Единый государственный экзамен

Мы попросили прокомментировать позицию педагогов Оксану Власову, заведующую кафедрой психологии Северо-Кавказского государственного технического университета, кандидата психологических наук, тестолога.

– Оксана Георгиевна, не кажется ли вам, что главная боль письма в редакцию – в словах: «...от итоговой аттестации отстраняется «родной» преподаватель ученика... Это крайне оскорбительно для сотен тысяч учителей... Правительство фактически объявило о своем недоверии учителю...»? Письмо пришло сразу после того, как на пробном ЕГЭ по русскому языку педагоги у нас в крае впервые столкнулись с тем, что их ученики отправились сдавать экзамен в незнакомые школы незнакомым преподавателям.

– Пожалуй, я с вами соглашусь. Но ведь и десять, и двадцать лет назад, сразу после выпускных экзаменов в школе, абитуриенты сдавали вступительные в высших учебных заведениях – в той же незнакомой обстановке и «чужим» экзаменаторам. А вузовские преподаватели потом частенько недоумевали: в аттестате оценка по русскому языку высокая, а во вступительном сочинении 10-20 ошибок.

– Но, может быть, в этом для учителей и есть главный страх? Единый госэкзамен в заявленных условиях может дать более объективную картину – чему они детей научили, а чему нет. Ведь грамотность школьников, их умение правильно говорить и писать по-русски упали за последние годы катастрофически.

– Думаю, последнее не секрет ни для кого. Мы в университете боремся с голым, наглым скачиванием из Интернета рефератов и курсовых, особенно на младших курсах. А когда студенты пишут «собственноручные» заявления в деканат, допустим, о распределении на практику или объяснительные записки, порой приходим в ужас от их неумения выражать свои мысли, от многочисленных грамматических ошибок. Последняя часть единого госэкзамена по русскому языку, вариант «С», небольшое сочинение-рассуждение, как раз и проверяет эти навыки.

Но считать ответственным за такое положение только школьного учителя мне представляется неверным. Вы никогда не заходили на молодежные и подростковые форумы в Интернете? Там сложился сленг, в котором русская речь и правописание искажаются сознательно. Пишут «привед», а не «привет», «жи-ши» через «ы» и так далее. Дети рассматривают этот «язык» как знак принадлежности к особой общности, группе. И она, увы, не мала.

– А есть еще SMS-сообщения...

– А также телевидение и особенно молодежные радиостанции, которые эталоном по части русского языка никак не назовешь. Кроме того, дети сегодня очень мало читают. А знание языка – это не только знание правил грамматики и правописания. Это еще и наличие вербального интеллекта, который развивается от чтения настоящей, в первую очередь классической литературы. И учитель один на один со всем этим. Включая программы преподавания русского языка и литературы, которые не учитывают изменившуюся социальную ситуацию.

– Так что же делать? Чтобы не травмировать учителей и учеников, продолжать проводить выпускное сочинение по литературе, которое прошлые поколения списывали с бумажных шпаргалок, а нынешнее – из того же Интернета по мобильникам? ЕГЭ, на мой взгляд, реальная возможность посмотреть правде в глаза, увидеть объективную картину: как мы учим детей родному языку, который в лингвистике еще называют «материнским» и который они должны во всей полноте передать своим детям и внукам...

– Единый госэкзамен действительно может стать более объективной проверкой знаний, чем традиционные выпускные экзамены. Но при этом очень важно, чтобы хотя бы первые два-три года его результаты не влекли за собой каких-либо оргвыводов для школ. Картина-то общая для всей страны…

И дело не в том, что школьники стали хуже или педагоги их учат менее добросовестно, чем раньше. Дети – другие, растут в другом социуме. Их учить нужно по-иному. А подавляющее большинство учителей приобрели опыт преподавания в прежних социальных, профессиональных условиях. Так что на вопрос «что делать?» я отвечу: стараться удержать в школе молодых педагогов. Специалисты со стажем работы от пяти до десяти лет особенно чутки и способны к переменам, к реформированию. Их нужно холить и лелеять. И, конечно, как следует им платить. Иначе свои амбиции, энергию они реализуют в другом месте.

– Что, к сожалению, и происходит. К слову, если бы министерство образования края решилось войти в эксперимент по Единому госэкзамену не в этом году (то есть одними из последних в России), когда ЕГЭ по русскому языку стал обязательным, а несколькими годами раньше, как наши соседи ростовчане и краснодарцы, то и учителя, и школьники сегодня чувствовали бы себя более уверенно.

– Как тестолог могу сказать, что есть дети, которым присущ страх перед заполнением документов, бланков, процедурой тестирования. Они действительно могут показать заниженные результаты, если не было достаточной тренировки. Поэтому советую навыки тестирования у школьников вырабатывать начиная с младших классов. Хорошо подходят для этого международные конкурсы «Кенгуру» и «Русский медвежонок», представителем которых в Ставрополе является наш СевКавГТУ. Для старшеклассников такой практикой могут служить репетиционные экзамены в форме ЕГЭ, проводимые многими ставропольскими вузами. Важно, чтобы их результаты видели и анализировали учителя ребят…

Лариса ПРАЙСМАН