пшеницу, зерно веяли ведрами. Вера была работящей, смышленой девчонкой, поэтому ей доверяли и овец пасти, и коров доить.

Второго августа 1942 года в село Апанасенковское вошли немцы. Кое-кто из сельчан эвакуировался, но многие и остались. Запомнила Вера связного местного партизанского отряда по фамилии Гурин. Его дочь – учительница – тоже оставалась в селе. Она организовала своих учеников, чтобы те собирали сведения о расположении, передвижениях фашистов, а потом через отца передавала их нашим.

Когда освободили село от оккупантов, люди стали восстанавливать разрушенное хозяйство: уже не по принуждению, а от чистого сердца сдавали в колхоз коров с телятами, овец, птицу, приносили ведрами зерно, чтобы весной посеять пшеницу. «Все – для фронта!», «Все – для Победы!» – такие призывы они понимали буквально: собирали одежду для солдат, вязали носки, сдавали молоко, яйца, хлеб, чтобы приблизить победу. Сами же ели похлебку из травы и … сусликов.

В 1945 году Веру и еще нескольких подростков мобилизовали на строительство Егорлыкского канала. Запомнилось ей, что рядом с ними тоже рыли канал пленные немцы, но они были за колючей проволокой. Фашистов кормили гораздо лучше, они больше отдыхали, играли на губной гармошке.

Потом – радостный День Победы. Некогда было отдыхать, надо было восстанавливать колхозы. Работали за «палочки» день и ночь. Часто дома не бывали по 10-15 дней. Но то ли молодость, то ли время другое было: находили время для шуток, веселья, а как пели песни!

Можно сказать, обошло мою героиню женское счастье. Да и откуда ему быть? Сверстники ушли воевать, многие не вернулись. Сколько вдов, сирот оставила война! А любовь все-таки была. С Андреем они жили на одной улице, был он на два года старше. При встречах их глаза светились радостью. Однажды Вера вместе с женщинами привезла пшеницу на мельницу. И тут увидела колонну новобранцев. Все побежали искать своих знакомых, чтобы попрощаться. В толпе мальчишек Вера увидела Андрея. Девушка подбежала к нему, а он, быстро шагая по дороге, смущенно крикнул: «Вера, жди меня, мы вернемся!» Но не вернулся.

Она поздно вышла замуж, родилась дочь Галина, которая живет сейчас в Москве. Каждое лето бабушка ждет гостей, взрослых и маленьких. Жизнь течет – вот уже и правнучка растет, Аннушка.

Вере Голотиной есть что рассказать своим внучкам – у нее целый чемодан почетных грамот, есть медали. Она всю жизнь была активисткой, избиралась депутатом сельского Совета, где решались самые насущные вопросы: дела колхозные и житейские и благоустройство села.

Вспоминает она, как жили без радио, телефона, не говоря уж о телевизорах. Да и электричеством пользовались от движка. И хотя учиться ей не пришлось, книги читала запоем – при лампе или свечке.

В Дивное она переехала почти 40 лет назад. Работала на стройке охранником. И здесь заметили беспокойный характер Веры Григорьевны – она была активисткой многих общественных организаций.

Богатства за долгие годы Вера Голотина себе так и не нажила, привыкла жить скромно, зато люди ее уважают за душу светлую, сердце открытое. Она привыкла во всем экономить. Недавно, когда исполнилось восемьдесят, пенсия ее увеличилась сразу на целую тысячу. Женщина и растерялась – куда девать эти «лишние» деньги. Решила откладывать, чтобы подлечить глаза – плохо стали видеть. А без чтения она просто жить не может. Вот и «Ставрополку» читала, что называется, от корки до корки. Теперь от первой строки до последней ее слушает – читают ей гости и соцработники. Еще она сочиняет стихи и помнит их все наизусть, не записывая.

Несмотря на возраст, не сидит без дела эта женщина: дворик у нее уютный, чистый, да и огород в порядке. Расцвели в палисаднике цветы, зазеленели деревья в саду. Жизнь продолжается…