Сто лет – бабий век Про газету

«Ставропольскую правду» в Туркменском районе читают и любят. Наталье Скочко, начальнику управления труда и социальной защиты администрации района очень нравятся «Зеркало дня» и аналитические материалы о проблемах края. Елена Ибрагимова, стаж которой, как нашей читательницы, начался несколько десятилетий назад в розовом детстве, жалеет, что в последнее время стало меньше материалов об истории Ставрополья. Многие хвалили нашего собкора Надежду Бабенко за «душевные материалы о людях и их увлечениях», но сетовали на то, что, если аналогичные мероприятия проводятся в двух-трех районах одновременно, выбирает собкор свой – Апанасенковский. Ах, нам бы собкоров во все районы! Увы… Договорились, что сами жители Летней Ставки будут почаще звонить и в редакцию, и любимому журналисту.

Про женскую долю

Она и в сто лет может быть счастливой. О такой судьбе жительницы села Овощи Марии Шапрута рассказала сотрудник центра социального обслуживания населения Альбина Алашева. Бабушке Маше седьмого июня исполнилось сто лет. Хоть и давно на пенсии, но в добром здравии пребывает.

А вообще-то, столетние юбилеи в районе не редкость: третий год подряд такие вот праздники.

А если еще про женскую долю, то в роддоме делают ремонт, рассказала Зинаида Полонская. Новую аппаратуру устанавливают для выхаживания малышей. Значит, многие перестанут уезжать рожать в другие города. А у нас на работе, говорит Любовь Русанова, из 15 работающих женщин – три родили. Конечно, родовые сертификаты и та помощь, которую обещает государство, свое дело сделали. Но главное – женщины. Их желание рожать и растить детей.

Про памятники и память

Тему эту печальную подняла председатель районного совета ветеранов Валентина Шилко. Страшную картину представляют собой памятники ветеранам Великой Отечественной войны, которые умерли в пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века. В то время поставили им дети и родственники памятники, какие смогли, обихаживали могилки. Со временем памятники обветшали, разваливаются на глазах, а родные и близкие героев кто уехал, кто уже ушел навсегда…. Кто поможет не растерять эту память? В военкомате – нет денег. Военно-мемориальная компания оплачивает установку памятников только тем, кто умер после начала девяностых годов. У совета ветеранов и администрации дотационного района денег нет.

В Туркменском районе в живых остались 27 инвалидов и 127 участников войны.

Про главу

Очень хвалили жители Летней Ставки своего сельского главу: «все для села делает». При всячески критикуемой реформе местного самоуправления, факт удивительный. Дороги и, правда, в селе – любо-дорого посмотреть, сказать, что ни соринки на улице, – конечно, преувеличение. Но чисто. Под самый конец встречи пришли пацаны – Серега и Петя: «А вы наш спортивный клуб посмотрите, глава сделал». При отсутствии в районе стадиона вообще, клуб – конечно, спасение. Несколько теннисных столов, биллиардный, настольные игры, телевизор, при нем шикарный диван – чемпионат мира по футболу смотреть именно здесь собираются. При всем этом пацаны за три месяца, что существует клуб, не то что никакой инвентарь не сломали, но и сами берегут его. Все это, к слову сказать, для ребятни – бесплатно. Как и муниципальное кафе «Встреча», в котором проходят свадьбы, дни рождения и проводы в армию. Только один вывод напрашивается: муниципалитет может стать и быть не нищим образованием, глава которого только жалуется и дотации просит. Нужно работать. Как глава Летне-ставочного сельсовета Игорь Андрющенко.

Поблагодарить его просила и Людмила Кривко. На ее Лесной улице каждый год прежде был потоп: весной, летом и осенью. Лет двадцать подряд. Как и еще на нескольких улицах северо-восточной части села. И вот недавно за счет сельского муниципалитета сделали ливневку и другие «водоотводные сооружения».

Про нацпроект

Абдул Салех Эреджепов – индивидуальный предприниматель. Он – один из первого десятка фермеров района. Решает продовольственную проблему и сейчас. Собрался подключиться к национальному проекту, и понял:

– Эти проекты – не для нас, простых людей. Я, когда по телевизору услышал, обрадовался, поехал в минсельхоз, оформили меня в реестр. Я двадцать тысяч рублей потратил на проект. А кредит мне так и не дали.

Хотел Салех Эреджепов построить полнорационный комбикормовый завод. Востребованность в таком предприятии есть: можно птицу кормить, молодняк КРС и свиней выращивать. Тем более что сырье фермер сам выращивает. Окупился бы завод за год: все рассчитано и просчитано, немалые деньги за проект выложил. А все впустую. Сказали Эреджепову в Россельхозбанке: денег у него мало, всего 45 тысяч прибыли по декларации. Недоумевает фермер: я ведь в прошлом году мало заработал потому, что землю под парами оставил. В этом году ожидания хорошие. Я бы что-то еще мог заложить. Но даже разговаривать не стали.

– Это кредит для богатых, – констатирует фермер. – А мы как были бедными, так ими и останемся. Самое обидное, что решают нашу судьбу не местные власти, которые меня знают и рекомендовали (такие рекомендации в Туркменском районе получили всего 17 человек. – В.Л.), а люди, далекие от земли. Почему государство им доверило решать и судьбы кредитов, и судьбы крестьян?

И обидно. И непонятно.

Про национальное

Интернациональным житьем-бытьем в Туркменском районе гордятся. Много смешанных браков, «дети у нас получаются красивые», говорит, улыбаясь, одна из женщин.

– Мой сын – студент, только когда бывает в Ставрополе и приходится называть фамилию, чувствует себя нерусским, – рассказывает Елена Ибрагимова, – а здесь, в районе, никто и никого не делит.

– А какое туркменское национальное подворье на день края было, всем понравилось, – включается в разговор заместитель районного главы.

А какой национальный праздник был в апреле в Нефтекумском районе, вспоминает еще кто-то. Плохо, когда в районе появляются чужие. И начинают устанавливаться свои порядки. Тогда все равно, какой они национальности. С этим борются. Не кулаками, конечно, а вот такими праздниками, спортивными клубами и детскими площадками (их, кстати, только в Летней Ставке пятнадцать, причем двенадцать появились за последние пять лет).

– Одно плохо, – говорит пенсионер Полат Хаджиев, – ребятишкам-туркменам уже и не преподают практически родной язык в школах. А ведь была такая практика при советской власти. Кем они вырастут?

Действительно, кем? По облику – чернявые, с особым разрезом глаз, значит, нерусские. А говорить и писать могут только на русском, а на своем родном – только на бытовом уровне. Тяжелая эта проблема. Учебников и раньше не хватало, за ними на историческую родину ездили. А после того как Туркмения стала самостоятельным суверенным, там с кириллицы перешли на латиницу. Как и чему детей учить, вообще непонятно. В некоторых школах факультативно и в кружках туркменский преподают по старым учебникам на кириллице. Но вообще – проблема. Краевого уровня, считает Хаджиев. Что-то ведь можно сделать, чтобы хоть десяток учебников достать.

Есть и еще одна. В районе остался один бахши. Народный певец, которому далеко за семьдесят, живет в ауле Чур. Фольклор собирает, песни. Где бы найти хоть малые средства, спрашивает пенсионер, чтобы пять-семь одаренных ребятишек возить на уроки к бахши?

Про другое

Говорили со «Ставрополкой» и о многом другом. Не ремонтируется в Летней Ставке начальная школа, которая отметила недавно свой столетний юбилей. Форточку невозможно открыть, того и гляди вывалится. Дорого, оказалось, вывезти ребятишек на природу на школьном автобусе, говорила мама одного из них, представившаяся Светланой. Закрываются школы в маленьких населенных пунктах. А не будет школы – не будет и этих сел, убеждена еще одна мама. Хочется селянам, чтобы был в райцентре свой кинотеатр. Вопрос о его передаче в муниципальную собственность уже решается. Но где найти 70 тысяч рублей, чтобы получить лицензию на киноустановку, никто не знает.

И пусть не все из сказанного вошло в этот отчет. Разговор читателей со «Ставрополкой» продолжается.

Валентина ЛЕЗВИНА